Главная страница - Архив - 2013


14.11.2013   18 ноября 1918 года и Карлис Ульманис в контексте инициативы Э.Левитса по принятию преамбулы к Основному Закону Латвийской Республики

 

О провозглашении независимого Латвийского государства 18 ноября 1918 года в книге «История Латвии. ХХ век» (Рига, 2005 год) написано: «Историки по-разному оценивают правовые условия возникновения Латвийского государства. Некоторые квалифицируют 18 ноября как недемократический акт, называя его государственным переворотом. Упрекают, прежде всего, в узурпировании власти, сомневаются в легитимности принятого 18 ноября исторического решения. Высказываются также предположения о том, что идея независимости не была достаточно популярной среди латышей, что широкие народные массы с безразличием отнеслись к провозглашению государственности.

Упреки и возражения по поводу 18 ноября в основном не имеют под собой основания и не выдерживают серьезной критики. Обычно сам факт возникновения нового государства является актом и легитимным и революционным. Формирование Народного совета Латвии было самым тесным образом связано с правом латышского народа на самоопределение...» (1)

Однако мнение народа Латвии по вопросу образования независимого Латвийского государства представители латышской буржуазии в 1918 году не спрашивали, поскольку, как отмечают авторы книги, «народ Латвии – единственный суверен власти в государстве – не мог в конкретных исторических условиях свободно выражать свою волю. Присутствие оккупационных войск и предстоящее наступление большевиков не предоставляли никакой возможности организовать демократические выборы Учредительного собрания на территории Латвии». (2)

Присутствие на территории Латвии немецких оккупационных войск на самом деле делало невозможным организацию всеобщих и демократических выборов. Но была еще одна причина, по которой латышская буржуазия не считала возможным организовать народное волеизъявление, – народ Латвии не поддерживал ни сам Народный Совет Латвии, ни принятое им решение объявить о создании независимого Латвийского государства, ни принятое им же решение поручить К.Ульманису сформировать правительство Латвии.

Глава американской миссии в Прибалтике прямо писал об этом правительстве К.Ульманиса: «Нынешнее правительство де-факто Латвии крайне слабо и не представляет латышский народ. Оно было бы немедленно свергнуто, если бы состоялись народные выборы. Оно является самозванным правительством, созданным партийными вождями и людьми, которые взяли дела в свои руки в Риге и впоследствии были изгнаны из города наступлением большевиков». (3)

Примечательно, что в 1990 году, в самом конце существования Латвийской ССР (!), так же оценивал правительство К.Ульманиса и доктор юридических наук Юрис Боярс, который позднее стал очень радикальным в вопросах истории Латвии. В изданной Латвийским обществом «Знание» брошюре «О национальном вопросе в Латвии в свете ленинского творческого наследия»  он писал: «С разрешения немцев 17 ноября 1918 года в Риге был собран буржуазный Народный Совет, в который были приглашены и меньшевики. 18 ноября Совет провозгласил независимую Латвийскую Республику и создал «Временное правительство», которое возглавлялось лидером Крестьянского союза К.Ульманисом. Однако это правительство в то время не пользовалось достаточной поддержкой народа и оказалось неспособным установить контроль над Латвией. Латыши не хотели служить в воинских соединениях этого правительства, и к концу 1918 года правительству удалось сформировать только несколько латышских рот…». (4)

И после создания правительства Ульманиса немецкий оккупационный режим оставался единственной реальной силой в Латвии, – отмечает доктор исторических наук Лео Дрибин. (5)  

Характерно, что в созданных по указке германского командования латышских вооруженных формированиях не принял участия ни один старший офицер из латышских стрелковых батальонов и полков. Что же касается подполковников Оскара Калпакса и Яниса Балодиса, находившихся на службе в ландесвере, то оба они в начале 1915 года попали в плен к немцам, после чего перешли на сторону Германии, – указывали в 1987 году кандидат исторических наук Оярс Ниедре и доктор исторических наук Эмарс Пелкаус. (6)  

Адвокат Янис Чаксте, избранный председателем Народного совета, на заседании 18 ноября не присутствовал и своего согласия на избрание не давал. Адольф Кливе утверждает, что Чаксте в беседе с ним довольно отрицательно высказался об Ульманисе и заявил, что, «формулируя юридически, предпринятые К.Ульманисом совместно с социалистами М.Валтерсом и П.Калныньшем действия есть переворот, направленный против законной и международно признанной государственной власти – Национального совета». (7)  

О каком Национальном совете идет речь? Латышский Временный Национальный Совет (ЛВНС) был образован 16 ноября 1917 года в Валке девятнадцатью латышскими политическими деятелями. Председателем ЛВНС был избран юрист и редактор газеты «Latvija» Волдемарс Замуэлс, заместителем председателя – Карлис Паулюкс. В структуре ЛВНС были созданы комитеты: иностранных дел – председатель Янис Голдманис, финансовый – председатель Зигфрид Анна Мейеровиц, обороны – председатель Янис Рубулис, аграрный – председатель А.Калныньш, культуры – председатель Фрицис Витолиньш. Также были образованы две комиссии: комиссия по выборам Учредительного собрания (председатель В.Замуэлс) и комиссия (самая многочисленная по составу) по выработке текста Конституции Латвии (председатель В.Замуэлс). (8)

Именно ЛВНС в качестве высшего органа власти на территории Латвии 12 июля 1918 года признала Швеция. 23 октября 1918 года министр иностранных дел Великобритании Артур Джеймс Бальфур официально проинформировал делегата ЛВНС З.А.Мейеровица о том, что Великобритания также де-факто признает ЛВНС органом власти на территории Латвии, а самого З.А.Мейеровица – полномочным представителем этого органа власти в Великобритании. 11 ноября А.Д.Бальфур передал З.А.Мейeровицу письменный акт о признании Латвии де-факто. Таким образом, Швеция и Великобритания еще до 18 ноября 1918 года признали Латвийское государство.

«В этой связи, пишет латышский историк-эмигрант Адольф Шилде, возникает вопрос, была ли вообще необходимость объявлять 18 ноября о создании Латвийского государства?»  (9)

Для Ульманиса, который стремился к единоличной власти, такая необходимость, безусловно, была и заключалась она в том, чтобы отстранить ЛВНС от управления страной. Тем более, что лидеры ЛВНС не хотели сотрудничать с Ульманисом, потому что он опирался на немцев. Только за период с 22 ноября 1918 года по 4 января 1919 года немецкие оккупационные учреждения перевели Временному правительству Карлиса Ульманиса 3 миллиона 750 тысяч оккупационных марок. (10)

В свете сказанного как же оценивать дату 18 ноября 1918 года? В Первой Республике эта дата выполняла задачу прославления Карлиса Ульманиса, создавала основу для формирования его культа личности. Отчасти эту же задачу эта дата выполняет и после 4 мая 1990 года. Одновременно эта дата вычеркивает из истории любые другие инициативы решения вопроса о латвийской государственности, включая инициативы создания Советской Латвии в 1918 – 1919 гг. и существования Латвийской ССР в 1940 – 1990 гг. Также фактически принижается или даже сводится на нет и роль Учредительного собрания 1920 года, или, иными словами, народного волеизъявления. (11)

Как известно, правовую основу Второй Латвийской республики составил тезис западной латышской эмиграции (здесь, в первую очередь, нужно говорить о юристе Эгилсе Левитсе как об одном из авторов Декларации «О восстановлении государственной независимости Латвийской Республики» от 4 мая 1990 года) о непрерывности существования Латвийской Республики де-юре в период с 1918 года по 1990 год. Период советской государственности Латвии в 1919 году при этом просто вычеркивался из истории, а период советской государственности с 1940-го по 1990-й год обозначался как период так называемой «советской оккупации».

Принимая во внимание, что в 1975 году мировое сообщество на конференции Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в Хельсинки признало нерушимость границ и территориальную целостность государств, сложившихся в Европе после Второй мировой войны, что о пресловутой «оккупации» прибалтийских государств и якобы продолжающемся их существовании де-юре в Заключительном акте Хельсинкского Совещания не говорилось ни слова, нельзя не придти к выводу, что Латвия в тексте своей Декларации о восстановлении государственной независимости фактически заявляет всему миру о том, что она не признает Хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный главами 33 государств Европы, а также США и Канады.

Если бы все сводилось только к тому, какую позицию по этому вопросу занимала западная латышская эмиграция, то проблем с функционированием демократии и соблюдением прав национальных меньшинств в Латвии после 1991 года было бы намного меньше. Но тезис о непрерывности существования ЛР де-юре с 1918 по 1990 год поддержало СБСЕ (с 1993 года – Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе – ОБСЕ) в лице своего Верховного комиссара по делам национальных меньшинств Макса ван дер Стула. Иными словами, международная правозащитная организация, которая была создана именно с целью соблюдения странами-участницами международного права (в том числе собственных договоренностей), фактически поддержала курс на ревизию Хельсинкского Заключительного акта СБСЕ. И именно позиция СБСЕ-ОБСЕ предопределила то, что прибалтийские государства, получившие в 1991 году независимость, пошли по пути создания политических режимов, в основу которых были положены политическая реабилитация идеологии и практики этнократии и нацизма. Именно позиция СБСЕ-ОБСЕ сделала возможным активное наступление последователей идеологии этнократии и нацизма на итоги Второй мировой войны, включая территориальную целостность государств и сложившиеся после 1945 года в Восточной Европе границы.

Предложенный Э.Левитсом, судьей Европейского суда и председателем Комиссии по конституционному праву при президенте ЛР Андрисе Берзиньше, текст преамбулы к Основному закону Латвийской Республики был направлен не только на политическую реабилитацию идеологии и практики этнократического режима Карлиса Ульманиса, т. е., по сути, перечеркивал демократические основы Конституции Латвийского государства, но и на уровне Основного Закона предлагал закрепить нелегитимность народного волеизъявления в 1919 и 1940 годах. Фактически Э.Левитс предлагал на уровне Конституции отказать народу Латвии в праве самостоятельно решать свою судьбу, предоставив это право только правящей элите.  

28 октября 2013 года президент Латвии А.Берзиньш объявил о ликвидации Комиссии по конституционному праву и увольнении Э.Левитса с занимаемой должности. Казалось бы, можно сделать вывод, что это решение свидетельствует о победе демократии. Однако даже в случае снятия из политической повестки дня темы преамбулы к тексту Основного закона, как нарушающей его демократические основы, проблему в целом решение президента ЛР А.Берзиньша не устраняет. Латвийское государство до тех пор не сможет стать подлинно демократическим, пока в тексте Декларации о восстановлении государственной независимости ЛР от 4 мая 1990 года будут сохраняться те же самые положения, которые Э.Левитс рассчитывал закрепить на уровне Основного Закона. Латвийское государство будет оставаться недемократическим, пока государственная идеология будет основываться на тезисе об оккупации Латвии с 1940 по 1990 год и концепции о непрерывности существования независимого Латвийского государства де-юре с 1918 по 1990 год, а все законодательство будет основываться на этой идеологии.

 

Примечания:

 

1. Дайна Блейере, Илгварс Бутулис, Антонийс Зунда, Айварс Странга, Инесис Фелдманис. История Латвии. ХХ век. Издание подготовлено при финансовой поддержке Комиссии по демократии Посольства США в Латвии, Министерства иностранных дел Латвии, Посольства Латвии в Российской Федерации, Управления по делам гражданства и миграции и Государственного Фонда капитала культуры. – Рига, «Jumava», 2005, стр. 119 – 120. 

2. Там же. Стр. 120.

3. Восстановление Советской власти в Латвии и вхождение Латвийской ССР в состав СССР. – Рига, 1987. – Стр. 63.

4. Ю.Р.Боярс. О национальном вопросе в Латвии в свете ленинского творческого наследия. – Рига, Латвийское общество «Знание», 1990 год. – Стр. 35.

5. Лео Дрибин. Рождение Советской Латвии (1917 – 1919 гг.) – Опубликовано в сборнике «Латвия на грани эпох», Рига, «Авотс», 1987. Стр. 20.

6. Оярс Ниедре, Элмарс Пелкаус. Как латвийская буржуазия шла к власти. – Опубликовано в сборнике «Латвия на грани эпох», Рига, «Авотс»,1987. Стр. 33.

7. Оярс Ниедре. Еще раз о 18 ноября 1918 года. – Опубликовано в сборнике «Латвия на грани эпох». Выпуск III. – Рига, «Авотс», 1988. – Стр. 8, 10.   

8. Ādolfs Šilde. Latvijas vēsture. 1914 – 1940. Valsts tapšana un suverēnā valsts. – AD „Daugava”, 1976. – Lpp. 215.

9. Ādolfs Šilde. Latvijas vēsture. 1914 – 1940. Valsts tapšana un suverēnā valsts. – AD „Daugava”, 1976. – Lpp. 255.

10. Оярс Ниедре. Еще раз о 18 ноября 1918 года. – Опубликовано в сборнике «Латвия на грани эпох». Выпуск III. – Рига, «Авотс», 1988. – Там же. Стр. 10.

11. См. об этом: А.Дризул. История Великого Октября в Латвии. – Рига, «Авотс», 1987; Миллер В.О. Первое суверенное государство латышского народа. – Рига, «Авотс», 1988; Республика Исколата. – Рига, 1988 год; Воробьева Л.М. История Латвии: От Российской империи к СССР. Кн.1, 2. / Фонд «Историческая память», Российский институт стратегических исследований. – М., 2009.

 

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124