Главная страница - Архив - 2014


03.02.2014   Размышления об экономике Латвии.

Внешне в ЛР всё выглядит вполне пристойно – страна со всеми государственными символами и национальными аксессуарами – герб, гимн, флаг, сейм, президент, армия, полиция…

Сформулированы цели, принципы, написаны многочисленные пустые программы. Президент, премьер, министр иностранных дел регулярно ездят по миру, рассказывают сказки, создавая приятный образ Латвии.

Всё это – видимость, пиар. На самом деле в стране идёт необъявленная гражданская война. Принцип её - разделяй и властвуй. Кодовое слово - «интеграция». Разве в такой стране может быть нормальное развитие экономики? Не может.

Все годы второй независимости ЛР, страна пытается идти вперёд с головой повёрнутой назад: мифологизация К. Улманиса, героизация легионеров Waffen SS, бредни об оккупации Советским Союзом первой ЛР.

К. Улманис 15 мая 1934 г. совершил антиконстуционный государственный переворот. «СС» и все его формирования заклеймил в 1946 г. Международный Нюрнбергский трибунал.

Что же касается оккупации, то говоря простым языком – это грабёж со взломом и мордобоем, в результате чего хозяева остаются нищими.

Каковы же результаты так называемой оккупации СССР Латвии?

В 30-х годах прошлого века объём национального промышленного производства в ЛР составлял 162 млн. долларов, по 42 доллара на одного жителя в год. В промышленности ЛР всего работали 117 тыс. человек; в среднем на каждом предприятии – 19 человек.

К 1970 г. объём внутреннего национального продукта в Латвии, в расчёте на одного жителя, превысил японский. В Латвии – 2406 долларов, а в Японии – 2365 долларов.

К середине 80-х годов относительно 1940 года, показатели ЛССР достигли:
- объём промышленного производства вырос до 13 млрд. долларов (в 80 раз);
- объём продукции сельского хозяйства вырос в 1,7 раза, при сокращении числа работающих в 4 раза;
- инвестиции в основные средства производства за это время составили 95 млрд. долларов, а всего за годы «оккупации» - до 120 млрд. долларов;
- товарооборот розничной торговли в сравнительных ценах вырос в 15 раз.

Что мы имеем сегодня, после 23-х лет независимости, всем известно. Латвия является самой бедной страной из 18-и стран еврозоны и одной из самых бедных в ЕС. Мы являемся аутсайдерами по всем экономическим и жизненным показателям – по размеру пенсий и зарплат, по уровню смертности и по количеству людей уехавших за рубеж. Безработица у нас по-прежнему достигает 10 %.

За годы так, называемой независимости, меняющиеся как перчатки на руках франта, правительства ставили себе различные цели: вступить в общий рынок, в ВТО; вступить в НАТО, вступить в ЕС, вступить в Еврозону, но никогда не выдвигали на первый план национальные интересы своей страны, её населения. Это: возрождение промышленности; улучшение благосостояния народа; снижение смертности и увеличение рождаемости.

Наука, образование, культура, здравоохранение уже более двух десятилетий отодвинуты на задворки и финансируются по явно недостаточному принципу.

Вернее, об интересах населения нам говорят перед каждыми выборами, но врут, обманывают легковерных людей. Депутаты забывают о своих обещаниях на следующий день после выборов, народ их забывает через три месяца и на следующих выборах опять наступает на те же грабли, голосует за тех, кто уже был у власти и обманул.

Как известно, мы давно живём при капитализме. Конкурентоспособная ЛССР – в то время высокоразвитая страна с 73 % - ами подушевного дохода от дохода в США к концу 80-х годов, цивилизованной Европе была не нужна.

Через 10 лет ЛР пригласили к началу переговоров о вступлении в ЕС. К этому времени, при попустительстве и даже пособничестве правительств ЛР, конкурентоспособная промышленность в Латвии была уже практически уничтожена!

Приведу хронологию начала процесса. В июле 1992 г. был введён латвийский рубль, приравненный по курсу к советскому. В августе того же года Банк Латвии повысил курс рубля на 30 %. Далее этот курс повышался ежемесячно; латвийская продукция становилась всё дороже. Покупатели от неё отказывались. Наши заводы лишились рынка сбыта и обанкротились. Во втором полугодии 1992 г. было уволено уже 20,6 тыс. рабочих. К 1997 г. – уже 186 тыс. рабочих. Было уничтожено: 78 % текстильного производства; 95,6 % производства бумаги; 98 % производства дизелей; 92 % производства радио; 98 % производства вагонов; 92 % автобусов. Всего уцелело 38 % производства. Из серьёзных заводов остался только «Лиепаяс металургс», который сегодня уже почил в бозе, как погибло и производство сахара в Латвии – закрыты все три завода в Елгаве, Екабполсе и Лиепае.

Такие действия властей я расцениваю как измену национальным интересам, как предательство, но в ЛР никто, ни за что не отвечает.

К тому времени производство мяса было уничтожено на 81,5 %, молока – на 58%, яиц – 51,5 %.

По данным отчёта ООН о развитии человека за 2000 г., национальный доход на душу населения по сравнению с США составил не 73 %, как это было до устранения конкурентов, а лишь 7,8 %. Так закончился первый этап вступления Латвии в ЕС.

Вспомните, в переговорный период с ЕС, народу Латвии обещали чуть ли ни молочные реки, кисельные берега и манну небесную, но, как всегда, обманули. Накануне вступления ЛР в ЕС было ясно, что в ЕС нашу страну ждут рост цен на всё – продовольствие, табак, алкоголь, газ, бензин, солярку, транспорт; исчезновение дешёвых лекарств, смерть рыболовства, вымирание национальной торговли, остатков производства и т.д., и всё же 67 % граждан на референдуме распрощались с непривычной для страны независимостью и проголосовали за вступление в ЕС.

В Евросоюзе мы быстро ощутили повышение цен на энергоресурсы и тарифов на квартплату и коммунальные услуги, а также повышение налогообложения в соответствии с европейскими требованиями. Лишь зарплаты, пенсии и пособия для большинства населения остались нищенскими, да увеличилось количество латышского чиновничества.

Не считая кризиса в 2008 – 2009 году, правительства и до, и после убеждали народ о стремительном развитии нашей экономики, - врали, конечно. Дурили головы макропоказателями, но в кошельках от этого больше денег не становилось.

На протяжении всех лет независимости ЛР, смертность в Латвии на 10 – 12 тыс. человек в год превышает рождаемость. Я утверждаю: «Страна с сокращающимся населением не может демонстрировать экономический рост». Даже во время кризиса, правительство спасало не столько людей, сколько скандинавские банки, а для человека – спасение утопающего было делом рук самого утопающего.

Хоть и говорим мы сегодня об экономике, но самой изначальной ошибкой ЛР, если не преступлением, я считаю закон о гражданстве, закон о языке и закон об образовании. Если и в будущем не демократизировать эти законы, если не привести их к нормам общечеловеческих ценностей, если и дальше идти на поводу у национал-радикалов, то не будет в Латвии ни патриотизма, ни развитой экономики, ни благосостояния, ни социальной защищённости людей. Мы так и останемся периферийным аппендиксом Европы.

По-прежнему будут закрываться школы и больницы; по-прежнему будут процветать коррупция и теневая экономика, по-прежнему будут нищенствовать пенсионеры и уезжать за границу экономически активные люди.

Только лишь на торговле, транзите, туризме и банковских услугах Латвийское государство развиваться и преуспевать не сможет никогда.

В Латвии за последние 23 года министерством экономики и не только разработаны чуть ли ни десяток программ и концепций развития экономики и страны в целом. Все они так и остались на бумаге. Ни в одном из этих документов, начиная с 1992 года, не вскрыты причины разрушения промышленности Латвии, а если не изучены причины, то и результаты мероприятий по возрождению остаются лишь пустой бумагой, содержание которой ничего не даёт, да и никто о ней не помнит после смены очередного министра. Фразы: «обеспечить, повысить, углубить» для развития экономики ничего не дают.

Мы живём с вами в украденном государстве. Погуляв на свободе, промотав и своровав всё, что для него построил Советский Союз, Латвия сдалась полностью Европейскому союзу, без каких-либо условий; не умея или не желая отстаивать в нём свои интересы. Евросоюзу же нужен только наш рынок и голые, голодные потребители. Потому-то они платят нам за то, чтобы мы не ловили рыбу, не пахали свои поля, не производили сахар; в общем – не мешали им на рынке.

В условиях рыночной экономики успех определяют те, кому принадлежит рынок. Если до 70 % нашего рынка принадлежит иностранцам, то им и принадлежит успех! Богатыми, кроме отдельных латвийских бизнесменов и банкиров, стали и чиновники, которые на протяжении двух десятилетий способствовали иностранцам в приобретении и освоении латвийского рынка. Бедность нашей страны – от недостатка их ума и честности!

Не могу не сказать о том, что мы столь бедны и потому, что не устаём «воевать» с Россией, вернее лаем на неё, как Моська на слона. Надуваем щёки, мы, мол, члены НАТО и ЕС, нам и сам чёрт не брат, а на этом теряем и бездонный рынок сбыта, и инвестиции, и рабочие места, и налоги. Соответственно теряем деньги на здравоохранение, образование, культуру, пенсии.

Несмотря на утверждения экс-премьера Валдиса Домбровскиса о выдающихся успехах латвийской экономики, в последние годы, я заявляю, что экономика Латвии едва дышит на ладан и переход на евро её не поднимет, как говорят в народе, хоть бы хуже не было. Увы, будет.

Политики спокойны. Напугают своих избирателей истеричными криками: «Латышский язык в опасности!», «Латыш не сдавайся!». Покажут свои фото по TV, в платной рекламе, пообещают решить все проблемы и народ опять стройными рядами пойдёт голосовать за тех же, кто их не раз обманывал… и опять их всех выберут. Они правы. Так и будет. И им совсем не нужно знать кто, как, в какие сроки и за какие средства будет поднимать экономику Латвии и благосостояние народа.

Янис Райнис ещё в 1924 году говорил, что наших депутатов ничего, кроме своих интересов, не интересует. С этого времени прошло 90 лет, но мы так ничему и не научились: ни экономике, ни выборам. Научимся ли? Сомнительно.

Яков Плинер,
Доктор педагогических наук

Комментарии


Осталось символов:  4124124