Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


09.08.2010   Дыра, в которую со свистом улетают деньги

К нам, в ЗаПЧЕЛ, обратились предприниматели с проблемой, на мой взгляд, чрезвычайной важности. Речь идет о существующей в стране системе закупок, огромных финансовых потоках, которые у нас крайне плохо контролируются. А, по существу, о коррупции, процветанию которой косвенно способствует такое «маленькое» несовершенство в государственном законодательстве. Какое именно?..

 

У нас есть Закон о публичных закупках. То есть закон о системе и правилах закупки товаров, материалов, сложнейшего оборудования, различной техники, включая и очень дорогостоящую. Эти закупки частично или даже полностью может финансировать государство, самоуправление, на них могут выделяться деньги из европейских фондов. При каждом министерстве есть агентства развития, при прямом посредничестве которых можно получить деньги для реализации того или иного проекта.

Государственное учреждение, фирма или частное лицо, которым оказана финансовая поддержка, - а это иногда суммы в сотни тысяч латов, по закону обязаны провести конкурс и по результатам конкурса определить, у кого именно, за какую цену будут делаться закупки.

Чтобы все было честно, дополнительно к закону были разработаны Правила Кабинета министров под номером 65. Они вступили в силу 5 февраля 2008 года. Подписал эти Правила тогдашний министр экономики Каспарс Герхардс (ныне министр сообщения). И вот тут начинается интересное...

В Правилах сказано, что госучреждения, любые частные фирмы, которые получают финансирование, должны информировать о предстоящем конкурсе. Они обязаны разместить объявления о предполгаемых закупках на специальном сайте - сайте Бюро по надзору за закупками, через которое и проходят эти самые закупки. То есть предприниматель, которому есть что предложить, заходит на сайт и смотрит, где и какие объявлены конкурсы. Если предприниматель решает участвовать в конкурсе, он заполняет заявку-анкету по специальной форме, определенной Правилами, отправляет ее в Бюро по надзору за закупками, а бюро выставляет ее на своем сайте.

Пока все вроде бы правильно и все логично. Тогда в чем загвоздка?

А в том, что эта система расчитана на заведомо честных людей. Они у нас, конечно, есть, но есть и, скажем так, не очень честные. И этим последним форма, разработанная кабмином (смотрите, как именно она выглядит, в приложении), предоставляет великолепную возможность набить элементарнейшим способом собственный карман.

Дело же в том, что тот, кто хочет участвовать в конкурсе, прежде должен познакомиться и изучить его условия. За нами, по закону и как записано в Правилах, следует обращаться, скажем, в течение недели после объявления о конкурсе по такому-то телефону (указывается номер телефона).

И вот тут начинается форменный цирк. Телефон НЕ ОТВЕЧАЕТ! Неделю, две или больше. Запросы, посланные на соответствующий адрес по электронной почте, тоже остаются без ответа. Что происходит в результате?

А в результате держатель финансов конкурсного проекта, тот самый, телефон которого и адрес почты были указаны на сайте Бюро по надзору за закупками, заявляет, что звонков не было и что откликнулись на предложение поучаствовать в конкурсе, скажем, всего-навсего две фирмы (обе, в чем можно не сомневаться, «свои», заранее ему известные). В конечном счете одна из этих двух «побеждает в конкурсе», и оборудование закупается. По запредельной цене!

А предприниматель, захотевший продать на честных конкурсных условиях свою продукцию, остается с носом.

Интересно, что по закону информацию о проекте, о конкурсе можно вроде бы получить и в Агентстве развития (это тоже записано в бланке-анкете). Но таких агентств, через которые, собственно, происходит раздача средств фондов, - десятки. В какое именно обратиться, предприниматель понятия не имеет. Звонит в одно, другое - там ничего не знают. Кто выиграл грант, тоже неизвестно.

В конкретном случае, о котором я разговаривал речь с предпринимателями, с большим трудом удалось все же выяснить, что обращаться надо было в Агентство поддержки села. В агентстве разыскали-таки проект соответствующего конкурса, но сказали, что они сами не могли до них дозвониться и в конце концов списались с получателем финансирования. Тот ответил, что мобильный телефон, по которому предлагалось звонить, «случайно потеряли». Такое вот простенькое, без затей объяснение. Еще представителю агентства сказали, что, дескать, желающие могли бы и сами приехать и получить на месте условия конкурса. Приехать предлагалось в некую воласть, на некий весьма отдаленный хутор.

Таким вот образом была создана ВИДИМОСТЬ конкурса, в котором из двух вариантов выбрали якобы более выгодный. На самом деле выгодный надо написать в кавычках. Цена, за которую делают в таких случаях закупки, может быть выше реальной, рыночной, в несколько раз. При этом официально цену называют одну, а закупают - втрое дешевле. Разницу в деньгах, отпущенных государством или еврофондом на закупку, и реальной стоимостью закупленного — себе в карман. Вот вам и вся схема.

Понятно, что виной всему неточность, нечеткость в законодательном документе, тех самых Правил. В документе, предлагающем принять участие в конкурсе, должно быть точно обозначено лицо и конкретное агентство, курирующее этот проект. Почему этого нет? Трудно сказать. Может быть, имеет место законодательная безграмотность, халатность, может, случайный недосмотр, а может, и совсем не случайный. Нельзя исключить и сознательное попустительство со стороны «заинтересованных сторон».

Вопрос, что с этим делать, как заткнуть дыру, в которой со свистом исчезают тысячи, десятки или даже сотни тысяч латов?

Я уже вел переговоры с членами народнохозяйственной комиссии Сейма, и мы дружно согласились, что имеет место явный законодательный ляп. Даже не столько законодательный, сколько министерский. В любом случае это говорит отнюдь не в пользу господина Герхардса, своей подписью скрепивший правомочность документа, о котором шла речь.

Я предложил, чтобы в анкете было ясно и точно указано агентство, которое обеспечивает финансирование закупок и которое фактически должно контролировать весь процесс закупки. Пока такого контролирующего органа, по сути дела, нет, и нет, соответственно, ответственности за то, что происходит рядом с нами сплошь да рядом.

Мне обещали, что мое предложение рассмотрят на ближайшем заседании Совета госсекретарей.

 

Подпись к снимку:

Это образец документа, который, если перевести буквально, называется «Приглашение подать предложение». Анкету нужно заполнить и выслать в Бюро по надзору за закупками. В круге выделено место, из которого следует, что информацию об условиях конкурсов можно получить у авторов финансируемого проекта и в Агентстве инвестиций и развития. Однако это агентство не располагает всей необходимой информацией, и приходится по кругу обходить и обзванивать другие «конторы»-агентства, которых в Риге - множество...

Комментарии


Символов осталось: