Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


02.02.2005   Можно ли требование свободы выбора языка образования называть радикализмом?

 

Не опускать планку

 

 

 

Массовое движение в защиту русских школ первой половины прошлого года серьезно встревожило власти. Впервые за 13 лет господства откровенного апартеида, позорной иммитации «всеобщности»  избирательного права, откровенной русофобии и безудержного восхваления сотрудничества с нацистами русскоговорящая община поднялась с колен и заявила о своих правах во весь голос.

 

Эхо пропаганды

 

В ответ люди, руководящие движением и рискующие своим комфортом и свободой, услышали от поддерживающих режим апартеида преимущественно латышскоязычных СМИ о себе много интересного:  агенты Кремля, готовые залить страну кровью, неуважающие латышский язык и прячущиеся за детскими спинами.

Нет ничего более неэффективного, чем  серьезная дискуссия с подобными оппонентами. Но, к сожалению, эхо этой пропаганды появляется и на страницах русских газет.

Вот пример -  радикализация действий и лозунгов «штабистов» исключает возможность договоренности с властями. Прочтешь такое, и  представляешь перевернутые горящие автомобили, разбитые витрины и валяющиеся вокруг окровавленные тела. А в действительности – мирные многотысячные демонстрации, на которых полиция иногда отлавливает пару - тройку пьяных подростков, да задерживает «фашистов», изобразивших на плакате министра образования со свастикой на рукаве.

 

На том и стоим

 

Что касается радикализации лозунгов – то мы как были за свободу выбора языка образования, так на том и стоим. И НИКАКИХ иных требований от имени Штаба защиты русских школ НИКОГДА не выдвигали.  Ниже  этой планки на переговорах с правительством просто не опустишься. Предмет для переговоров исчезает.   И если кто – либо искренне думает, что не поддавшись мощному ненасильственному давлению, власти оставят русские школы в покое в результате того, что некто белый и пушистый интеллигентно изложит им суть проблемы, то ему просто нечего делать в политике.

 

Не договаривались даже, а уговаривали…

 

Конечно, пренебрегать переговорами не следует. К примеру, мы с г-ном Плинером вечером накануне  апрельской школьной забастовки около часа сидели в кабинете тогдашнего министра образования. И изложили ему детальный план нейтрализации пагубных последствий «школьной реформы» без изменения закона «Об образовании». Все в рамках полномочий Кабинета министров, без обращений к не вполне адекватному Сейму. Даже посоветовали ему выдать эти начинания за свои. В качестве бонуса - же предложили неограниченно долго поддерживать правительство меньшинства голосами шести депутатов – «запчеловцев». А на следующее утро, для подкрепления аргументации, вывели к Кабинету министров 10 тысяч школьников. Из – за чего до сих пор с административными штрафами не расхлебаемся.

 

Они почти созрели

 

Тогдашняя коалиция, пользуясь не нами инициированной политической раздробленностью русских, предпочла договариваться с «белыми и пушистыми». Они оказались меркантильнее, насажали своих представителей в советы госпредприятий. Но, что делает им честь, и об образовании позаботились. В конце августа Президент министров издал указ о формировании рабочей группы по созданию специального закона о школах национальных меньшинств,  обходящего «реформу» сбоку. На указе стояла единственная виза, но зато какая – советника премьера по национальной безопасности! Сей факт лучше многих рассуждений показывает, ПОЧЕМУ правительство решилось на разработку этого закона.

31 августа премьер во всеуслышание заявил, что законопроект готов. А уже 3 сентября, когда стало ясно, что Всеобщая школьная забастовка не достигла апрельского размаха, все было отыграно назад.

 

Не монополизация, а сотрудничество

 

Неубедителен и тезис о том, что ЗАПЧЕЛ монополизировал «штабное» движение и пытается организовать массовые акции исключительно с целью достичь успеха на муниципальных выборах. Я видел, с какой обидой воспринимают такие откровения работающие в «штабе» беспартийные руководители школьных советов и завсегдатаи «нормальных» школьных родительских собраний, которые и составляют костяк движения в защиту русских школ. Конечно, многие из них, пройдя вместе с «запчеловцами»  огонь и воду, вступают в партию. И делают этот выбор на гораздо более надежной основе, чем чтение партийных программ. Именно на базе участников движения в защиту русских школ  ЗАПЧЕЛ, год назад имевший за пределами Риги три региональных отделения, выдвинул сегодня предвыборные списки в 19 самоуправлениях.

 

Не путать цель и средства

 

Что касается  самой сути обвинения (радикализация действий и лозунгов «штабистов» исключает возможность договоренности с властями), то здесь имеет место типичная абберация средства и цели. Авторы подобных тезисов подсознательно уверены, что обещание избирателям гражданства, сохранения образования на родном языке – всего лишь средство. А цель – достижение власти и вытекающих из нее личных преимуществ. Он не желает понимать, что митинги, судебные процессы, апеляция к международным инстанциям, такие же СРЕДСТВА, как выборы и вхождение во власть. В условиях массового безгражданства нелатышей первые из названных средств эффективнее последних. Выборы в самоуправления в местах компактного проживания русских граждан эффективнее выборов в парламент.

А цели наши полностью совпадают с теми, которые русские школьники САМИ пишут на плакатах. Их мы еще увидим 10 февраля у Сейма в день  подачи ЗАПЧЕЛ очередного законопроекта о свободе выбора языка образования. Пока же отдельные старшие классы ведут сбор подписей в поддержку законопроекта. На момент написания статьи уже 110 классов русских школ Риги и Даугавпилса почти в полном  составе заявили о желании быть «свободными от реформы».

 

 

Образцы подписных бланков имеются на сайте – www.shtab.lv. Получить и сдать их можно ежедневно  у штабного дежурного: Рига, Дзирнаву 102а, с 17 до 20.00, тел. 7289473, 8266026. А распространять листы можно непосредственно в классах и на школьных собраниях.

 

Владимир Бузаев, депутат Сейма от ЗАПЧЕЛ.

 

Комментарии


Символов осталось: