Главная страница - Архив - 2013


02.09.2013   Пакт Молотова-Риббентропа как разрушитель Антикоминтерновского пакта

Последние 25 лет, говоря о пакте Молотова-Риббентропа, в Латвии обычно рассматривают его в контексте последующих местных событий. Между тем, пакт был и событием мирового значения, повлиявшим на ход истории человечества. В данном докладе будет рассмотрено лишь одно из его последствий – фактическое разрушение антикоминтерновского пакта. Этот фактор оказал огромное, а, возможно, и решающее воздействие на ход Второй мировой войны и, соответственно, на весь послевоенный мир.

Напомним, что антикоминтерновский пакт был заключен 25 ноября 1936 года между Германией и Японией. Этот пакт был заключен сроком на пять лет, причем предусматривалось, что стороны не будут заключать с СССР политических договоров, противоречащих духу этого пакта. Однако, 23 августа 1939 года между СССР и Германией был подписан договор, 4-я статья которого гласила, что ни одна из договаривающихся сторон не будет участвовать в какой-либо группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

По поводу этого и в мировой, и в латвийской прессе сразу же появились утверждения, что этот договор упраздняет антикоминтерновский пакт. Уже 24 августа 39-го года французское информационное агентство Гавас распространило заявление, что в Японии считают именно так. 25 августа 1939 года латвийская газета «Сегодня» сообщила о статье в крупной японской газете «Асахи», где по информации «Сегодня» говорилось, что антикоминтерновский пакт растоптан ногами. Ныне для нас представляет интерес то, как латвийская печать в августе 1939 года информировала об изменениях в японо-германских отношениях. Та же газета «Сегодня» за несколько дней до визита Иоахима Риббентропа в Москву утверждала, будто бы в Японии зреет правительственный кризис и это связано с тем, что японский генералитет считает необходимым более тесное военное сотрудничество Японии и Германии в рамках антикоминтерновского пакта. После подписания пакта Молотова-Риббентропа в Японии сменилось правительство. Но 4 сентября 1939 года новое японское правительство выступило с заявлением прямо проивоположного толка - о том, что Япония не станет вмешиваться в европейские дела.

Сообщали латвийские средства массовой информации в последние дни августа 1939 года и о фактах, свидетельствовавших о резком ухудшении отношений между Германией и Японией. Так, 26 августа 1939 года латвийское агентсво ЛТА распространило информацию, что Япония отказалась от переговоров с Германией, целью которых было укрепление пакта против Коминтерна. А японская делегация, которая ехала по приглашению Гитлера на съезд нацистской партии, изменила маршрут и направилась в Швейцарию, чтобы находится там до выяснения обстановки. Япония отказалась от некоторых спортивных контактов с Германией.

Чем же было вызвано такое резкое неприятие Японией пакта Молотова-Риббентропа?. Год назад в статье «Забытая советско-японская война» американский ученый Стюард Голдман связал неприятие Японией пакта Молотова-Риббентропа с военным конфликтом на реке Халхин Гол. Американский ученый пишет, что речь идет не о пограничном конфликте между СССР и Монголией - с одной стороны, и Японией - с другой, а именно о войне. Он отмечает: «В сентябре 1939 года советские и японские армии столкнулись на маньчжурско-монгольской границе, став участниками малоизвестного, но имевшего далеко идущие последствия конфликта. Это был не просто пограничный конфликт - необъявленная война продолжалась с мая по сентябрь 1939 года, и в ней приняли участие более 100 000 солдат, а также 1 000 танков и самолетов. От 30 000 до 50 000 человек были убиты или получили ранения. В решающей битве, состоявшейся 20-31 августа 1939 года, японцы были разгромлены».

Советскими войсками на Халхин Голе командовал Георгий Жуков, будущий маршал Советского Союза. Позднее в своих мемуарах Георгий Константинович отмечал, что на 20 августа 1939 года запланировал начало решающего наступления. Это наступление было успешным. К 27 августа 6-я армия японцев была окружена (заметим, что не везло в то время в войнах с СССР армиям, имевшим в названии цифру 6, достаточно вспомнить Сталинград и 6-ю армию фельдмаршала Паулюса). И вот СССР ведет операцию по разгрому и уничтожению крупных сил японцев, а немецкий министр иностранных дел Риббентроп приезжает в СССР и заключает пакт о ненападении.

Стюарт Голдман пишет: «Сталин тактически переиграл японцев и неожиданно для них предпринял одновременно военное и дипломатическое контрнаступление. В августе, когда Сталин тайно добивался альянса с Гитлером, Жуков сформировал вблизи линии фронта мощную группировку. В тот момент, когда немецкий министр иностранных дел Риббентроп полетел в Москву для подписания нацистско-советского пакта, Сталин бросил в бой Жукова... Одновременно Сталин заключил пакт с Гитлером, номинальным союзником Токио, и таким образом оставил Японию дипломатически изолированной и униженной в военном отношении».

Тот же Стюарт Голдман так характеризует политику СССР летом 1939 года: « В то время как Сталин открыто вел переговоры с Британией и Францией с целью создания антифашистского альянса и тайно пытался договориться с Гитлером относительно возможного союза, он был атакован Японией - союзником Германии и ее партнером по антикоминтерновскому пакту. К лету 1939 года стало ясно, что Гитлер намерен двигаться на восток, против Польши. Кошмаром Сталина, которого следовало не допустить любой ценой, была война на два фронта против Германии и Японии». Сталину удалось избежать войны на два фронта. 30 июня 1941 года МИД Германии обратился к Японии с призывом выполнить союзнические обязательства. Однако, 2 июля правительство Японии приняло решение: вступать в войну только в том случае, если немцы захватят Москву до 1 августа 1941 года. Иными словами, японцы готовы были участвовать в разделе трофеев в случае полного разгрома Советского Союза, но не собирались вести тяжелые бои против СССР. Это происходило, несмотря на то, что объективно Япония была заинтересована в победе Германии. Почему же Япония предпочла не вступать в войну? Стюард Голдман приводит мнение старшего офицера штаба по планированию операций в Императорской ставке, полковника Тсуджи, который уверял, что увиденная им в 1939 году советская огневая мощь, заставила его отказаться от нападения на русских в 1941-ом году.

Но только ли в успехе советских войск на Халхин Голе дело? Вполне возможно, что мы имеем дело со своего рода конфликтом цивилизаций.

Дипломатические традиции Европы в то время можно было выразить словами известного политика 19-го века о том, что у его страны нет вечных друзей, а есть только вечные интересы. С этой точки зрения в 1939 году пути друзей могли временно разойтись, но в 1941 году вновь появившиеся общие интересы способны были привести к возобновлению сотрудничества. Но не исключено, что японцы воспринимали ситуацию иначе, так как кодекс чести самурая не допускает предательства. В 1939-м году Япония была единственным сильным союзником нацистов. Больше столь сильных союзников до конца Второй мировой войны у Германии уже не было. Нежелание Японии воевать с СССР сыграло огромную роль в ходе Второй мировой войны.

Американский ученый Стюард Голдман отмечает «Если бы Япония решила в 1941 году двигаться в северном направлении, ход войны и самой истории мог бы оказаться другим. Многие считают, что Советский Союз не пережил бы войну на два фронта в 1941-1942 годах. Победа в сражении под Москвой и годом позднее - под Сталинградом - были одержаны с исключительно большим трудом. Решительно настроенный враг на востоке в лице Японии в тот момент мог бы склонить чашу весов в пользу Гитлера. Более того, если бы Япония двинула свои войска против Советского Союза, она бы не смогла в том же году атаковать Соединенные Штаты. Соединенные Штаты вступили бы в войну на год позже, и это произошло бы в значительно менее благоприятных обстоятельствах, чем в мрачной реальности зимы 1941 года. И как в таком случае можно было бы покончить с господством нацистов в Европе?»...

Александр Гурин, кандидат исторических наук

Комментарии


Осталось символов:  4124124