Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


11.01.2010   Власть боится ударов под дых

Еще в мае прошлого года Латвийское телевидение (LTV) объявило «долгоиграющую» акцию под названием «Цель Латвии» (Latvijas meerkkis). Зрителям предложили ответить на четыре вопроса: «Как преодолеть нынешнее сложное время?», «Каковы сильные стороны Латвии; что лучше всего в Латвии?», «Ваши идеи и предложения?», «Нужна ли Латвии общая цель?» На склоне года экспертная группа LTV представила обзор присланных ответов, сгруппировав их по тематическим блокам. На исследование телевизионщиков обратил внимание Ракурса депутат Сейма от ЗаПЧЕЛ Юрий Соколовский, и он же, по просьбе редакции, прокомментировал отдельные его положения.

 

У народа память девичья?

 

- Юрий, первый блок ответов исследователи разместили под рубрикой «Диагноз». В ней собрали мнения людей насчет того, кто же виноват в ситуации, сложившейся в республике. Как вы нашли присланные ответы?

- Любопытны ключевые слова, фигурирующие в этом «диагнозе». Виной всему – цитирую – воры, ложь, олигархи, миллионеры, конкретные партии, советская оккупация, средства массовой информации. Обратите внимание, ни слова о том, что в случившемся виноваты мы сами, жители страны. Что это мы сами выбрали такой парламент и такое правительство, сами создали то государство, которое у нас есть. Виноват, стало быть, кто? Некие внешние силы.

- Ответы на вопрос «В чем сила Латвии?», на мой взгляд, и того интереснее...

- Да, в блоке «Источники силы» на первых местах: культура и спорт, национальная кулинария, природа, люди, которые любят эту землю, затем Бог, церковь, традиции. Все это хорошо, конечно, но с таким набором далеко не уедешь.

- В блоке «Рецепты» на первое место по числу упоминаний тоже вышло требование покарать виновных.

- Это характерная тенденция, укрепляющаяся в обществе: нужна «сильная рука» и нужно наказать виновных. Вы обратили внимание на кастинг на роль нового Улманиса, который мы наблюдали в последние месяцы года? Это, по сути, триумфальное возвращение идеи «сильной руки». В лице, например, того же Шкеле или человека-ракеты Шлесерса. Особенно умилительно это звучит, если учесть, что Шкеле – один из главных архитекторов латвийского «экономического чуда». А Шлесерс? Он придет и наведет порядок? Но кто помнит, что господин Годманис, десятижды обруганный, состоит в той же коалиции, что и Первая партия Шлесерса, которая, собственно, и навесила на каждого из нас огромнейшие долги «Парекса»? Забыли. У людей, к сожалению, короткая память. Ну нравится им телевизионный образ человека-ракеты или бульдозера с тумбы. Получается, ждут, что наводить порядок станут как раз те, кто привел страну к экономическому и социальному кризису. При такой тенденции есть основания предположить, что и на следующих выборах в парламент не изменится ничего. Предложат голосовать за тех же, против кого сейчас протестуют. Только прежние лица будут упакованы по-другому, их по-другому подкрасят, подстроят под соответствующие ожидания. В этом, на мой взгляд, и есть самая серьезная опасность.

- Да, латышская газета Neatkariigaa предложила своим читателям назвать предпочтительный, по их мнению, состав Кабинета министров. Обнаружилось, что называли все тех же политиков, только министерские портфели распределили иначе. Юрий, а что, если народу просто неизвестны другие имена, и он просто из всех зол выбирает меньшее, на его взгляд?

- Это верно лишь отчасти. Интереснее и опаснее, на мой взгляд, другое. Выбор такого рода – следствие того, что люди заведомо обожествляют того, кто находится у власти. Любопытное такое сочетание: с одной стороны, они, наши правители, вроде бы злобные, тупые негодяи, а, с другой, они же – некие небожители, которые вершат наши судьбы. Диковинным образом это уживается в одной голове, причем – легко! То есть гад – это тот, кто украл машину, а если миллион украл – вот человек! В нем сила! Никто, к примеру, не говорит про Шкеле, что он кристальной души человек. Он четыре раза был у кормила власти и известно, к чему привело и его правление, но с именем Шкеле на устах люди нянчат в себе ощущение отца – сильного, волевого, умеющего принимать решения.

- А может, и впрямь именно «отец», «сильная рука» нужны этой стране, этому народу?

- Да не приведи господи! Достаточно вспомнить Первую Латвийскую Республику. Чем тогда все обернулось? Тогда тоже народ с радостью встретил Улманиса, дабы тот тиранически навел в стране порядок. Демократию — на помойку, да здравствует олигархическое управление. И теперь опять: нужен Улманис, и точка. Чтобы за все отвечал один человек.

- По принципу «Дяденьку мы слушались – хорошо накушались»...

- Вот именно. И, понимаете, дело в конце концов не в конкретном Шлесерсе или Шкеле, а в том, на чем и почему держится вся эта картина в целом? Опять же потому, что во всем виноват кто-то извне, внешние силы, которые делают нам некие гадости. И надежда единственно на героя, который придет и спасет мир. К сожалению, этот инфантилизм жив и процветает.

 

Почему мы не Ирландия

 

- В следующем блоке исследования – «Рецепты» – есть помимо требования наказать всех виновных и совершенно диковинные рекомендации. Например, надо «присоединиться к большому (более умному, чем наше) государству в статусе колонии или губернии».

- Меня это не удивляет. Почему, как вы думаете, наши власти так быстро избавились он независимости, подаренной нам в начале 90-х годов? Потому, что независимость – это свобода принятия решений, а за свои решения надо отвечать. Когда же твоим шаги определяют Брюссель или Америка, ты подчиняешься, да еще и приговариваешь при этом – ах-ах, к чему они они меня принуждают!

- Если не вождь и не герой, не Брюссель и не Штаты, то кто же или что спасет страну?

- Мы должны выбирать не супермена, не небожителя, а человека, способного решить конкретные проблемы за четыре года во власти. Который бы сформулировал главные проблемы, приоритеты и то, как именно можно и нужно реализовать тот или иной план. Должны быть сроки выполнения, определены финансы, необходимые для этого.

Вообще говоря, у каждой партии должен быть план развития республики. Какой был в свое время у Ирландии. Но беда наша в том, что у нас любой план обычно начинается с теоретизирования и ими же заканчивается. А план национального развития той же Ирландии открывается цифрами – размером финансирования конкретно по годам, сроками исполнения, именами тех, кто несет ответственность за реализацию программ.

- Почему у нас не как в Ирландии?

- А такую программу никто не станет писать, если нет спроса на конкретику. Зачем стараться, если достаточно прокричать, как уже было не единожды, что вот я приду и буду рубить головы всем коррупционерам, и эту «новость» разнесут по всем каналам коммуникации, и тебя изберут за одно только это обещание? Если не требуют от тебя конкретной программы, публикации ее в широкой печати, чтобы через четыре года можно было проверить по конкретным позициям, что из обещанного человек выполнил, а чего не сделал.

В принципе политик – зеркало общества. Если нет запроса со стороны общества на деловитость и конкретность его действий, этих действий и не будет.

- Почему же нет запроса?

- Потому что нет такой традиции. Есть некие всеобщие страдания и стенания по поводу и по адресу некоей криминально-божественной власти. Очень, знаете, удобная позиция. Для политиков удобная – никакой ответственности!

 

Вода в аквариуме становится чище

 

- Из сказанного следует, если обобщить, что сознание народа не доросло до понимания и действий в условиях настоящей демократии. А как изменить это сознание?

- Только эволюционным путем. Постепенно, через создание, как ни избито звучит это определение, гражданского общества. Через участие в общественных организациях, в профсоюзах, которые у нас пока невероятно слабы, в отраслевых ассоциациях, которые отстаивают свои профессиональные интересы и права. Бороться с властью, контролируя ее деятельность, отчетность.

- Боюсь, пока мы будем эволюционировать, придет таки новый Улманис. Или из страны сбегут все, кто еще в состоянии что-то делать и нормально мыслить.

- Но революционный путь невозможен. Это уже доказала советская власть. И я считаю, что, по сравнению с 90-ми годами, все же есть подвижки. Тогда, в 90-х, никто ведь не интересовался, что, предположим, происходит в Кабинете министров. А сейчас журналисты в известной мере контролируют процессы, так или иначе, но уже проявляют себя общественные организации. Наше социально-политическое пространство можно сравнить с аквариумом. Если раньше в нем была абсолютно мутная вода, в которой абсолютно ничего не было видно, то сейчас уже можно различить отдельные контуры. Отдельные сектора становятся более прозрачными. А от общества требуются гражданская позиция, контроль и конкретные действия. Не нравится ситуация с правами человека, приходи в комитет по правам и работай. Или, скажем, в «Маминю клубс», который борется за детские пособия и права ребенка. Если же все будет превращаться в разговоры на кухнях, мы будем по-прежнему иметь дело с нашими «наперсточников» от политики.

- Мне кажется, Юрий, пока что нормального обывателя под страхом смерти не заставишь заниматься общественной работой.

- Тем не менее западное общество стоит именно на этом, на общественном, контроле. Хорошо структурированном по отдельным областям. Тем самым областям, которые интересуют того самого конкретного обывателя.

- Вы верите во влиятельность наших общественных организаций?

- Это вопрос, простите за тавтологию, организации этих организаций. Вот недавний пример. Помните, как выступило общество мотоциклистов против повышения пошлины на транспортные средства? Что, у этих ребят денег нет, чтобы платить пошлину? Есть, конечно, если они могут позволить себе приобрести мотоцикл стоимостью в хорошую машину. Но тут вопрос принципа и соблюдения прав. Так вот, если бы в тот пикет встали три мотоциклиста, никто бы их не заметил, если вышли тысяча неравнодушных – совсем другое дело. Если общественные организации оперируют яркими формами, привлекшими внимание СМИ, результат будет. Мотоциклисты тогда добились, чтобы пошлина со 100 планируемых латов была снижена до 24-х. Маленькая победа, но очень показательная и принципиально важная. Потому что власть боится организованных, сильных, творческих людей, борющихся за свои права. Если она получает таким образом под дых, в следующий раз она будет внимательней.

Комментарии


Символов осталось: