Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


22.03.2005   Так ехать надо?

 

Приезжие евреи представляют собой серьезную интеграционную пробле­му как для государства, так и для общин

 

 

 

С 1 января 2005 года в ФРГ вступил в силу новый закон об им­миграции - соответственно, особое правовое регулирование «ев­рейской линии» потеряло силу. Государство предложило на рас­смотрение ЦСЕГ (Центрального совета евреев Германии) новые правила, их всего четыре.

 

A. Кандидат должен доказать в немец­ком посольстве, что он сам или кто-либо из его родителей - евреи, причем ме­трики должны быть выписаны не позд­нее 1991 года.

 

B.  Сдать экзамен на знание немецко­го языка.

 

C. Заранее заручиться письменным со­гласием какой-либо из еврейских общин ФРГ принять иммигранта в свои ряды.

Главным же условием является сле­дующее: в будущем Германия намере­на принимать лишь тех евреев, от ко­торых можно ожидать, что им не потре­буется государственная материальная поддержка - по крайней мере, не на дли­тельный срок.

 

С 1991 года, когда Федеральное пра­вительство совместно с земельными Кабинетами министров приняли реше­ние о приеме евреев, сюда приехали около 160 тыс. человек (с членами се­мей - более 200 тыс.). Религиозные ев­реи из бывшего СССР буквально из пра­ха возродили общинную жизнь: без них 89 общин, входящих в состав ЦСЕГ, вме­сто 102 472 членов насчитывали бы все­го лишь 12 653. Однако оборотной сто­роной этой медали вполне можно счи­тать, что приезжие представляют собой серьезнейшую интеграционную пробле­му как для государства, так и для общин. Поэтому участникам переговоров ЦСЕГ - правительство ФРГ предстоит решить: сколько еще евреев из СНГ вообще мо­гут сюда приехать?

Конечно же, при такой постановке во­проса очень трудно избежать негатив­ного «эха»: на «свежатинку» с удоволь­ствием набросились праворадикаль­ные партии, пара «коричневых» газет типа Die Junge Freiheit и прочие раде­тели «окончательного решения еврей­ского вопроса» а-ля Адольф Алоизович. Официальные представители немецкого государства ведут себя весьма осторожно: ни в одном из документов ни словом не упоминаются понятия «уменьшение притока» или «ограничение права въез­да», однако на деле речь идет именно об этом. Министр внутренних дел Германии Отто Шили обосновывает свои действия одной лишь цифрой: по сведениями Федерального управления статистики, от 60 до 85% еврейских иммигрантов за­висят от социальной помощи. «Причины тому - недостаточное знание немецко­го языка, непризнанные аттестаты и ди­пломы, а также высокий процент пожи­лых иммигрантов - около 40% старше 50 лет», - заявил госсекретарь МВД Фриц Рудольф Керпер.

Не меньшую проблему представляет собой социальная незащищенность выходцев из СНГ и для ЦСЕГ. Если они не в состоянии позаботиться о себе сами, если государство не может им помочь - естественно, что забота эта ложится на плечи общин. В состоянии ли они взва­лить ее на себя? Крупные общины вроде берлинской, франкфуртской или мюнхен­ской, с развитой инфраструктурой и большим количеством работающих членов - безусловно (хотя и до известного преде­ла). Однако могут ли себе это позволить общины небольших городов? Типичная еврейская община провинциального не­мецкого городка - это одна-две комнаты в арендуемом доме, который вынужден играть одновременно роль синагоги, зала собраний, комнаты отдыха и помещения для работы различных кружков по инте-

ресам и учебных групп. На 90% такая об­щина состоит из выходцев из стран СНГ, которые до своего приезда в Германию мало что знали о еврейских традициях, религии и обычаях. 70% членов общи­ны - люди предпенсионного либо пен­сионного возраста, которым государство не оплачивает курсы изучения языка, так что немецкий они учат здесь же, в общи­не. Средний возраст «учеников» в таких группах - 70 лет. Абсолютное большин­ство их обладают советскими диплома­ми и учеными степенями, тем не менее язык им дается с трудом, при всем ста­рании - возраст. Между собой они обща­ются по-русски, переходя на спорадиче­ский немецкий лишь после очередного напоминания учителя: «Говорим по-не­мецки!» Их дети хотя бы получают воз­можность полгода изучать язык на го­сударственных курсах, однако надеж­ды многих из них разбиваются позднее о проблему признания профессиональ­ных дипломов - свои профессии они изу­чали в СНГ, немецкой специфики не зна­ют, Инженеры, учителя - большая часть их знаний либо не применима в новых условиях, либо, в случае с представите­лями технических профессий, попросту устарела. Шансы есть разве что у моло­дежи - у тех, кто получает аттестаты и дипломы уже в Германии. Однако моло­дежь большей частью не интересуется религиозными делами и частенько пред­почитает уйти из общины - чтобы не пла­тить взносов.

Финансы таких вот маленьких общин мизерны. 10 - 20 тыс. евро в год они по­лучают от государства, 4-5 тыс. - от за­регистрированных членов в виде взносов, еще какие-то деньги приходят в виде по­жертвований и поддержки со стороны интернациональных еврейских организаций - вот и все (это, кстати, к вопросу о «еврейском финансовом лобби» и прочих подобных измышлениях. Если таковое и существует, до таких вот маленьких общин ему явно нет дела). Половина этих денег, как правило, уходит на аренду помеще­ния, еще от трети до четверти - на опла­ту счетов за свет, воду и отопление. Из остальных оплачиваются (частично) до­рожные расходы раввинам, содержание - хотя бы полставки - для социального ра­ботника, помогающего старикам ходить по инстанциям и писать официальные бумаги, траты на религиозные отправ­ления... Ясно, что принять на себя обеспечение новых приезжих такая община попросту не в состоянии.

Руководители ЦСЕГ осознают это, посему в вопросе о том, кто и на ка­ких условиях может отныне приезжать в Германию по еврейской линии, было принято поистине соломоново решение: те 27 тыс. человек, что подали свои заяв­ления до конца 2004 года, однако не по­лучили еще официального ответа, име­ют право приехать «по-старому», одна­ко все остальные должны подчиниться новым правилам. Пауль Шпигель, ру­ководитель ЦСЕГ, говорит: «Я могу по­нять государство, не заинтересованное в притоке потенциальных получателей социальной помощи». Его самого также можно понять: каждый год в ФРГ приезжают евреи все более и более почтенно­го возраста, а уже прибывшие также не молодеют - похоже, вместо общинных центров следует строить дома престарелых. Многие руководители совета по­лагают, что нужно все силы сосредото­чить на модернизации нескольких круп­ных общин по американскому образцу: открытые еврейские центры в больших городах, со школами и ресторанами, с кинотеатрами и спортивными залами - причем все это должно быть открыто для всех, не концентрироваться исклю­чительно на евреях. «Если из 89 общин через 20 лет будут работать 40 - мы мо­жем считать себя счастливчиками, - по­лагает Шпигель, - я предполагаю более реалистичными цифры от 10 до 15. Да и то без кардинальной реструктуризации и эти 15 вряд ли выживут. И тогда получит­ся так, что, несмотря на пролитый пот и затраченные усилия, единственное, что будет напоминать в Германии о евреях,

- это Еврейский музей и Мемориал жертвам Холокоста».

 

Комментарии


Символов осталось: