Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


08.06.2010   Почему у нас все вязнет, или Как продлить здоровую жизнь человека, общества, экономики

В 20-м номере Ракурса были опубликованы некоторые результаты опроса о процессе эмиграции из Латвии. Научным руководителем исследования, проведенного ЗаПЧЕЛ, стала доктор экономики Елена Бреслав. Поскольку страна наша по-прежнему, вопреки оптимистическим заявлениям «отдельно взятых товарищей», пребывает в глубоком кризисе, мне было интересно встретиться с серьезным специалистом в области экономики и финансов.

 

- Елена Петровна, насколько достоверны, на ваш взгляд, результаты опроса ЗаПЧЕЛ - по поводу массовых отъездов из Латвии?

- Тогда опросили порядка 280 человек. Это немного. С научной точки зрения, достоверными считаются опросы с ответами не менее чем 400 респондентов. Но вопросы были поставлены очень грамотно, и даже такого числа ответов достаточно, чтобы считать проблему существующей и очень острой. В этом отношении опрос вполне достоверен.

- А как вы думаете, насколько можно верить результатам изучения общественного мнения социологов Латвии, включая те, что проводятся накануне выборов, - тех же SKDS или Latvijas fakti?

- Я знакома с Айгаром Фрейманисом из Latvijas fakti и глубоко его уважаю. Это серьезный социолог и честный человек, его опросам я доверяю. Об SKDS я просто ничего не знаю.

- Вы участвовали в нескольких исследованиях, проводимых ЗаПЧЕЛ. Почему?

- Потому что мне интересно. Это оппозиционная партия, она ничего не боится и задает вопросы, на которые не решаются или не хотят задавать другие.

- Вы работали над анализом использования бюджетных средств Рижской думы прошлого созыва. Сколько мне известно, нынешних думцев его результаты не заинтересовали. Не расскажите о них подробнее?

- В данный момент и при отсутствии серьезного запроса я не вижу в этом смысла. Вам могу сказать только, что коллега, которая в ходе того проекта проводила сверку расходов по различным статьям, бросила в сердцах: «Меня от этих цифр тошнит»…

- Вам никогда не предлагали подготовить такие данные, которые кому-либо почему-либо были бы выгодны?

- Нет, и, в принципе, я вообще не так часто этим занимаюсь. Да я бы и отказалась от такого предложения.

- Но сам по себе феномен имеет место?

- Наверное. Поскольку при научной и этической недобросовестности любые выводы можно повернуть и в одну сторону, и в другую. Вот, например, когда я делаю бизнес-план для банка, я обычно пишу, что, если определенные показатели компании упадут ниже некоторого уровня, возвращение кредитов становится проблематичным. Это замечание может быть принято к сведению и последующему контролю, а может быть проигнорировано.

 

Два слова о кризисе

 

- Вы наверняка отслеживали причины и сам процесс нынешнего банковского кризиса. Почему, собственно, банки позволяли себе выдавать кредиты всем кому ни попадя?

- Потому что мировая финансовая система была перегружена деньгами.

- А не было кому надо изначально понятно и так именно и задумано, чтобы многие и многие не смогли в обозримом будущем вернуть кредиты, и соответственно, их собственность, средства неминуемо перешли бы в конце концов банку?

- Есть любопытная книга Джона Перкинса, она называется «Исповедь экономического убийцы», недавно вышла вторая ее часть. Ее автор рассказал о своей деятельности в качестве вот этого самого экономического убийцы, работавшего в разных регионах. В частности, его деятельность заключалась в том, чтобы, приезжая в развивающиеся страны, склонять политиков к получению крупных международных кредитов. Поинтересуйтесь книгой на досуге, прочитывается она на одном дыхании, почти как детектив.

(Предисловие к книге Дж.Перкинса читайте ниже. - Л.Н.)

 

Не от большого ума самостоятельность

 

- Поговорим об экономической ситуации в республике, в первую очередь о положении в малом и среднем бизнесе, которые считаются основой любой экономики. Вы ведь консультируете чаще всего именно малый и средний бизнес?

- Да, главным образом. Самое крупное предприятие, с которым я имела дело, были МТС – российские Мобильные телесистемы. Очень интересная была работа, с увлекательной математикой. Но здесь, в Латвии, мои клиенты – это средние (по нашим меркам) предприятия.

- Сейчас, когда у многих дела из рук вон плохи, к вам за консультацией стали обращаться чаще?

- Скорее реже, чем раньше. За помощью обращаются в лучшем случае порядка 10 процентов предпринимателей.

- Странно, однако. Может быть, консалтинговые услуги слишком дороги?

- Нет, думаю, они по силам едва ли не любому предприятию. К тому же в большинстве случаев можно рассчитать экономический эффект от моей работы. Но мне очень не нравятся слова «консалтинг», «консультирование». Они не отражают сути дела. На самом деле моя работа больше всего похожа на аутсорсинг* экономических услуг, когда самому предприятию держать квалифицированного сотрудника нецелесообразно.

- Почему же бизнесмены предпочитают обходиться своим умом, даже когда их дела очевидно плохи?

- Я об этом тоже много думала, а моя коллега и соавтор Ирена Голуба, она психотерапевт, предположила, что обращение или необращение за консультацией уходит корнями в детские годы, в возраст примерно от 4 до 7 лет. Если ребенок получал помощь от взрослых, когда ему было трудно, и взрослый ничего особенного не требовал от него взамен, во взрослой жизни в тяжелой ситуации он тоже будет искать помощи извне у более компетентных людей. И наоборот.

- Самостоятельность, получается, не всегда на пользу делу. Но мне казалось, что даже самый неопытный предприниматель все же знает, чего он хочет и, пусть примерно, но знает, как этого добиться. Это не так?

- Совсем не так. Дело в том, что цель бизнеса не в том, чтобы делать бизнес, что-то там продавать или производить. Цель бизнеса – делать это эффективно. Не больше продавать, а эффективнее продать. То есть, совершая те же действия, получать все лучший и лучший результат. Моя работа, собственно, и заключается в поиске резервов и способов такого улучшения.

 

Неорганизованный строй

 

- Вы как-то заметили, что главная проблема сегодняшнего бизнеса - плохая организация. Что вы имели в виду?

- А вы когда-нибудь задумывались, почему восстановление хозяйства после гражданской войны и после Отечественной войны шло разными темпами?

- После победы в Отечественной, вероятно, был такой всенародный подъем, воодушевление...

- Это верно, но сработали еще два фактора. После Великой Отечественной было понятно, что надо делать, – во-первых, отстраивать дома, школы, заводы, и было понятно, как именно это делать. Во-вторых, тогда была очень хорошая организация труда. Бывшие фронтовики отлично понимали силу организации, ценили взаимовыручку, они знали слово «приказ», знали, что стоит за словом «ответственность», понимали значение системы, умели создавать и укреплять саму систему. Даже базовую теорию организации создали русские, впоследствии советские, ученые в десятые-двадцатые годы прошлого века. Советская школа организаторов дала, в частности, плеяду блестящих советских директоров, поднимавших Магнитку, ДнепроГЭС, железные дороги и все остальное. Причем эти достижения преподносились именно как достижения, а не как подвиг. Руководители умели делать эту организационную работу.

- Это вы к вопросу о значении теории для практики?

- Не только. Я и о нашем времени. Мне часто приходится работать с тем, что называется циклом управления. Он предполагает, что ставится цель, потом под нее прописывается стратегический план, потом оперативный план, потом организуется его выполнение. По ходу контролируется ситуация, по окончании – анализируются результаты и корректируется либо план, либо стратегия, либо цель. До недавних пор приходилось больше работать либо с планированием, либо со стратегией, либо с анализом. А сейчас самым слабым блоком часто является организация. Предприниматели потеряли организаторские навыки, они не хотят организовывать, в том числе или прежде всего самих себя, зачастую толком не могут заставить сотрудников работать. Многое вязнет, причем именно на стадии организации процесса. Мы часто слышим жалобы: много говорится, но ничего не происходит. Жалобы верные, они описывают именно эту ситуацию – когда решение принимается, но не реализуется, потому что нет достаточных ресурсов для организации его выполнения. Еще раз подчеркиваю – не для выполнения, а для организации выполнения. Можно написать безукоризненный бизнес-план, но он окажется бесполезным именно из-за организации.

 

Мы не слышим друг друга

 

- В одном из интервью вы сказали, что считаете ответственными за наступивший в Латвии кризис две социальные группы - менеджеров всех уровней, включая тех, кто управляет государством, и молодое поколение, которое явно хочет жить не по средствам, при том что их притязания не соответствуют ни их реальному опыту, ни квалификации. И что должно произойти?

- Смена власти. Не формальная, в виде выборов, а изменение основы власти.

- Для изменения основ к власти должны придти совсем новые люди, новые партии?

- Интересы каких бы то ни было отдельных партий по определению не могут совпадать с интересами всего общества.

- Но что же делать? Управление не только нашим государством построено по партийному принципу. У вас есть свое видение возможного выхода из нынешнего кризиса?

- У меня нет рекомендаций в масштабе экономики всей страны. Но возможный выход я вижу достаточно нетрадиционным - в налаживании диалога всех со всеми. Начинала бы я, будь это возможно, с перехода к прямым выборам депутатов и усиления их ответственности перед избирателями. Чтобы люди голосовали не за партийный список, а за конкретного человека, поручали бы ему представлять свои интересы или интересы своей территории и спрашивали за надлежащее исполнение им своей работы. Вторым шагом тогда естественным образом стало бы налаживание диалога между политиками, которые уже подотчетны своим избирателям, и предпринимателями, от которых зависит реальное положение дел в экономике. Что надо сделать, чтобы улучшить состояние бизнес-среды? Какие условия будут по-настоящему, а не умозрительно удобны производству, особенно экспортному? Как облегчить начало совсем малого бизнеса, способного сделать человека или отдельную семью самостоятельно зарабатывающей? Как при этом предотвратить махинации с малыми предприятиями со стороны более крупных компаний? Отсюда будут логично вытекать следующие шаги, связанные с финансами, здравоохранением и образованием. Эти три инфраструктурные сферы серьезно определяют условия и качество нашей жизни. С ними тоже нужно вести диалог, чтобы согласовывать получаемые результаты. Ведь цель здравоохранения – не столько продление жизни вообще, сколько продление здоровой жизни. Это совершенно другой подход. И так далее.

 

Все едино

 

- Ну, пока наши политики и бизнесмены догадаются, что думать о том, как выходить из кризиса, надо всем вместе, сообща, а произойдет это, боюсь, очень не скоро, расскажите, пожалуйста, о какой-нибудь конкретной вашей работе, которая действительно принесла вам удовлетворение. Чтобы картина не выглядела только и окончательно мрачной.

- Пожалуйста. Фамилии я называть не стану, но был у меня клиент, которым я горжусь, реально горжусь (смеется). Он художник, очень хороший книжный график. Так вот, звонит он и говорит, что у него есть вопрос ко мне, по моей специальности. Мы встретились, и полтора часа он мне жаловался на жизнь - денег шаром покати. Я сказала, что знаю, что ему надо делать, и скажу, что именно, если он будет тупо, без обсуждений выполнять мои рекомендации. И тогда деньги появятся. Он пообещал. Рекомендация была простая: ты должен брать только те заказы, которые тебе нравятся. Через 3 месяца у него с деньгами проблем не было, и нет до сих пор.

- Это, скорее, похоже на психотерапию...

- Нет (смеется), это чистая экономика. Дело в том, что он перфекционист. И работу, которая ему не нравилась, он делал плохо, тянул, срывал сроки, не получал в итоге гонорара и за другую работу приняться не мог и... и так далее. А когда заказ ему нравится, он все делает в срок, и клиенту нравится, и деньги приходят вовремя.

- И все равно это, по-моему, больше психологическая акция…

- Психология, экономика, физика – это деление науки. Реальность едина.

- Что ж, так и запишем. Спасибо вам за встречу, надеюсь, не последнюю.

 

------------------

* Аутсо́рсинг, от англ. outsourcing (outer-source-using) - использование внешнего источника/ресурса: означает передачу той или ной организации определенных бизнес-процессов или производственных функций на обслуживание другой компании, специализирующейся в соответствующей области.

 

 

ИЗ ДОСЬЕ:

 

Елена Петровна БРЕСЛАВ, доктор экономики. Автор более ста научных и публицистических статей. Автор книги (вместе с Иреной Голуба) «7 нот бизнеса. Настольная книга руководителя», соавтор издания «Бюджетирование: шаг за шагом». Много занималась консультированием, в частности, в сфере бюджетной и кредитной политики предприятий, планирования их деятельности, системы управления.

Говорит, что к ней приходят, как к сельскому врачу, – «помоги мне». И что ей пришлось выучиться не только экономике и менеджменту, но и приемам достаточно мягкой корректировки иногда убеждений собеседников, иногда заблуждений…

Комментарии


Символов осталось: