Главная страница - Архив - 2014


31.03.2014   РУССКИЙ СПЛАВ

РУССКИЙ  СПЛАВ

 

 

«…Нас расклеили, распаяли, - В две руки развели, распяв, - И не знали, что это – сплав», - Эти строки Марины Цветаевой очень личные. Но они гениально описывают нынешнее состояние души русского народа. Народа, «расклеенного и распятого» в 1991 году и только сейчас убедившегося в том, что он – сплав.

 

За эти двадцать с лишним лет мы, в одночасье оказавшиеся за пределами России русские люди, чувствовали себя отпаянной деталью изношенного механизма. Слово «соотечественники», которым нас обозначила Россия, звучало пренебрежительно или утилитарно, но никогда – любовно.

 

Отчего же все вдруг наполнилось смыслом? Видимо, давно знакомые слова «Севастополь – город русской славы» и «Киев – мать городов русских» проявили свою магическую силу.

 

Коллеги в Европарламенте удивляются: Татьяна, куда подевалась Ваша обычная сдержанность? Почему столь страстно бьетесь за свою правду об Украине?

 

Действительно, почему? Да потому, что Украина является ни с чем не сравнимым примером преступности операции, в одночасье распаявшей страну по сухим географическим пунктирам. Именно эти пунктиры стали границами новых 15 государств.

 

Ни у одной другой советской республики не было стольких территориальных изменений, как у Украины. Границы менялись в 1923, 1939, 1945 и 1954 годах. Причем только в сторону расширения. В пределах Украины оказались миллионы человек, принадлежащих к разным культурам и использовавших несколько языков. Однако после 1991 года независимая Украина сочла возможным пойти по пути «государства украинцев». Впрочем, мода игнорировать иноязычную часть своего народа оказалась заразной. Только одна из новых стран, возникших на территории бывшего СССР, объявила себя многонациональной федерацией. И это была Россия.

 

Политикам из западной Европы, привыкшим мыслить категориями наций, я не устаю объяснять, что в границах Украины проживают разные народы. Рассказываю на  примерах из своей биографии. В 1980 году я защитила в Донецке кандидатскую диссертацию. Ее название: «Случайные линейные операторы в Банаховых пространствах». Стефан Банах – знаменитый польский математик, живший и работавший во Львове.

 

Донецк и Львов. Сейчас это два украинских города. Но принадлежат ли они одной культуре? Донецк – ныне миллионный город, в прошлом шахтерский поселок Юзовка Екатеринославской губернии, стопроцентно русскоязычный. Сразу же после революции, в 1918 году, он вошел в РСФСР. Тем не менее, вопрос принадлежности города и всего Донбасса обсуждался до 1923 года, и, в конце концов, был решен в пользу Советской Украины. А вот польский Львов вошел в состав УССР в 1939 году благодаря «пакту Молотова-Риббентропа». И Стефан Банах стал тогда членом-корреспондентом Академии наук УССР. В годы фашистской оккупации Банах подвергся изощренным издевательствам. Чтобы выжить, учёный предоставил себя для медицинских экспериментов в клинике, занимавшейся разработкой противотифозной сыворотки. После освобождения города Банах возглавил физико-математический факультет Львовского университета, но уже не надолго. Здоровье было подорвано, и 31 августа 1945 года великого математика не стало.

 

Культурное многообразие Украины поражает. Настоящим Вавилоном является Закарпатье. Здесь помимо украинцев и русских, живут русины, венгры и румыны. Попытки создать русинскую автономию закончились для моего давнего знакомого, протоиерея Димитрия Сидора из Ужгорода, возбуждением против него в 2008 году уголовного дела за «призыв к сепаратизму». Пригласив после этого отца Димитрия вступить в возглавляемый мной Европейский русский альянс, мы немного остудили репрессивное рвение властей национального украинского государства.

 

Украина была объявлена унитарной страной согласно принятой после распада СССР Конституции. То, что в той же конституции было прописано наличие автономной республики Крым, унитаризму не помешало: уж очень скудные правами получила эта автономия. Даже использование русского языка в Крыму было полузаконным вплоть до 2012 года, когда был принят Закон о региональных языках. Устное общение было легализовано, но в делопроизводстве продолжал использоваться только украинский язык. И вот сейчас новая «революционная» власть в Киеве не нашла ничего более «дружественного» по отношению к своим русскоязычным согражданам, чем отменить даже этот компромиссный закон.

 

Мои оппоненты из Европарламента повторяют ничтоже сумняшеся, что «с русским языком на Украине все в порядке». Мы, мол, в Киеве и Севастополе бывали, русский язык на улицах слышали, а, значит, ему ничто не угрожает. В недавней телевизионной дискуссии об Украине «уличные» аргументы пытались приводить английский и польский депутаты, представители моноязычных стран! Мне для поиска контраргумента далеко ходить не надо. В Страсбурге, где собирается на сессии наш парламент, сейчас на улицах не услышишь эльзасского языка, хотя тридцать лет назад он преобладал. При этом говорить на улице на нем не запретили. Но ассимиляция, проводимая через систему образования на французском, сделала свое черное дело.

 

Кроме войны с языком, на Украине велась и борьба с памятниками. Рассказанная мне депутатом Вадимом Колесниченко история о том, к каким хитростям им пришлось прибегнуть для установления в Севастополе памятника Екатерине Великой, достойна детектива. Тут и война разрешений и запретов, и обманные маршруты доставки, и коллективная оборона площади в ожидании, когда схватится соединяющий памятник с постаментом клей, и потасовки с ненавистниками легендарной российской императрицы.

 

Этот популярнейший сейчас памятник стоит в центре, недалеко от Графской пристани. Но самое удивительное для меня место в Севастополе находится в стороне от туристических маршрутов. На холме, возвышающемся на Северной стороне, стоит храм-пирамида св. Николая – общий памятник погибшим в Крымскую войну защитникам города. По склонам холма – могилы. Братские, где похоронены сотни солдат, и индивидуальные захоронения офицеров и генералов. Отец Георгий Поляков, настоятель храма, является настоящим подвижником – им проведены колоссальные работы по восстановлению мемориала. Отец Георгий говорит, что этот храм является Престолом над могилами Воинства Святого. И добавляет: это они, воины, научили нас, как надо любить, как надо верить и как надо защищать Отечество, если понадобится.

 

Только что народ Крыма проголосовал за Россию.  Разъединенные когда-то по воле недальновидных политиков две части одного целого вновь стали сплавом.  Наши братья – украинцы и русские на Украине продолжают переживать времена смуты и разлада. Мы молимся за них, и за то, чтобы наше духовное отечество – русский мир вышел из нынешних испытаний более сильным и мудрым.

 

 

Татьяна Жданок,

депутат Европейского парламента

 

на фото:
Храм -пирамида св.Николая - общий памятник погибшим в Крымскую войну защитникам Севастополя;
Татьяна Жданок и отец Георгий Поляков настоятель храма св. Николая.

Комментарии


Осталось символов:  4124124