Главная страница  -  Библиотека


Владимир Бузаев , 2012, Правовое положение русскоговорящего меньшинства в Латвии

Введение

 

 

Книга представляет собой обобщение мониторинга положения латвийских национальных меньшинств, ведущегося с момента основания Латвийского комитета по правам человека в декабре 1992 года. В пяти главах книги представлено состояние проблемы в области демографии, языка, образования и культуры, гражданства и в социально- экономической сфере.

Исследование опиралось на предыдущие монографии в области оценки положения нацменьшинств, подготовленные с участием автора (прил.2). В нем, помимо новейших результатов, впервые объединились под одним переплетом ранее полученные автором выводы. В книге обобщены и материалы других исследований по выбранной тематике. Основные события, касающиеся прав нацменьшинств, а также широко представленная на страницах книги статистика, в том числе в виде 78 таблиц и 42 графиков, актуализированы по состоянию на 2012 год. Для обеспечения объективности взгляда на современную Латвию широко представлена сравнительная историческая и международная информация.

 

В главе «Сравнительная демография» показано, что Латвия, даже без учета выявленной последней переписью населения экономической эмиграции, является мировым лидером в части сокращения численности населения за 20-летний период. Численность населения Латвии упала до уровня 1900 года. Этот уникальный результат достигнут за счет политики «выдавливания» из страны представителей нацменьшинств, относительная убыль которых впятеро больше, чем потери интенсивно покидающих страну латышей. По данным о числе родившихся за границей детей оценена динамика численности латвийцев, живущих за пределами Латвии, - со 166 тысяч в 2009 году она в 2012 году выросла до 295 тысяч.

Относительное сокращение численности нацменьшинств, в 2,5 раза превышающее относительные потери СССР во Второй мировой войне, вызвано не только эмиграцией, но и существенной разницей между рождаемостью и смертностью, втрое превышающей аналогичный показатель у латышей. Доказано, что эта разница, которая была минимальной в момент распада СССР, не объясняется естественными причинами и является комплексным показателем неравноправия русскоговорящего меньшинства. Привлеченные международные сравнения показывают, что темпы естественной убыли нацменьшинств Латвии не имеют мировых аналогов.

На материалах трех последних переписей населения проанализировано искажение возрастного состава латышей и нелатышей, вызванное сменой после распада СССР естественного прироста населения его естественной убылью и преимущественной эмиграцией лиц наиболее перспективных возрастов.

Исследовано состояние каждой из 7 крупнейших официально регистрируемых национальных групп Латвии. Дана также оценка числа (официально не регистрируемых) латгальцев – второго по численности, после русских, этноса Латгалии и третьего – во всей Латвии.

Представленные в книге сравнительные данные по демографии трех республик Прибалтики не подтверждают навязываемый официальной пропагандой тезис о том, что «правительство СССР целенаправленно наводнило Латвию сотнями тысяч мигрантов и с их помощью стремилось уничтожить идентичность народа Латвии», а напротив, свидетельствуют о целенаправленном сдерживании естественного демографического давления со стороны регионов СССР с более высокой рождаемостью. Незаслуженно забытые данные переписи населения 1989 года, опубликованные только в 1992 году, позволили автору книги восстановить портрет «мигрантов»: лиц, более высокообразованных по сравнению с коренным населением, работавших в наиболее тяжелых и ответственных отраслях народного хозяйства, составлявших большинство в коммуналках и общежитиях, и минимально отягощавших собою сферу социального обеспечения.

 

В разделе «Одноязычие в двуязычной стране» представлены данные по изменению языкового законодательства и реального использования языков в современной Латвии с привлечением сравнительных данных за последнее столетие. Продемонстрированы языковая дифференциация в довоенной Латвии и успехи Латвийской ССР в обучении нацменьшинств латышскому языку. Показано, что ассимиляция представителей третьих этносов в латышскую и русскую языковую среду в современной Латвии резко ускорилась, и этот процесс находится в стадии завершения. Систематизированы данные по ограничению языковых прав нацменьшинств в 90-е годы XX века.

Большое внимание в книге уделено современным проблемам языковой аттестации взрослых и школьников в контексте нормотворчества на уровне правил Кабинета министров: введения языкового регулирования в сфере частного бизнеса и языковых экспериментов в области стандартов основного и среднего образования. Обнаружены и проанализированы скрываемые государством данные о результатах государственного экзамена по латышскому языку в русской средней школе, в мае 2012 года впервые прошедшего по требованиям, ранее предъявляемым только к лицам, для которых латышский язык является родным. Систематизированные автором фактические данные свидетельствуют о том, что не отвечающее практике довоенной Латвии внедрение латышского языка в русские школы в качестве языка преподавания не ведет к декларируемой цели «реформы» - улучшению знания латышского языка.

Исследована деятельность Центра государственного языка, переживающего в 2011-2012гг. второй «ренессанс» в части проведения языковых проверок и реагирования на языковые доносы. Показано, что современная методика и практика проведения проверок не отличается от той, что уже была осуждена в приговорах Европейского суда по правам человека и решениях Комитета по правам человека ООН. Приведены примеры из практики Латвийского комитета по правам человека по успешному обжалованию действий Центра.

 

В главе «Культурно-образовательное пространство» главное внимание уделяется исследованию законодательных ограничений и фактической ситуации с образованием на русском языке – от детских садов до вузов. Представленные статистические материалы о ликвидации русских и двухпоточных школ в целом по стране и по отдельным регионам (включая Ригу, другие крупные города и сельскую местность) свидетельствуют о том, что этот процесс не вызван экономической необходимостью. Практически полная ликвидация возможности получения образования на русском языке за пределами больших городов (за исключением Латгалии), происшедшая после ратификации Латвией Рамочной конвенции защиты нацменьшинств, находится, по мнению автора, в прямом противоречии с международными обязательствами Латвии. В то же время статистика последнего времени по опережающему росту числа первоклассников русских школ однозначно свидетельствует о прогрессирующем выборе их родителей в пользу русской школы.

Представленные в книге данные о культуре и спорте подтверждают, что большая часть достижений Латвии в этих областях приходится на время ее пребывания в составе Российской империи или СССР. Сравнительные данные по книгоизданию показывают, что и в Латвийской ССР в этой области соблюдался приоритет титульной нации. Однако в современной Латвии он стал просто подавляющим, не идущим ни в какое сравнение с ситуацией, имевшей место в довоенной Латвии.

В книге описаны также официальная трактовка исторических событий периода 1940-1991гг. и методы, которыми власти эту позицию защищают. Особое внимание уделено традиции празднования дня легиона СС 16 марта и дня Победы 9 мая.

 

В главе «Массовое безгражданство» описана эволюция соответствующего законодательства и представлена необходимая статистика, в том числе список 79 действующих различий в правах граждан и неграждан. В частности, Латвия является лидером в ЕС по числу проживающих в стране лиц без гражданства. Вместе с негражданами Эстонии они составляют 92% всех лиц без гражданства в 500-миллионном населении ЕС. Хотя численность латвийских неграждан и упала в 2,5 раза по сравнению с 1996 годом, но и сегодня они составляют 34% всех проживающих в Латвии нацменьшинств и 14% населения страны. В 2012 году доля местных уроженцев среди всех неграждан составляла 41%, а среди лиц моложе 50 лет – 74%. Средний ценз проживания в Латвии тех неграждан, которые в Латвии не родились, составляет на 2012 год 45 лет.

В последние 4 года сокращение числа неграждан за счет приобретения ими латвийского гражданства составляет лишь четверть от интегральной цифры их сокращения. Число заявлений на натурализацию в 2012 году было минимальным за всю 17-летнюю историю этой процедуры. В последние три года приобретение российского гражданства среди неграждан стало популярнее приобретения гражданства Латвии.

Сегодняшние темпы сокращения числа неграждан позволяют прогнозировать, что их численность уменьшится вдвое к 2028 году, вчетверо – к 2044 году.

 

В главе «Социально-экономическая ситуация» оценен, в частности, ущерб, нанесенный стране курсом на уничтожение «не свойственных Латвии» отраслей народного хозяйства. По нашим расчетам он составляет 240 млрд. латов, т.е. почти двадцатикратный объем ВВП страны за 2010 год. Показано также, что представители нацменьшинств в значительной степени вытеснены из общественной сферы, а в частной сфере непропорционально высоко представлены среди занятий, требующих физического труда и низкой квалификации.

Среди нацменьшинств непропорционально высок уровень безработицы. Особенно это относится к хроническим безработным.

Зарплата представителей нацменьшинств в 2002-2009 гг. в среднем была на 8% меньше, чем у латышей, а их доля среди лиц, оценивающих свои доходы ниже среднего уровня, в 2012 году была на 6 процентных пунктов больше, чем у латышей. От ограничения прав неграждан на получение пенсии за накопленный за пределами Латвии советский стаж, которое Европейский суд по правам человека признал дискриминационным, пострадало около 1/3 пенсионеров из числа представителей нацменьшинств. Нанесенный им ущерб оценивается автором книги в 140 млн. латов.

 

В целом материалы, представленные в книге, предназначены для лиц, желающих вести аргументированную дискуссию о положении латвийских нацменьшинств, имеющую своей целью приведение сложившейся ситуации в соответствие с международными стандартами в этой области.

 

Автор выражает глубокую благодарность Фонду поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, без помощи которого не была бы издана эта книга. Автор благодарит коллег по Латвийскому комитету по правам человека Наталию Елкину, Татьяну Жданок и Александра Кузьмина, а также доктора истории Татьяну Фейгмане за ценные советы и замечания.