Главная страница - Архив - 2013


29.09.2013   Кризис образования в Латвии – политика против педагогики

Я утверждал и утверждаю, что на протяжении более 20 лет после провозглашения второй ЛР, образование в нашей стране находится в глубоком кризисе. Кто со мной не согласен, пусть докажет обратное.

 

Функционирование системы образования в ЛР, к сожалению, определяют не педагоги и учёные, не родители, а политики с националистическим душком.

 

Кто только не рулил за эти годы нашим многострадальным образованием, - и химик, и дизайнер, и недоучка магистрант и социальный антрополог. Сейчас министром является экономист.

 

Какие только нововведения не внедрялись горе-министрами: отменили учебные программы, затем ввели. Ввели предметы по выбору, затем отменили. Запретили российские учебники, затем этот запрет, втихаря, тоже отменили (кроме учебников истории и политологии), перечень можно продолжить.

 

Самый большой вред образованию в целом и детям в частности принесла изначально политизированная, абсолютно не научная псевдореформа 2004, введённая по предложению депутатов-нациков в последний день заседания VI сейма ЛР.

 

Суть её: с 1 сентября 2004 г. обучение в средней школе нацменьшинств осуществляется ТОЛЬКО на латышском языке.

 

Согласно принятому тогда закону, экзамены за курс средней школы выпускники тоже должны были сдавать ТОЛЬКО на госязыке.

 

Этот, продавленный национально озабоченными депутатами закон, противоречил и Всеобщей декларации прав человека (ООН, 1948 г.), и Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (ООН, 1992 г.), и Рамочной конвенции (Совет Европы, 1994 г.), и Гаагским рекомендациям (фонд межэтнических отношений, 1996 г.).

 

Увы, нашим доморощенным горе-политикам международные стандарты не указ.

 

Стремление ассимилировать наших детей и внуков, снизить их конкурентоспособность на рынке труда, вырастить Иванами не помнящими родства, - было и остаётся для них главной задачей, какими бы «фиговыми листками» они не прикрывали свою риторику. Это стремление сделало их слепыми и глухими по отношению к нашим просьбам, протестам, предложениям.

 

Они наплевали и на наследие своих предков. В законе об учебных заведениях Латвии от 8 декабря 1919 г., подписанном президентом Конституционного собрания, впоследствии первым президентом ЛР Янисом Чаксте, статья 39 гласила: «Обучение в школах должно осуществляться на языке семьи учащихся». В статье 40 записано: «Языком семьи учащихся признаётся тот язык, который называют родители при записи ребёнка в школу и на котором он может свободно излагать свои мысли», 41 статья предоставляла право государству и самоуправлениям открывать и содержать для нацменьшинств столько школ и классов, сколько необходимо для обучения их детей.

 

За время существования ЛР до 1934 г. количество латышских школ увеличилось на 43%, школ нацменьшинств – на 161%. Увы, после ульманисовского переворота с 1934 по 1940 г., количество школ нацменьшинств значительно сократилось, но деятельность их не прекращалась, а в тех школах на латышском преподавались сам латышский язык, история и география Латвии и военное дело для мальчиков. Остальные предметы преподавались на языке нацменьшинства.

 

Будучи депутатом VII сейма ЛР в 1998 г., я и моя фракция ЗаПЧЕЛ многократно предлагали исправить подлый и вредный для наших детей закон об образовании. Увы, правящее большинство депутатов все наши предложения отвергало.

 

1 апреля 2003 г., убедившись в том, что парламентским путём изменить этот закон невозможно, я собрал пресс-конференцию и призвал народ к ненасильственному сопротивлении против «реформы - 2004». Затем был создан Штаб защиты русских школ, во многих школах прошли протестные родительские собрания; до 1 сентября 2005 г. проводились беспрецедентные акции протеста: митинги, пикеты, шествия, сбор подписей, резолюции и заявления 2-х съездов, автопробеги и многие другие. Административным судом судили депутатов от ЗаПЧЕЛ Я.Плинера, В.Бузаева, А.Толмачёва и многих других активистов Штаба.

 

В результате мы не победили, но и не проиграли. Правительство и сейм частично пошли на попятную.

 

Чего мы добились?

 

Во-первых, сегодня закон предписывает проводить обучение 60% на 40%. Это плохо; научных оснований пропорции, как в водке, нет. Но всё же лучше чем ТОЛЬКО.

 

Во-вторых, выпускники средней школы задания экзаменов получают на госязыке , но право языка ответа остаётся за ними. И, если ответ на русском языке, - за это нельзя снижать оценку.

 

В-третьих, МОН боится проверять, сколько уроков проводится на латышском, сколько на русском, сколько билингвально. Власти боятся повторения протестов. Значит, многое зависит от директоров школ и учителей.

 

К сожалению, давление на русское образование продолжается. Давно уже все госвузы работают только на латышском языке; допустимы языки Евросоюза, но только не русский. Уже два десятилетия в ЛР не готовят учителей для русских школ, кроме учителей русской словесности. Что будет, когда уйдёт на пенсию старая гвардия учителей? У меня ответа нет.

 

В Курземе, я имею ввиду сельскую местность, уже давно нет ни одной русской школы. Большинство детских садов в районах уже тоже работают только на латышском языке. А недавно депутаты VL-TB/ДННЛ потребовали перевести на госязык обучение все ДДУ.

 

Кризис – трагедия – наша демографическая ситуация и т. н. оптимизация, т. е. закрытие школ. В советские времена в СССР было более 1 200 общеобразовательных школ; сейчас же лишь около 800. Ранее было 226 русских школ, осталось 84. Только за последние годы уволены более 5 000 учителей.

 

Ухудшилось качество образования как в латышских, так и в русских школах. Пару лет назад проректор Технического университета, профессор заявил в СМИ – средняя школа готовит дураков! Экс-министр Р.Килис в пух и прах раскритиковал наше высшее образование. Да и в международных рейтингах латвийские вузы, увы, не котируются.

 

Нет у наших педагогов точно сформулированного социального заказа со стороны государства и общества. В МОН работают, да и все годы независимости работали политические ставленники, юристы, экономисты и очень мало учителей и учёных педагогов. Ликвидированы НИИП и РИУУ.

 

Крайне низок, согласно исследованиям, патриотизм молодёжи, как латышской, так и русской и это тоже свидетельствует о кризисе.

 

По данным Евростат 44% латышей и 56% русских молодых людей связывают своё будущее с отъездом за границу. Это тоже, в моём понимании, трагедия, и кризис.

 

За годы независимости ЛР поменялись 18 министров образования и науки. Ни один из них не обеспечил проведение комплексного анализа состояния образования в Латвии от дошкольного, до вузовского.

 

Ни один не определил, что нужно сделать, кому, до какого срока, за какие средства и меру ответственности от учителя до самого министра для выведения отрасли из кризиса.

 

Школа пока ещё жива не благодаря министрам-калифам на час.

 

Она жива не благодаря их деятельности, вернее бездеятельности и не компетентности, а вопреки. Она жива благодаря народным учителям и хорошим директорам-подвижникам.

 

Но не может хорошо учить и воспитывать детей нищий учитель, недостаточно образованный учитель и всего боящийся учитель.

 

Наш учитель беден. В 2008 г. Его зарплата была значительно снижена. Экономический кризис, по словам премьера Домбровскиса, преодолён, но зарплата учителей низка и 1 сентября они не знают, сколько будут получить.

 

Пару лет назад читал статистику: лишь 9% выпускников педагогических программ вузов идут работать в школу – это тоже кризис.

 

Критика качества высшего образования в ЛР Р. Килисом, свидетельствует о том, что молодые учителя сами недостаточно образованны.

 

Ну и, наконец, боятся чиновников и латышские учителя, но вдвойне – русские. Далеко не каждый из них сможет доказать Госинспекции по языку, что в совершенстве владеет латышским, а значит, могут последовать репрессии, значит, - можно остаться без работы и нечем будет кормить семью.

 

В 2012 г. требования на госэкзамене по латышскому языку к выпускникам средних школ, работающих по программе образования нацменьшинств, в основном это русская школа, были приравнены к требованиям к выпускникам латышских школ.

 

По моему мнению, это несправедливо и даже подло: для латышей латышский язык, - это язык семьи; с первого класса у них все предметы изучаются на латышском; через весь курс обучения проходит изучение латышского языка и литературы.

 

Для наших детей латышский язык, - лишь один из изучаемых предметов, плюс в большей или меньшей степени билингвальное образование.

 

Это политическое решение было принято с одной целью: снизить возможность для наших детей и внуков обучаться в госвузах на бюджетных местах. Если перевести проценты в баллы, то наши дети в последние два года сдают латышский на 1 – 2 балла хуже, следовательно, на бюджетных местах в вузах учатся все меньше русскоговорящих студентов и это тоже элемент кризиса и доказательства того, что политика в Латвии определяет не только экономику, но и педагогику.

 

Какие же недостатки в школьном образовании способствуют кризису в системе образования?

 

По моему мнению это:

1.     недостаточное финансирование отрасли, низкая зарплата учителей;

2.     несовершенная материально-техническая база школ;

3.     нехватка учителей высокой квалификации;

4.     неудовлетворительный уровень дисциплины в школе;

5.     неудовлетворительное качество знаний учащихся;

6.     несоответствие школьной подготовки требованиям практики, а также требованиям обучения в вузе;

7.     недостаточно качественные и очень дорогие учебники;

8.     насильственное олатышивание школ, работающих по программе нацменьшинств;

9.     неэффективная система повышения квалификации учителей;

10.  запрет на подготовку учителей для школ нацменьшинств.

 

Что сегодня надо школе для выхода из кризиса?

 

Во-первых, не мешать, не пугать, не дёргать всевозможными нововведениями, а следовательно и проверками. Школе, учителям, детям, родителям нужны стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

 

Во-вторых, помогать: увеличить финансирование и в первую очередь зарплаты учителей. Нужно помочь учителю перейти от репродуктивного к развивающему обучению. Нужно избавить программы и учебники от излишнего информативного материала, а детей от никому не нужной зубрёжки.

 

Давно пора отменить в учебных заведениях все языковые проверки. Соответствует или нет учитель требованиям школы, должен определять директор и родители.

 

Предложения о нововведениях в школе должны поступать снизу, - от директоров школ, учителей, родителей. Функция МОН, - провести научный анализ предложений и поддержать, внедрять всё прогрессивное, полезное для повышения качества знаний и уровня воспитанности детей.

 

Пока политика будет определять педагогику, - выхода из кризиса в образовании не будет!

 

Новейший опрос «Латвийского барометра DNB» показывает: 62% латвийцев считают самой актуальной проблемой в школах недостаток дисциплины; 42% - нехватка хороших учителей; 30% - плохое материально-техническое обеспечение; 30% критически высказались о качестве образования; 25% злободневной проблемой считают насилие среди школьников; 23% - низкие зарплаты учителей.

 

Дети – категория абсолютная! Они не только наше будущее, но и наше настоящее! Задумаемся!

 

Я. Г. Плинер, доктор педагогики

Комментарии


Осталось символов:  4124124