Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


28.06.2010   Пятеро в парламенте, или Факты — упрямая вещь

9–му Сейму осталось доработать всего ничего — сентябрь до выборов и октябрь после выборов. Конечно, и за это время можно немало и дров наломать, и добрых дел сделать. Но, в принципе, уже пора подводить итоги.

 

Запчеловцам сделать это легко, ибо существует доступная каждому на партийном сайте исчерпывающая летопись деяний фракции. Летопись включает 813 эпизодов — почти по одному на каждый из примерно 940 стандартных рабочих дней, прошедших с момента утверждения полномочий депутатов.

Ни одна из фракций двадцати двух составов парламента такого дневника не имела (правда, в 12–ти из них и фракций не было). Жили, как в племенную эпоху, неуверенно рассказывая избирателям шаманские сказки о своих по случаю выдуманных «великих свершениях». А тут, пожалуйста, любое из 813 деяний или по телевидению показывай, или неделю обсуждай во всех газетах. Если деньги имеются.

 

Ветви древа

 

Связное представление внушительного массива данных требует их структуризации. Критерием правильности выбора является сопоставимое количество событий в каждой из выделенных структур. Решение о структуризации было принято еще в мае 2007 года при подготовке отчета фракции партийному съезду, когда эпизодов для летописи набралось лишь 130.

Соответственно, учитываются инициативы фракции по «русскому вопросу» (264), социально–экономическим (199) и общедемократическим (127) проблемам. Последние две ветви — это «прорусские» инициативы фракции за стенами Сейма (149) и принятые предложения ЗаПЧЕЛ (74).

Данные каждой из этих ветвей представляются в виде наращиваемой ленты событий, каждое из которых снабжается порядковым номером в своей ветви, датой и краткой характеристикой, позволяющей понять его суть.

Ну, например, одна рядовая запись на ленте: «58. Подача и защита (20 сентября и 11 октября 2007 года — 10 выступлений трех депутатов) поправок к закону об общем образовании, предусматривающих расширение роли школьных советов и более гибкое регулирование минимальной наполняемости классов».

Можете себе представить, сколько труда и нервов стоило этим «трем» (двое из которых имеют степень доктора педагогики) подготовка 14 поправок к законопроекту, защита их в присутствии лучших специалистов республики на заседаниях ответственных комиссий и двух пленарных заседаниях Сейма. Не стоит забывать, что одна из поправок касалась права передачи вопроса о норме наполняемости классов от профильного министерства самой школе. А ведь и в том «жирном» 2007 году ликвидация русских классов в провинции (зачастую, единственных на весь район) под предлогом их «ненаполняемости» шла полным ходом!

А вот еще пример, который можно оставить без комментариев: «44. Противодействие (с 3 по 10 мая 2007 года) принятию антироссийской и антирусской «декларации о поддержке Эстонской Республики»: 5 выступлений трех депутатов, подача поправок, попытка исключения из повестки дня и распространение заявления о нарушениях Регламента, позволяющих не считать декларацию официальным мнением латвийского государства. События в Эстонии депутаты дважды характеризовали в своих выступлениях формально на другую тему: 26 апреля (в день сноса памятника) и 3 мая (в день похорон 20–летнего Дмитрия Ганина, убитого 26 апреля)».

Конечно, читатель может упрекнуть нас за то, что принятых предложений в восемь раз меньше, чем предложенных Сейму инициатив. Но не стоит забывать, что нас всего пятеро из 100 депутатов парламента. Да и находимся мы в принципиальной оппозиции к сложившейся расистской системе, мечтающей о полном очищении от «инородцев» или в качестве компромисса готовой согласиться на полную ассимиляцию оставшихся.

Во всяком случае, эти 74 принятых предложения никак не согласуются с вбиваемым в массовое сознание стереотипом о полной неспособности ЗаПЧЕЛ к конструктивной деятельности и нашем неумении «договариваться».

Я надеюсь, что два приведенных выше примера доказывают, что наш проявленный в них «неконструктивизм» оправдан и является ничуть не менее ценным для общества, чем, скажем, такое принятое предложение ЗаПЧЕЛ: «60. 2 февраля 2010 — Кабинет министров поддержал предложение ЗаПЧЕЛ о праве школ переносить срок окончания школьных каникул таким образом, чтобы ученики и учителя могли бы отметить дома православное Рождество».

 

Сравнительный анализ

 

Главным поставщиком законопроектов в Сейм от правящей коалиции является Кабинет министров. Еще и комиссии стараются, продукция которых тоже выражает мнение «позиции».

Оружием оппозиции, в основном, являются вопросы (для этого нужны подписи 5 депутатов, которые у нас есть) или запросы (не менее 10 депутатов) министрам.

Оппозиция может подать свой законопроект, который, как правило, отклоняют на первом же заседании Сейма без рассмотрения и особых дебатов (позволяется только одна пятиминутная речь в защиту законопроекта). Более эффективно подавать поправки к «чужим» законопроектам при их рассмотрении во втором и третьем чтении. Оппозиция не может планировать время их подачи, и нам остается только терпеливо, как крокодил в тине возле берега, выжидать. Зато поправки рассматриваются в комиссиях с привлечением специалистов, а на пленарном заседании их могут защищать несколько депутатов.

Предварительная оценка деятельности других фракций, оказавшихся в оппозиции, показывает, что ни по числу поданных, ни по числу принятых поправок мы им, как минимум, ни в чем не уступаем. К сожалению, систематизированного фактического материала нет.

А вот по тем деяниям оппозиции, которые не зависят от воли правящего большинства (законопроекты, вопросы и запросы), хотя бы валовую статистику относительно лидеров собрать удалось. Фракция ЗаПЧЕЛ представила 163 самостоятельных инициативы (не связанные с определяемым правящей коалицией порядком работы Сейма): 71 законопроект, 92 вопроса правительству. Фракция «Новое время» — 115 (44 законопроекта, 71 вопрос и запрос). «Центр согласия» — 80 (43 законопроекта, 37 вопросов и запросов). ЛПП/ЛП — 25 (6 законопроектов, 19 вопросов и запросов). При этом следует учесть, что в первых двух фракциях–конкурентках депутатов почти вчетверо, а в последней — вдвое больше, чем в ЗаПЧЕЛ.

Та же картина даже не относительного, а абсолютного превосходства над другими фракциями наблюдается и по главному оружию оппозиции — выступлениям в дебатах: ЗаПЧЕЛ — выступления по 634 вопросам повестки дня, Гражданский союз — 548, Новое время — 518. По нагрузке на одного депутата (127 выступлений) ЗаПЧЕЛ превосходит другие фракции. ТБ/ДННЛ и Гражданский союз— в 1,5 раза, «Новое время» — в 3,7 раза, ЦС и ЛПП/ЛП — впятеро, СЗК — в 11 раз.

В виде ленты событий удалось восстановить только предложения фракций по «русскому» вопросу: ликвидация массового безгражданства и его последствий, восстановление системы образования на русском языке, ликвидация иных форм языковой дискриминации, противодействие искажению истории, развитие культуры национальных меньшинств, противодействие нападкам на Россию. Поведение всех латышских фракций по этим проблемам однозначно негативное, и исследовать, какая из них «самая вредная», не имеет особого смысла.

А вот две русские (по составу избирателей) партии по активности здесь отличаются разительно (см. таблицу):

Сравнительная активность ЗаПЧЕЛ (5 депутатов) и «Центра согласия» (18 депутатов) по «русскому вопросу»

 





























































Вид активности


ЗаПЧЕЛ


ЦС


Законопроекты


34


8


поправки к законам


97


14


вопросы министрам и должностным лицам


58


7


устные демарши


75


19


в т.ч. Вопросы, связанные с государственными интересами России


18 (3 законопроекта, 3 поправки, 2 вопроса и 10 демаршей)


3 (1 поправка и 2 демарша)


Всего


264


48


Прошу прощения у коллег из ЦС, если какой–либо их хороший поступок я пропустил. Но они, в отличие от нас, часто не защищают свои предложения, а это существенно затрудняет их поиск среди представленных на рассмотрение Сейма трех тысяч с лишним документов (без учета поправок к законопроектам, которых еще нескольких тысяч).

 

Левая альтернатива

 

Сегодня не найти такого руководителя ЗаПЧЕЛ, который не заявляет, что он был против этого лозунга («левая альтернатива»), под которым на выборах 2006 года мы едва перевалили 5–процентный барьер. Тем не менее, фракция успела потрудиться и на этом поприще. Из наших 199 инициатив в социально–экономической области только 34 можно отнести к «правым», направленным на защиту интересов мелкого и среднего бизнеса и оживление экономики. Остальные 165 сделали бы честь любой социал–демократической, а то и социалистической партии. Из них 28 инициатив посвящены решению жилищной проблемы и, прежде всего, защите интересов жильцов денационализированных домов.

Вот вам три примера из всех трех областей:

101. Голосование и выступление против пятикратного повышения штрафов за нарушения в области рекламы;

75. Подача и защита поправок к закону о социальных пособиях, предусматривающих увеличение на одну треть социальных пособий (6000 человек), а также минимальных пенсий по старости (50 тысяч человек), инвалидности (25 тысяч), потере кормильца (полторы тысячи человек) и ликвидаторов Чернобыльской аварии.

172. Подача и защита (18 марта 2010) поправки к закону об отчуждении недвижимого имущества для общественных нужд, предусматривающей возврат в собственность самоуправлений денационализированных жилых домов, хозяева которых не выполняют обязательств перед жильцами.

Особенно же мы гордимся записью из списка наших побед под номером 59: 17 декабря 2009 года Сейм по инициативе ЗаПЧЕЛ принял поправки к закону о гражданском процессе, предусматривающие запрет судебных вычетов из сумм, выплачиваемых должникам в виде любых государственных социальных пособий, возмещения и пенсии по потере кормильца и в виде алиментов. Кроме того, Сейм решил, что при вычетах из пенсий и пособий по безработице фракций сумма, оставляемая у должника, не должна быть меньше пособия социального обеспечения (45 латов в месяц). Мимо кредитных учреждений пройдет сумма около 20 миллионов латов в год, остающаяся на содержание должников и их семей. Это — самое крупное известное нам вмешательство оппозиции в финансовые вопросы. Закон вступил в силу 1 февраля 2010 года.

Даже если Сейм так и не разберется с законом о неплатежеспособности, который президент нам 22 июня вернул на доработку, кое–что для решения самой тяжелой на сегодня проблемы Латвии мы сделали.

 

Демократия

 

Я не верю в торжество демократии без прекращения дискриминации русскоязычного меньшинства. Тем не менее, свою лепту в общедемократические процессы в виде 127 инициатив мы внесли. Из них, конечно, самая крупная — победа в Конституционном суде, вернувшая в Латвию свободу собраний. Пусть латвийцы ей пользуются, чтобы вернуть себе и остальные права.

С нашей подачи несколько ограничена и возможность промывки мозгов избирателям. Хотя до того, чтобы люди руководствовались при своем выборе реальной работой парламентариев, а не ее имитацией на телеэкране, еще далеко.

Комментарии


Символов осталось: