Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


15.02.2005   Дело Шадурскиса цветет и пахнет

 

 

            Это только так кажется, что новый министр образования Ина Друвиете разрабатывает какой-то свой курс в политике образования. Ничего подобного. Она целенаправленно продолжает дело ее предшественника.

            Разница лишь в том, что Друвиете претворяет в жизнь вторую часть намеченной Шадурскисом программы. Он утверждал, что билингвальное образование в русских школах необходимо, чтобы выпускники были конкурентоспособны на рынке труда. Этот сомнительный аргумент уже тогда вызывал недоуменные вопросы - как знание регионального языка может кого-то сделать конкурентоспособным среди владеющих английским, немецким, французским языками и не знающими латышского?

            Друвиете тут делает второй шаг. Ее задача - добиться, чтобы, наоборот, выпускники латышских школ стали более конкурентоспособными, чем их русские сверстники. Для этого она намерена  латышскую школу тоже сделать билингвальной. Только латышские школьники будут изучать часть предметов не на русском языке - боже упаси, ни в коем случае, - а, естественно, на английском. Параллельно изучая еще  какой-нибудь второй и, может быть, по желанию, даже третий иностранный язык. Спрашивается, это и есть равные возможности?

            Друвиете  сама понимает, что нет. Поэтому русским  школьникам предлагается точно так же, но уже плюрилингвально, заниматься  сразу на трех языках. Поскольку «в наше время двух языков больше недостаточно, чтобы быть конкурентоспособным в Европе. Рынок труда открыт для тех, кто знает три-четыре иностранных языка».

            Довольно циничное откровение. Получается, что латышский язык там и не нужен. Зачем же тогда мотивировать  его изучение этой самой конкурентоспособностью?

            С другой стороны, сама Друвииете прекрасно понимает, что никто не согласится в старших классах русских школ часть предметов изучать на латышском, и к тому же еще какие-то предметы так же билингвально - на одном из мировых языков. Старшеклассники просто не потянут такую нагрузку. Больше того, она прекрасно понимает, что акцент на изучении латышского языка как основного приведет к ослаблению изучения иностранного языка. Но именно этого она и добивается. Русские ребята, закончив школы «с латышским уклоном» вместо английского, немецкого или французского, наоборот станут очень даже неконкурентоспособными на рынке труда.

            Для русской молодежи это тупиковый путь. Это способ лишить ее возможности занимать хорошие и высокооплачиваемые должности. Это способ «забронировать» такие должности исключительно для тех, кто будет в совершенстве владеть, кроме никому не нужного на рынке труда латышского, двумя или тремя мировыми языками.

            Вообще, сама Друвиете говорит, что результаты реформы русских школ непредсказуемы. Чем все обернется, станет ясно не раньше, чем через пять лет. А так как никакого научного контроля за происходящим в русских школах экспериментом (Друвиете так это и называет - эксперимент) не ведется и нет научных прогнозов на этот счет, -  «все осуществляется согласно правилам Кабинета министров», а вовсе не ученых, - исход реформы скорей всего окажется плачевным. Вырисовывается довольно печальная картина. Эта реформа в школах нетитульной нации мне напоминает другие эксперименты - те,  если принять во внимание поправку на время и условия, которые нацисты проводили над заключенными в концлагерях.

            Все ведь делается не просто так, не из благих побуждений, а с иезуитским расчетом снизить планку русского образования, чтобы русские, наконец, лишились чувства своей самодостаточности. Теперь вот хотят резко сократить в школах число уроков математики и русского языка. Необходимо, видите ли, «найти место для новых уроков - по здравоохранению, по правилам дорожного движения, по этике, компьютерной грамотности и  социальным предметам».

            В чем тут фишка? Почему нацелились именно на математику и родной язык?  Да потому что в любой школе и во все времена именно два этих предмета всегда были базовыми, основополагающими. Без них развитие ребенка невозможно. Математика приучала его к абстрактному, а значит,  и независимому, свободному мышлению, а родной язык, как атлант, держал на себе всю его будущую культуру.

            И то, и другое латышские реформаторы стремятся вышибить у нас из-под ног. Сделать из русских детей запрограммированных, потерявших опору манкуртов. У которых все представления о свободе ограничивались бы свободным передвижением из страны в страну и не более того. О культуре я уже не говорю.

 

 

 

 

Комментарии


Символов осталось: