Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


14.06.2010   Кто закрывает школы, тот будет открывать тюрьмы

Народная мудрость гласит: кто закрывает школы, тот будет открывать тюрьмы. Преступность молодежи в нашей стране и без того высока — хулиганство, воровство, грабеж, разбой, изнасилование и даже убийства. Но школы все же закрывают…

 

В 2009 году, оправдываясь трудной финансово–экономической ситуацией, самоуправления Латвии по согласованию с министерством образования и науки ЛР реорганизовали и ликвидировали 100 школ; около 5000 учителей потеряли работу.

В 2010 году планируется реорганизовать 16 школ, закрыть 8. Красавица Рига в этом «черном» деле не отстает от республики. В прошлом году под нож попали 10 школ, 9 из них с русским языком обучения; в нынешнем — 4. Это Рижская коммерческая гимназия, 100–я и 16–я средние школы, а также реорганизуется школа–интернат для детей–сирот № 7. Начнется процесс с 1 июля.

Чиновники успокаивают учителей, родителей, детей — мол, не волнуйтесь, учебные программы ликвидированных школ будут сохранены, и большинство учителей сохранят работу.

Увы, мы достоверно знаем, что если и хотят, как лучше, то получится, как всегда.

В прошлом году, обосновывая свои поспешные решения, Рижская дума оправдывалась: обречены, вынуждены, даже экономию подсчитали — в 2009 году — 260 000 латов, в 2010–м — один миллион семьсот тысяч. Стоят ли исковерканные судьбы учителей и детей таких денег? Не стоят. Ведь только при строительстве Южного моста, ведущего в никуда, разбазарены, по данным Госконтроля ЛР, 37 миллионов латов, а на строительство «Замка света» государством будет потрачено почти полтораста миллионов.

Не ведают, что творят? Сомневаемся. С работающей школы ничего, кроме бумаги, поиметь нельзя. От строительства — о–го–го.

 

Закрыть, и никаких гвоздей

 

В Даугавпилсе три основные школы планируется присоединить к средним. Экономия, по мнению руководителя местного образования О.Дукшинской, составит 300 000 латов, а дети из ликвидируемых школ, по ее же мнению, только выиграют: оборудованные кабинеты, возможности консультаций, занятий в кружках и студиях…

Во–первых, сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Во–вторых, что бы чиновники ни обещали, факт остается фактом: три школы — три микромира образования, духовности, культуры — будут уничтожены; ниточка духовной связи между учителями, учениками, родителями — разорвана. Это невозможно ни оправдать, ни объяснить ни экономией, ни посулами.

Что же произойдет до 1 сентября 2010 года в сельских регионах?

В Прейльской волости будет закрыта Айзкалнская основная школа, в которой учатся 30 учеников. Дети продолжат учебу в Пелечской основной школе, то есть будут ежедневно ездить автобусом за 24 км. Что будет со старинным зданием Айзкалнской школы? Сколько будет стоить ее содержание и охрана, а также подвоз детей, вряд ли кто–нибудь подсчитал.

Веселавской основной школе 149 лет. Стопятидесятилетнего юбилея не будет. После присоединения Веселавской волости к Приекульскому краю содержать свою школу финансово невыгодно, да и детей становится все меньше. Они будут разбросаны по трем разным школам — Прейльская средняя, Райскумская санаторная школа–интернат и Марсненская основная школа. Директор школы г–жа Пурмале легкомысленно заявляет: выгоды и потери подсчитаем после «оптимизации». Насколько нам известно, педагоги этой школы пока предложений о продолжении работы не получили.

Закрывается и Смилтенское дошкольное учреждение «Абециши», которое арендовало помещения в Смилтенском техникуме. Договор с техникумом об аренде не продлен, и деток придется распределять по другим детским садикам города и края. Что будет с воспитателями? Вопрос опять же риторический…

 

Один «пшик»…

 

Чиновники МОН утверждают, что прежде чем согласиться с закрытием каждой школы, изучают ситуацию, оценивают количество детей, качество работы, перспективы развития, возможности подвоза детей в близлежащие школы, мнение учителей и родителей. И, мол, согласие дается лишь при объективной необходимости.

Мы же, как тот темный крестьянин двадцатых годов прошлого века, которому объясняли: это трактор — мотор, колеса, руль, на нем можно пахать, сеять, боронить, а он спрашивал — а куда лошадь запрягать?

Так и мы, несмотря ни на что, считаем, что закрытие любой школы по любым причинам — это трагедия и очередная ошибка властей нашего государства. Чиновники подсчитывают якобы экономию, но никто не подсчитал дополнительных расходов. Сколько будет стоить содержание, охрана, отопление опустевших зданий? Сколько средств потребуется на дополнительные автобусы, чтобы привезти ребят в школы, — на оплату работы водителей, на бензин, ремонт? Сколько финансов уйдет на пособия по безработице учителям и техническим работникам школы? С учетом этих затрат, думаем, не экономия, а «пшик» получится.

 

Не все измеряется деньгами

 

Прибавим еще минусы, которые нельзя измерить деньгами. Это потерянное время детей и учителей, затраченное на дорогу; меньше станет возможностей заниматься в кружках и студиях, ведь автобусы курсируют по четкому расписанию; да и нервные клетки, как известно, не восстанавливаются…

При Улманисе школы — строили, при советской власти — тоже. В нашей же псевдодемократической стране школы закрывают, значит, — будут открывать тюрьмы.

Нас нередко упрекают, что мы защищаем только русские школы. Не только. Мы убеждены вопреки всем аргументам чиновников Рижской думы, что решение о закрытии Рижской коммерческой гимназии — школы латышской — принято необоснованно. Мы обратились к председателю комиссии по образованию, культуре и науке Сейма ЛР Янису Страздиньшу с просьбой пригласить всех заинтересованных лиц и еще раз обсудить проблему. Готовим по этому вопросу заявление мэру Риги г–ну Нилу Ушакову, а также запрос министру Татьяне Коке.

Для нас, опытных педагогов, когда закрывается русская ли, латышская ли школа — это одинаковая трагедия. Разница лишь в том, что если закрывается латышская школа, то, возможно, ее когда–нибудь откроют. Например, если случится демографический бум. Закрытую же русскую школу в нашей республике не откроют никогда.

Комментарии


Символов осталось: