Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Акценты


07.09.2010   Сирийский кошмар, или Приключения предпринимателя, которых не пожелаешь и врагу своему

В минувшем июле произошло ЧП: в Дамаске задержали и почти две недели продержали под арестом латвийского предпринимателя, прибывшегося в Сирию с сугубо деловым визитом.

 

Чтобы освободить человека, подключили латвийский МИД. Дело осложнялось тем, что в Латвии нет посольства Сирии, а в Сирии нет латвийского посольства. Отец задержанного обратился в ЗаПЧЕЛ и лично к Татьяне Жданок. Та попросила наш МИД обратиться с соответствующей нотой к МИДу Серии через посольства Белоруссии в Латвии и в Сирии. Общими усилиями удалось вернуть латвийского гражданина-предпринимателя на родину.

Его имени из понятных соображений мы не называем, но предлагаем читателям рассказ, записанный с его слов, о том, что же произошло. Полагаем, эта трагическая по своей сути история может быть полезной всем, кто по тем или иным причинам покидает пределы республики. Итак, включаем запись...

 

Все, казалось, идет как по маслу

 

- Это был международный бизнес-проект — предполагалась постройка трех отелей в Сирии. Меня нашли через российский Интернет. Искали именно там, поскольку считали, что бывшие советские люди более мобильны, легче, чем французы, немцы или швейцарцы, адаптируются в любой ситуации. По-видимому, устраивали и мое образование, плюс мой опыт. По первому образованию я механик, по второму — учился финансам и кредитам. Так я и попал в проект, руководителем одной из его частей.

Для начала я разыскал пять компаний, имевших опыт работы с Сирией, потом полетел в Дамаск. Разместился в одном из лучших местных отелей. Трехзвездочном, но без тараканов, хотя на первом этаже — муравьи...

Провел встречи с местными специалистами, осмотрел местные предприятия. Последние привели меня в изумление: я много видел на своем веку, но такое!.. Уровень производства отстает даже от латвийского лет на пятнадцать, каких-либо производственных традиций нет вообще, грамотность... Знаете, на одной из старейших местных фирм по аэрокондиционированию — именно этим мне предстояло заняться — понятия не имели, что вода при замерзании расширяется. Интернет есть далеко не у всех, наличие его — вещь очень престижная.

Словом, повстречался с фирмами, их владельцами и топ-менеджерами. Переговоры шли нормально и вполне по-дружески. Ну, конечно, пытались узнать, кто за мной стоит, но это нормальное явление. После каждой встречи я писал короткие отчеты, для себя самого, чтобы лучше помнить. Их, кстати, потом изъяли, пропали бесследно.

На всю деловую часть у меня ушло четыре дня, и вечером 22 июля я прибыл в аэропорт.

 

Три спасительных SMS-ки

 

Задержан в аэропорту я был в два часа ночи на 23 июля. На контроле у меня забрали билет — это был последний раз, когда я видел билет из Дамаска. И дальше препроводили прямиком в камеру предварительного содержания.

Там было вместе со мной 18 человек. 16 из них, похоже, из Ирака и, как я узнал у человека, говорящего по-английски, ехали куда-то под видом спортивной команды. Здоровые такие мужики, с пудовыми кулаками, они бы легко удержали по автомату в каждой руке. Еще один человек из Европы, жил в Англии, занимался продажами. Его взяли в местном кафе, обвинили в домогательствах по отношению к девушке, и стоило ему это обвинение трех месяцев тюрьмы и 150 тысяч евро. Плюс унижения и плюс... плюс.. могу себе представить чего еще.

Мобильный у меня изъяли при задержании, поэтому, буде с вами случится, не дай бог, что-то подобное, немедленно звоните куда только сможете. Потом изымут все и наверняка не вернут. Я успел отправить три SMS-ки, и только благадаря им близкие узнали, где я.

На следующий день отвезли в тюрьму, произвели полный обыск вещей, опись. Я, понятно, спрашиваю, за что задержали. Мне или не отвечают вовсе, или говорят туманно: «Нам нужно проверить», «А что вы делали в Серии?», «Завтра выпустим». То есть ответа нет. Говорю, мне нужно позвонить в посольство. Мне: «А зачем вам звонить в посольство?» Или: «Завтра позвоните».

В тюрьме изъяли все, привели в маленькую допросную комнату. Хорошо, что смог дотянуться до потолка и открыть вентиляционное отверстие, которое сплошь зелеплено грязью, пылью, но все-таки гоняет воздух, а то бы задохнулся. Потом отправили в камеру.

 

В одиночной камере

 

В одиночной камере я просидел примерно 12 дней. В первые дни спал на каменном полу, потом выпросил у них одеяла. Муравьи, прусаки бегают... Сначала приходишь в ужас, потом смотришь на это... ну, почти спокойно. Что посадили меня в отдельную камеру, слава Богу. Еесли бы в общую, скорее всего, просто бы убили. Пока меня вели в эту камеру я насмотрелся такого ужаса, какого не видел ни в одном фильме. Полный кошмар! В камере по 20-30 человек, культурный уровень — кошмарный.

День или ночь на дворе, я не знал. Кормили раз или два раза в день, давали одну-две лепешки, плюс какое-то яблоко или оливки жуткого качества, с косточками. Но хоть такие... В туалет водили раз в день. Пить воду я боялся.

Пока сидел, слышал, как избивают людей - удары, стоны, крики, 20-25 ударов. В первые дни это приводило меня в ужас, потом воспринималось почти спокойно. Дышать в камере невозможно, но можно было выходить на пару часов в коридор, там хоть какая-то вентиляция, можно посидеть на полу, отдохнуть. Приходишь в себя, возвращаешся, засыпаешь, просыпаешься мокрым.

Примерно через день или два пришли двое следователей, вели допрос часа четыре: чем занимаюсь, с кем встречался, был ли в Израиле, есть ли у меня там родственники. Всем, кто когда-либо бывал в Израиле, категорически не советую ехать в Сирию - это риск, близкий к смертельному. Они с Израилем воюют до сих пор.

На следующий день или, может быть, через день после допроса опять пришли ко мне, буквально на 5 минут. Я прошу созвониться с посольством - отвечают или прямым отказом, или так, знаете, не прямо. То же - на мою просьбу разрешить позвонить домой.

А примерно за 3 дня до освобождения ко мне пришел, как я понял, представитель их спецслужб. Кто именно, не знаю, никто там представиться не находит нужным. Только один человек сказал мне, что вот это - охрана миграционной тюрьмы, а этот офицер — главный в тюрьме. Их имен я тоже так и не узнал.Кстати, наших имен они не понимают вовсе, и фамилий тоже. У них есть понятие «имя отца», поэтому меня там записали под моим и отцовским именами, но произнести им наши имена - никак, и они меня называли или «Латвия», или «Латавия», или как-то еще в том же духе. Вообще в каждом месте я проходил под новым именем и фамилией.

Меня заставили назвать пароли моих е-мейлов, мобильного телефона, ноутбука, которые потом изъяли. А человек от спецслужб пришел под предлогом, что он-де не может понять пароль моей электронной почты. Хотя права требовать его у меня он не имеет, но когда понимаешь, что тебя могут бить... Нет-нет, меня не били. Пришедший опять спрашивал, чем занимался, с кем встречался, чем занимаюсь в Латвии, почему приехал сюда, что думает обо мне моя компания. Но понял, видимо, что я не его клиент, и отбыл восвояси.

 

Мир не без добрых людей

 

После этого меня повезли в центральный имиграционный офис. В машине три человека, один автоматчик и я, конечно, в наручниках. Наручники снимали, только когда мы выходили из аэропорта и когда заходили в отель - чтобы, значит, не пугать иностранцев. Вымогали деньги, потребовали, чтобы снял с кредитки 800 евро на билет, который, как я понимаю,был бесплатным. Банкомат, и тот только пятый по счету, выдал 600 евро. Еще 20 евро взяли за бензин, буквально вынули из кошелька: «Можно я их возьму?» Что я мог на это сказать?..

...Но знаете, что меня еще поразило? Отношение ко мне простых мусульман. Ни единого наезда! Мы даже общались, как могли, на ломаном английском.

Моя благодарность всем людям, кто помог мне. И личная благодарность Татьяне Аркадьевне Жданок и ее партии. Меня оттуда буквально выдернули, и выдернули, по тамошним понятиям, очень быстро.

Комментарии


Символов осталось: