Главная страница - Архив - 2014


13.06.2014   Режим Годманиса-Страуюмы опаснее мировой войны

24 года назад, 4 мая 1990 года Верховным Советом Латвийской Советской Социалистической Республики  была принята Декларация о независимости Латвии. Через три дня, 7 мая 1990 г., правительство возглавил физик-барабанщик Ивар Годманис, начался отсчёт новой эпохи. С этого момента власть непрерывно находится в руках Народного Фронта и его сменяющих друг друга политических реинкарнаций: «Латвийского Пути», «Народной партии», «Нового времени», «Гражданского союза», «Единства» и т.д. В  коалициях с разнообразными  партнёрами эти силы до сих пор являются стержнем правящего режима.

На начало 1990 года в Лавтии проживало 2 668 140 жителей. Сразу же после прихода НФЛ к власти в Латвии, впервые в её истории, начался длительный период ежегодного непрерывного сокращения численности населения.  На начало мая текущего года, после 24 лет «независимости», нас осталось, по официальным данным, 1 997 500 человек. Потери составили 670 640 жителей, что составляет 25,1%. Для сравнения, во время Второй мировой войны Латвия потеряла около  400 000 жителей, что составило около 20% от довоенной численности. Таким образом, потери Латвии в населении за годы деятельности НФЛовских правительств в 1,7 раза превышают потери населения во Второй мировой войне. Существенно выше они и в процентном соотношении.

Точка невозврата

Но самое страшное не в том, что сделали НФЛовцы и их наследники со страной в прошлом и настоящем, а то, какое будущее они уготовили Латвии. Главное богатство нашей страны - это наши люди. Для того, чтобы понять, будет ли завтра в Латвии, кому работать, строить жизнь, содержать пенсионеров нужно пересчитать женщин от 20 до 39 лет. В этом двадцатилетнем возрастном интервале рожают 91% латвийских мам. Сегодня в этом возрасте 276 230 прекрасных молодых дам. Но в следующей двадцатке (от 0 до 19 лет) только 190 889 девочек и девушек, то есть почти в полтора раза меньше. Значит, в течении двадцати лет, даже если предположить полное  отсутствие эмиграции, число потенциальных мам будет планомерно сокращаться в полтора раза. К этому нужно добавить, что если до прихода НФЛ к власти на одну латвийскую женщину приходилось в среднем 2,2 ребёнка, то, например, в 2012 году – только 1,4. Это совершенно иной фактор, который тоже снижает число новорожденных примерно в полтора раза.

К сожалению, эмиграция тоже внесёт свой вклад в процесс обезлюживания страны, запущенный с приходом к власти НФЛ. Около четверти уезжающих это молодые нерожавшие женщины, увозящие с собой из страны её будущее.  Сложившийся в Латвии уровень эмиграции молодёжи колеблется вслед за состоянием экономики и, предположительно, приведёт к тому, что через 20 лет потенциальных мам у нас останется не 191 тысяча, как показано выше, а 130-150 тысяч, то есть почти вдвое меньше, чем сегодня.

Что делать?

Стране угрожает не только резкое сокращение населения, но и неизбежно сопутствующий ему социально-экономический кризис, когда небольшое количество работающих налогоплательщиков будут обеспечивать пенсионную систему, инфраструктуру страны, правительство, выплачивать внешние долги и т.д. Чтобы избежать этой ситуации и сохранить Латвию нам  необходимо срочно устранить ошибки, связанные с самой сущностью правительств последних десятилетий. Отказаться от разобщения народа, радикального национализма и руссофобии, защищать на всех уровнях интересы Латвии и её населения, а не интересы США, Брюсселя и крупных спонсоров правящих партий. Нужно резко повысить эффективность работы государства, как в области эффективного управления, так и в образовании, науке, здравоохранении, развитии всех видов национальной инфраструктуры. Другого пути у Латвии нет.

 

Яков Плинер, доктор педагогических наук

Комментарии


Осталось символов:  4124124