Главная страница - Архив - 2014


16.03.2014   В Риге состоялось традиционное шествие легионеров Ваффен СС

            В Риге состоялось традиционное шествие легионеров Ваффен СС и их молодых, но вполне себе оперившихся сторонников. Многие журналисты и обозреватели уже успели окрестить коричневое мероприятие образца 2014 года чуть ли не самым мирным шествием. Однако есть одна вещь, которая меня умиляет в лингвистическом плане: уже в который раз в этом году в публичном пространстве используется вежливая политкорректная формулировка «так называемые антифашисты». Ведь без этого существенного добавления «так называемые антифашисты» превращаются в нормальных антифашистов и де-факто, и де-юре. Им, по законам логики оппозиции, на другой стороне баррикад должны быть противопоставлены фашисты. Вестимо, мы дожили до того, что «ключевых» участников парада «фашистами» назвать нельзя даже в кавычках и даже косвенно, потому что они немедленно обидятся, растроятся и заплачут. Поэтому приходится служителям пера и микрофона красиво выходить из положения, сглаживая острые углы с изящной простотой и милой, обезоруживающей улыбкой на устах.

 

            Второй момент, который уже вовсе не умиляет, а откровенно раздражает — постоянное навязчивое сличение двух дат, которые нормальный человек, будучи в здравом уме и твёрдой памяти, никогда рядом не поставит и даже не допустит намёка на их сопоставление: 16 марта и 9 мая. Честно признаюсь, не хватает мне терпения и выдержки, когда я слышу это.

            Сама история этого «Дня памяти», как мы знаем, полна лицемерных недомолвок и циничных противоречий. Ведь в этот день в 1935 году был образован Германский Вермахт, а также была введена всеобщая воинская повинность, что повлекло за собой мобилизацию молодых людей, которая во многих случаях проходила принудительно. Так мы этот день на самом деле отмечаем или как? Вермахт, между прочим, тоже был неоднократно осуждён как организация преступная, ведь на оккупированных территориях СССР немецкие солдаты принимали участие в кровавых нацистских преступлениях, чему имеются многочисленные свидетельства.

            Между прочим, событие 16 марта 1935 года явилось одним из самых серьёзных нарушений Версальского договора, а Англия и Франция, будучи столпами и гарантами послевоенной системы мирного урегулирования, преступно закрыли глаза на опасные игры в гитлеровском Рейхе. Более того, официальные лица «Антанты» ограничились мутными заявлениями в жанре вежливого и толерантного несогласия с шалунишкой-Гитлером. Нацистский зверь и до этого при попустительстве западноевропейских демократий позволял себе слишком много, но после этого сорвался с цепи и начал заглатывать целые страны.

 

            И вот 16 марта 1944 года впервые в истории встречаются 15-ая и 19-ая гренадёрские дивизии, костяк которых составили участники национальных коллаборационистских формирований, в том числе и бригад местной самообороны. Эти бригады в первые дни нацистской оккупации принимают горячее участие в жутких расправах над собственным населением. Две дивизии встречаются при странных обстоятельствах: в это время происходят бои под Ленинградом, когда советская армия идёт в наступление, а латышские армейские формирования совместно сражаются ради того, чтобы не допустить освободительного продвижения частей Красной армии. Очевидные, давно известные факты, но напоминить их было бы нелишним. Маргинальные коллаборационисты, остервенелые боевики-националисты, с началом нацистского правления уверовавшие в собственную безнаказанность и давшие полную свободу своим садистским наклонностям — в современной историографии их торжественно именуют «борцами за свободу Латвии» — пытаются остановить продвижение войск государства, которое фактически в одиночестве борется с нацистской человеконенавистнической идеологией, на счету кабинетных теоретиков и полевых практиков которой сотни тысяч, а 16 марта 1944 года — даже миллионы погубленных жизней и судеб.

            С учётом всех обстоятельств возникает наивный вопрос: неужели не нашлось другого «дня памяти»? Или другого дня здесь не могло быть изначально?

 

            С другой стороны — 9 мая, День победы. Светлый чистый праздник спасения мира. Комментарии здесь излишни. И на протяжении многих лет в современной Латвии навязчиво моделируется параллель между этими двумя датами. Обе даты считаются «провокационными», «опасными» и «маргинальными». Так говорят местные Заратустры: бывшие и действующие главы МИДа и прочие чиновники, которые не хотят упасть в грязь лицом ни в прямом, ни в переносном смысле. У них ведь аккуратно сидящие галстуки и гладко выглаженные белые воротнички. И вдобавок — кристалльная репутация, которой нельзя рисковать.   

            В то же время отчётливо проступают новые тенденции: 18 ноября и 11 ноября — это вялое безыдейное празднование для аморфной массы сероватых людишек, в то время как 16 марта — это патриотическое действо для конкретных латышских пацанов, которые не прогибаются под обстоятельства и готовы нести знамя победы и свободы с гордо поднятой головой, не опасаясь «репрессий» со стороны правительственных кураторов. Это наш день, это наш памятник, это наша земля —  этой идологемой обезоруживаются все.

            Этнократические партии изящно разыграли техническую рокировку с акцентом на «священную жертву»: Цилинскис принял участие в шествии и ему нечего стеснятся. Электорат Нацблока доволен — он увидел то, что ожидал увидеть. Доволен и Нацблок, потому что он не теряет самое денежное и тучное министерство, в котором можно делать реальные деньги, что отнюдь не мешает манифестированию националистической концепции. Идея — это одно, бизнес — совсем другое, им не по пути, но никто же не мешает им шагать разными дорогами. Дифференциация превыше всего.

            Довольно и «Единство», которое в очередной раз гладит себя по головке, приговаривая — какие же мы умные и предусмотрительные, какую эффектную комбинацию мы придумали. Ведь Валдис может теперь честными глазами смотреть на своих высокопоставленных партнёров в страсбуржско-брюссельских коридорах, потому что ни одно позорное пятно не пало на его будущий еврокомиссарский мундир. Де-юре ни один член правительства не засветился в «день памяти».

            Довольны и рижские власти, которые провернули не менее изящную и эффектную операцию по оттеснению «так называемых антифашистов» к Бастионной горке — фактически на отшиб ура-партиотического марша конкретных латышских пацанов. Которых не надо раздражать, ведь это просто электорат со своим взглядом на жизнь, пусть и не совсем стандартным и традиционным. Но ведь у нас впереди — страшно представить — аж две предвыборных кампании и каждый голос, особенно в латышской глубинке, которая уже даже не Диканька — дороже веса золота. Нельзя никого обижать — умно подумали в Думе — и распределили пасьянс в пространстве так, чтобы всем было удобно и глаз радовался. В результате мы наблюдаем классическую мизансцену, когда все вроде бы довольны и всем как будто хорошо — но коричневый запах-то остался, более того,  он стал гуще и выдержаннее.

 

            Ни для кого не секрет, что число участников коричневого мероприятия 16 марта с каждым годом возрастает. Численный прогресс налицо. Больше 1000 человек является в этот день для того, чтобы приобщиться к национальной элите. Мы видим, что это мероприятие имиджевое, на него ходить и престижно, и модно. Число «так называемых антифашистов», увы, остаётся неизменным, чему есть причины. Во-первых, Рига не Дрезден, а Нил Ушаков — не Хельма Орош. Во-вторых, официального призыва выйти и воспрепятствовать проведению марша не следует, так что нашим людям психологически выгоднее отсидеться дома вместо того, чтобы пойти протестовать и бросатся на амбразуру, тем самым «поддаваясь на провокацию». Зачем лишние стрессы и переживания, когда и своих бед выше крыши. Так что день 16 марта, этот манящий полузапретный плод, у нас де-факто превратился в день народного единства. Простите, недописал то, что и так уже давно очевидно — День латышского народного единства. То есть на наших глазах и при нашем молчаливом согласии смоделирован латышский день победы, латышское 9 мая. А что, разве нет?

            И вроде бы всем хорошо, но что-то не то, не правда ли? Уж слишком коричневой становится Латвия. И как бы не настал момент, когда игра закончится и всем станет по-настоящему страшно.

 

Комментарии


Осталось символов:  4124124