Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


04.03.2005   Проколы Латвийского агитпропа



 

 

Проколы Латвийского агитпропа

 

 

Рекламируемая президентом «История Латвии» способна вызвать изумление 

 

Герман Иванов, Алексей Хавбеков

 

Около года назад в научных кругах появилось известие о готовящейся книге «История Латвии. ХХ век». Причем выпустить ее собирались в политкорректном виде – одновременно на латышском и русском языках. На написания  снарядили ударную элиту агитпропа в лице профессоров Айвара Странги, Инесиса Фельдманиса, Антония Зунды и Илгмара Бутулиса. Что характерно – главу о событиях после второй мировой войны до наших дней отдали на откуп историку с меньшим градусом академической закваски – доценту Дайне Блейере. И вот книга с «правильным» пониманием истории готова. 475 страниц мелованной бумаги, многие из которых наводят нам мысль: в советское время историки Зунда и Странга вели пропаганду тщательнее…

 

 

Куда исчез латышский ремесленник?

 

Фундаментальный труд мастистых историков  материализовался в начале этого года по цене восемь латов нуль сантимов. Первое что бросается в глаза – полное отсутствие сносок. В конце каждой главы приведен лишь список используемой литературы. Зато имеются претензии на очищенную от мифов историю. Не все читатели, видимо, знают, что когда Вайра Вике-Фрейберга подарила книгу Путину, то в известной мере занималась саморекламой – в «фундаментальном» труде ею написаны первые две страницы. Сочтя свои знания достаточными для оценки специальной литературы, профессор психологии и соавтор труда по латвийским дайнам категорично утверждает: «Предлагаемый труд поможет развеять мифы и ошибочные стереотипы….». И появляется «правда истории»: Саласпилс хвалимые президентом историки называют не концлагерем, а воспитательно-трудовым лагерем, из Риги 16-го столетия напрочь исчезают латышские ремесленники, а Советский Союз много раз называется Россией.

Общий тон повествования задается уже во введении – жители Латвии «были оторваны от европейской цивилизации, стали объектом социалистического эксперимента, подвергались русификации, их столкнули на путь отсталости и недостойного человека существования» (стр. 12).

Перед тем как окунуться в страшные события ХХ века, авторы решили устроить краткий ликбез по всей истории Латвии. Советуем не пропускать этот раздел – оказывается, за последние 15 лет всплыли интересные факты. Вот как описывается в книге, к примеру, 16 век: «… на территории Латвии жило около 400 000 тысяч человек, в Риге – примерно 12 тысяч… священники, помещики, купцы и ремесленники составляли 5 процентов населения города – это были немцы». Нетрудно подсчитать: немцев в Риге в таком случае проживало всего 600 человек. А вот советский исследователь В. Дорошенко, называвший в книге «Торговля и купечество Риги в XVII веке поименно чуть ли ни каждого члена Большой гильдии города, утверждал: «В самом начале XYII столетия в городе было видимо больше 300 купеческих семей». То есть только эти купеческие семьи составляли более шестисот жителей. Сегодня это, конечно, мало кого  волнует, но цифры показывают сколь «успешно» рождается очищенная от мифов история». И, кстати, куда исчезли латышские ремесленники? Конечно, в 16-м веке в Риге существовало разделение на граждан города (в основном, немцев) и неграждан (преимущественно латышей и ливов), для латышей существовало множество ограничений, но не до такой же степени! В советской литературе упоминается даже такой престижный для латышей факт: в Риге существовали ненемецкие цеха. Почему они исчезли в трудах современных профессоров, остается только гадать. Но за латышский народ обидно – за что его так?

В главе «История Латвии до 1918 года» усердно муссируется тема гнета латышей российским самодержавием: слово русификация повторяется почти через строчку. Но заканчивается глава неожиданным заключением -  «хотя количество говорящих по-русски возросло, обрусение рижанам нерусской национальности не угрожало» Как говорится, комментарии излишни. . 

С пиететом вспоминается в книге немецкое меньшинство в Риге. Взахлеб описывается высококачественная и проверенная временем культура балтийских немцев. деятельности. Спокойно констатируется, что «даже в некоторых латышских семьях говорили исключительно на немецком языке». Такая вот русификация

 

Антифашистами не считать?

 

В Первая мировую войну для Латвии бедствием стала эвакуация, которая «превратилась в настоящее расхищение Латвии» (стр. 50). Выходит, что Россия грабила саму себя. Или авторы книги внесли новое слово в военное дело – оставить хорошо оснащенный плацдарм для атаки вражеской армии на столицу России? Вместе с эвакуируемой техникой «половина латышского населения, или треть всего населения Латвии, покинули родные края и отправились в глубь России» (стр. 51). Как пить дать – бежали от западной цивилизации.

Когда же речь идет о Второй мировой  войне, остро сказывается отсутствие сносок. В книге утверждается: «1939 году  во время переговоров с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом о дружбе и границах между СССР и Германией, И. Сталин сказал, что Эстония уже согласилась подписать пакт о взаимопомощи, а если Латвия будет сопротивляться, Красная Армия расправится с ней в самое кратчайшее время» (стр. 183). Интересно, откуда взялся такой фактик?

Безусловно, самой интересной главой в  книге  является та, в которой с пристрастием рассказывается о событиях 40-го года, немецкой оккупации и жизни при советской власти. Видимо, ради этого весь аттракцион с книжкой и задумывался.

В рассказе о советских оккупантов подчеркивается их непрофессионализм, малообразованность, стремление к грабежу. Если первый год советской оккупации в «народе прозван «страшным годом»», то фашистскую оккупацию народ никак не окрестил. До названий очередного этапа истории Латвии времени не было. Еще бы, ведь одних сажали в концлагеря, других расстреливали, а третьи шли в пособники фашистам. Кстати, третьим в книге посвящено много внимания: подробно описан боевой путь Латышского добровольного легиона, имена и фамилии чуть ли не всех командиров отрядов. Естественно участники коммунистического подполья однозначно называются борцами за возвращение советской оккупации. А отнюдь не борцами антигитлеровской коалиции. Словно и не было интересов человечества, за которые воевали против Гитлера многие миллионы борцов с «коричневой чумой» из многих стран мира. 

А как расцвела латышская культура при фашистах! В книге подробно перечисляется: за время оккупации вышло более 30 книг латышских поэтов, а в 1943 году немецкий режим дал разрешение на публикацию национально-патриотической лирики. Также в 1943 году была учреждена премия за лучшую постановку, а латышское изобразительное искусство продолжало развивать старинные традиции. «Театры были переполнены»-, описывает жизнь под властью гитлеровцев фундаментальный труд. А  художественный салон «Зинта», открывшийся в 1941 году (целых 150 работ!), наверное, получит пожизненную память в умах и сердцах читателей книги.

Но недолго музыка играла – «период 1944-53 годов был наиболее трудным, когда латышская культура не столько развивалась, сколько боролась за выживание» (стр. 305).

 

Поиски крайнего

 

«Редко когда в Латвии был столь сложным, острым и доведенным до крайности отдельными безответственными политиками национальный вопрос, как это наблюдается сегодня. В основе сложной ситуации нежелание крупнейшего в Латвии национального меньшинства - русских (29% населения страны) смириться с политической реальностью и потерей прежнего привилегированного положения…. Часть русских считают, что они в политическом, культурном и языковом отношении дискриминированы. Им трудно свыкнуться с мыслью, что живут они не в Советском Союзе, а в независимой Латвии» (стр. 463). Оставим на совести авторов книги утверждение о том, что право голоса для русских – привилегия. Думается, эти строчки из написанного в книге заключения являются квинтсенцией той печали, которую. испытывает сегодня национально озабоченная часть латышской интеллигенция. Ведь пишутся подобные строки, наверняка, с полным пониманием того, что времена Карлиса Улманиса не вернутся, что лозунг - «Латвии для латышей» неосуществим, а недовольные русские на Марс  не улетят.           

 

Рекламируемая президентом «История Латвии» способна вызвать изумление 

 

Герман Иванов, Алексей Хавбеков

 

Около года назад в научных кругах появилось известие о готовящейся книге «История Латвии. ХХ век». Причем выпустить ее собирались в политкорректном виде – одновременно на латышском и русском языках. На написания  снарядили ударную элиту агитпропа в лице профессоров Айвара Странги, Инесиса Фельдманиса, Антония Зунды и Илгмара Бутулиса. Что характерно – главу о событиях после второй мировой войны до наших дней отдали на откуп историку с меньшим градусом академической закваски – доценту Дайне Блейере. И вот книга с «правильным» пониманием истории готова. 475 страниц мелованной бумаги, многие из которых наводят нам мысль: в советское время историки Зунда и Странга вели пропаганду тщательнее…

 

 

Куда исчез латышский ремесленник?

 

Фундаментальный труд мастистых историков  материализовался в начале этого года по цене восемь латов нуль сантимов. Первое что бросается в глаза – полное отсутствие сносок. В конце каждой главы приведен лишь список используемой литературы. Зато имеются претензии на очищенную от мифов историю. Не все читатели, видимо, знают, что когда Вайра Вике-Фрейберга подарила книгу Путину, то в известной мере занималась саморекламой – в «фундаментальном» труде ею написаны первые две страницы. Сочтя свои знания достаточными для оценки специальной литературы, профессор психологии и соавтор труда по латвийским дайнам категорично утверждает: «Предлагаемый труд поможет развеять мифы и ошибочные стереотипы….». И появляется «правда истории»: Саласпилс хвалимые президентом историки называют не концлагерем, а воспитательно-трудовым лагерем, из Риги 16-го столетия напрочь исчезают латышские ремесленники, а Советский Союз много раз называется Россией.

Общий тон повествования задается уже во введении – жители Латвии «были оторваны от европейской цивилизации, стали объектом социалистического эксперимента, подвергались русификации, их столкнули на путь отсталости и недостойного человека существования» (стр. 12).

Перед тем как окунуться в страшные события ХХ века, авторы решили устроить краткий ликбез по всей истории Латвии. Советуем не пропускать этот раздел – оказывается, за последние 15 лет всплыли интересные факты. Вот как описывается в книге, к примеру, 16 век: «… на территории Латвии жило около 400 000 тысяч человек, в Риге – примерно 12 тысяч… священники, помещики, купцы и ремесленники составляли 5 процентов населения города – это были немцы». Нетрудно подсчитать: немцев в Риге в таком случае проживало всего 600 человек. А вот советский исследователь В. Дорошенко, называвший в книге «Торговля и купечество Риги в XVII веке поименно чуть ли ни каждого члена Большой гильдии города, утверждал: «В самом начале XYII столетия в городе было видимо больше 300 купеческих семей». То есть только эти купеческие семьи составляли более шестисот жителей. Сегодня это, конечно, мало кого  волнует, но цифры показывают сколь «успешно» рождается очищенная от мифов история». И, кстати, куда исчезли латышские ремесленники? Конечно, в 16-м веке в Риге существовало разделение на граждан города (в основном, немцев) и неграждан (преимущественно латышей и ливов), для латышей существовало множество ограничений, но не до такой же степени! В советской литературе упоминается даже такой престижный для латышей факт: в Риге существовали ненемецкие цеха. Почему они исчезли в трудах современных профессоров, остается только гадать. Но за латышский народ обидно – за что его так?

В главе «История Латвии до 1918 года» усердно муссируется тема гнета латышей российским самодержавием: слово русификация повторяется почти через строчку. Но заканчивается глава неожиданным заключением -  «хотя количество говорящих по-русски возросло, обрусение рижанам нерусской национальности не угрожало» Как говорится, комментарии излишни. . 

С пиететом вспоминается в книге немецкое меньшинство в Риге. Взахлеб описывается высококачественная и проверенная временем культура балтийских немцев. деятельности. Спокойно констатируется, что «даже в некоторых латышских семьях говорили исключительно на немецком языке». Такая вот русификация

 

Антифашистами не считать?

 

В Первая мировую войну для Латвии бедствием стала эвакуация, которая «превратилась в настоящее расхищение Латвии» (стр. 50). Выходит, что Россия грабила саму себя. Или авторы книги внесли новое слово в военное дело – оставить хорошо оснащенный плацдарм для атаки вражеской армии на столицу России? Вместе с эвакуируемой техникой «половина латышского населения, или треть всего населения Латвии, покинули родные края и отправились в глубь России» (стр. 51). Как пить дать – бежали от западной цивилизации.

Когда же речь идет о Второй мировой  войне, остро сказывается отсутствие сносок. В книге утверждается: «1939 году  во время переговоров с министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом о дружбе и границах между СССР и Германией, И. Сталин сказал, что Эстония уже согласилась подписать пакт о взаимопомощи, а если Латвия будет сопротивляться, Красная Армия расправится с ней в самое кратчайшее время» (стр. 183). Интересно, откуда взялся такой фактик?

Безусловно, самой интересной главой в  книге  является та, в которой с пристрастием рассказывается о событиях 40-го года, немецкой оккупации и жизни при советской власти. Видимо, ради этого весь аттракцион с книжкой и задумывался.

В рассказе о советских оккупантов подчеркивается их непрофессионализм, малообразованность, стремление к грабежу. Если первый год советской оккупации в «народе прозван «страшным годом»», то фашистскую оккупацию народ никак не окрестил. До названий очередного этапа истории Латвии времени не было. Еще бы, ведь одних сажали в концлагеря, других расстреливали, а третьи шли в пособники фашистам. Кстати, третьим в книге посвящено много внимания: подробно описан боевой путь Латышского добровольного легиона, имена и фамилии чуть ли не всех командиров отрядов. Естественно участники коммунистического подполья однозначно называются борцами за возвращение советской оккупации. А отнюдь не борцами антигитлеровской коалиции. Словно и не было интересов человечества, за которые воевали против Гитлера многие миллионы борцов с «коричневой чумой» из многих стран мира. 

А как расцвела латышская культура при фашистах! В книге подробно перечисляется: за время оккупации вышло более 30 книг латышских поэтов, а в 1943 году немецкий режим дал разрешение на публикацию национально-патриотической лирики. Также в 1943 году была учреждена премия за лучшую постановку, а латышское изобразительное искусство продолжало развивать старинные традиции. «Театры были переполнены»-, описывает жизнь под властью гитлеровцев фундаментальный труд. А  художественный салон «Зинта», открывшийся в 1941 году (целых 150 работ!), наверное, получит пожизненную память в умах и сердцах читателей книги.

Но недолго музыка играла – «период 1944-53 годов был наиболее трудным, когда латышская культура не столько развивалась, сколько боролась за выживание» (стр. 305).

 

Поиски крайнего

 

«Редко когда в Латвии был столь сложным, острым и доведенным до крайности отдельными безответственными политиками национальный вопрос, как это наблюдается сегодня. В основе сложной ситуации нежелание крупнейшего в Латвии национального меньшинства - русских (29% населения страны) смириться с политической реальностью и потерей прежнего привилегированного положения…. Часть русских считают, что они в политическом, культурном и языковом отношении дискриминированы. Им трудно свыкнуться с мыслью, что живут они не в Советском Союзе, а в независимой Латвии» (стр. 463). Оставим на совести авторов книги утверждение о том, что право голоса для русских – привилегия. Думается, эти строчки из написанного в книге заключения являются квинтсенцией той печали, которую. испытывает сегодня национально озабоченная часть латышской интеллигенция. Ведь пишутся подобные строки, наверняка, с полным пониманием того, что времена Карлиса Улманиса не вернутся, что лозунг - «Латвии для латышей» неосуществим, а недовольные русские на Марс  не улетят.           

 

Комментарии


Символов осталось: