Главная страница  -  Библиотека


Бузаев Владимир, 2010, Как выживают русских

О последствиях национальной политики Латвии

Книга рассказывает об основных проблемах национальных меньшинств Латвии –демографических особенностях, использовании родного языка, массовом безгражданстве и неравноправии на рынке труда.

За последние шесть лет это уже четвертая монография, подготовленная с участием автора в процессе мониторинга ситуации, осуществляемого Латвийским комитетом по правам человека. Помимо того, вышли в свет два издания на английском языке, посвященные проблеме массового безгражданства, и три варианта списка различий в правах граждан и неграждан.

В каждой из 9 упомянутых работ представлены обширные массивы новейших на момент публикации статистических данных. Автор придерживается выработанных годами стандартов изложения материала, однако каждое его новое исследование содержит факты и выводы, ранее нигде не публиковавшиеся.

В первой главе книги – «Сравнительная демография» – автор обращает внимание на факт, до сих пор не осмысленный общественным сознанием: бедственная демографическая ситуация в стране складывается исключительно по причине существенного различия демографических показателей латышей и русскоговорящих латвийцев.

За последние 20 лет численность русских Латвии сократилась на 32%, латышей – на 4%. И это не только результат вынужденной массовой эмиграции нелатышей в 1991-2000 годах, сравнимой с потерями СССР в период Второй мировой войны.

Беспрецедентна за 10 лет нынешнего века разница в показателях рождаемости и смертности жителей одной страны: рождаемость в русскоговорящей среде на 23% ниже, а смертность на 17% выше, чем у латышей. В предкризисном 2008 году вопрос естественного воспроизводства латышей был близок к разрешению – коэффициент естественной убыли составлял лишь 0,79 на 1000 человек. У нелатышей же уровень превышения смертности над рождаемостью был в 8 раз больше – 6,47. Если скоростьубывания этих групп населения Латвии расположить на шкале показателей различных стран мира, латыши займут на ней вполне приличное место между Японией и Молдавией, а нелатыши – последнее место в списке, после Украины.

Полемизируя с правительственными экспертами, автор доказывает, что столь вопиющее различие не является следствием возрастных показателей представителей национальных меньшинств, их проживания в демографически депрессивной Латгалии или естественной ассимиляции в смешанных семьях. Это различие – интегрирующий показатель дискриминации.

В главе «Язык, образование, культура» охарактеризовано как современное состояние противоестественного для двуязычной страны моноязычного законодательства, так и дан соответствующий экскурс в историю. Там же приводятся уникальные данные языковой аттестации и языковых проверок, ставших настоящим бедствием русскоговорящих латвийцев. Отслежен и процесс сворачивания системы образования на русском языке.

Проблемы неграждан были подробно освещены в предыдущих публикациях автора, поэтому в данной книге глава «Массовое безгражданство» оказалась короткой.

Тем не менее, в главе даны и достаточно полная характеристика соответствующего законодательства, и убедительная критика официальных воззрений на ≪общедоступность и простоту≫ натурализации, и баланс реальных факторов сокращениябезгражданства. Автор обращает особое внимание читателей на тот факт, что к 2010 году число лиц, не выдержавших натурализационных проверок, превысило половину от числа всех претендентов на гражданство. В 2010 году впервые российское гражданство стало у нелатышей популярнее латвийского.

В главе «Ситуация на рынке труда» впервые исследовано положение представителей групп риска – хронических безработных, лиц предпенсионного возраста, бывших заключенных, где доля нелатышей (из расчета на душу населения) в сентябре 2010 года была, соответственно, на 43, 58 и 86 процентов выше, чем доля латышей.

На основе опроса Латвийского комитета по правам человека и других исследова ний оценены и тенденции вынужденной миграции населения в поисках заработка.

Показатель долговременной эмиграции на душу населения в 2008 году у нелатышей на 67% выше, чем у латышей. Общий уровень эмиграции в 2010 году превысит, по расчетам автора, уровень 1995-2000 годов.

По численности родившихся за пределами Латвии младенцев, которых родители просят зарегистрировать как принадлежащих Латвии, автор оценивает численность постоянно проживающих за пределами Латвии латвийцев в 166 тысячи в 2009-м и в 242 тысячи в 2010 году, с годовым приростом в 76 тысяч человек.

Автор выражает признательность сопредседателю Латвийского комитета по правам человека Алексею Димитрову, чья тщательно собранная информация использована в книге, сопредседателю той же организации Наталье Елкиной, без хлопот которой не появился бы этот проект, и секретарю комитета Александру Кузьмину за ценные замечания, существенно улучшившие текст.