Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


04.03.2005   ТЕАТР СВОБОДЕН, КУДА УЖ ДАЛЬШЕ

ТЕАТР СВОБОДЕН, КУДА УЖ ДАЛЬШЕ

                             

Гарри ГАЙЛИТ

 

            У нас часто говорят - западный театр, западный театр. А что это такое, мало кто знает. Но все убеждены, что коли западный и к тому же современный, значит, это очень хорошо.

            В начале февраля в Германии прошел  региональный марафон т.н. свободного театра - “Берлин 100%”. За четыре для было показано 120 спектаклей. Хоть и на четырех площадках, все равно число настораживает. И не напрасно.

            Дело в том, что требований для участия выставлялось всего два. Суметь за полчаса подготовить сцену и занимать ее не дольше шестидесяти минут. Спектакли игрались профессиональными актерами, но в формате любительского театра - каждый спектакль рассматривался с точки зрения свободы выражения в формате документального театра. Это примерно то же самое, что делают сегодня в Новом Рижском. Кстати, не случайно немцы очень заинтересовались последней постановкой Алвиса Херманиса “Латышские рассказы”. Это в их представлении  и есть современный свободный документальный театр.

            Поскольку фестиваль-марафон не имел никаких принципов отбора, а свелся к хаотичному показу, он и закрылся, не объявив никаких результатов. Сейчас это модно - себя показать и на других посмотреть. Потусоваться в свободном режиме, без всяких  жюри, конкурсов и, не дай бог, призов или премий. Чтобы все были равны и никто  из общей массы не выделялся. Демократия. И бизнес. Потому что это только так кажется, что вокруг простота невинная. На самом деле устроители на этом сделали свой маленький бизнес.

            К чему стремится современный свободный театр?  Главное - как можно  дальше отойти от сцены и вообще от всего, что связано с нашими прежними представлениями о театре. Второе: важна не игра “в чувства”, а их непосредственная, открытая демонстрация. Точно так же построены монологи, из которых составлены  “Латышские рассказы”. У Херманиса это цикл спектаклей, занимающих много вечеров. Исполнитель сидит перед вами в кресле и рассказывает, чаще о самом себе, какую-нибудь историю, как он рассказывал бы, скажем, сидя с вами за обеденным столом. Это называется документальным театром, потому что ничего не изображается, а происходит перед вами наяву. Что называется - здесь и сейчас. И совершенно не важно, нравится вам, как он рассказывает, или нет. Вы вообще не в счет. Важно только одно - возможность расходовать перед вами какое-то количество своих нервных клеток. Это своеобразный эксгибиционизм, если не хуже. Самоудовлетворение путем освобождения от театральных условностей. Что до зрителя, он в зале  нужен лишь потому, что без него, в пустом зале, исполнитель никакого самоудовлетворения не испытает.

            Документальность современного театра заключается, таким образом, в особой специфике исполнения. В новом спектакле НРТ “Месяц в деревне” по Тургеневу, поставленном Марой Кимеле, под сценическое пространство использовано огромное фойе. Оно раза в четыре или  в пять больше театральной сцены. Для чего? В обычном театре бушующие в душе человека чувства, любовное томление, взрыв страстей профессиональный актер может выразить не сходя с места. Для этого в его арсенале имеется немало способов. Как он их применяет - этим, собственно, и определяется актерское мастерство. В документальном театре ничего не надо выражать, достаточно показать. Как?  Оказывается, проще всего это делать пробежками, прыжками по сцене или, как у Кимеле,  по просторному фойе. Главное - показать не сами чувства, а их избыточность. Вот для этого в “Месяце в деревне” герои спектакля и носятся по фойе, визжат от восторга, воют от огорчений. Или - еще один замечательный прием - в фойе пять огромных окон, одна героиня в порыве чувств может вздернуть шторы вверх, другая через пять минут  те же окна опять зашторит и т.д. и т.п. Это и есть документальный театр. Он не изображает что-либо, а лишь демонстрирует, как бы констатируя, сам факт.

            Зачем все это нужно? И кому? Дело в том, что художественный театр обладает чуть ли не самым мощным способом воздействия на человека. Помогает ему формировать отношение,  принимать решения, оценивать события… Примерно так, как это делала периодическая печать в “тоталитарном обществе”.

            На сегодняшний день неолибералисты давно оскопили СМИ, превратив их в банальный источник информации. Газеты у нас больше не  формируют общественное мнение. Они только сообщают факты, а отношение к ними читатель как бы должен вырабатывать сам.  Только сам он никаких обобщений делать обычно не способен. Чаще всего он эти факты просто проглатывает.

            Того же добиваются сторонники документального театра. Свободной констатации фактов. Никаких режиссерских комментариев, трактовки не нужно. Это лишнее. От всего театрального театр должен освободиться. Свободному зрителю нужен свободный театр. Вопрос только - как долго он такой будет ему интересен?

 

                                                                                                              

 

Комментарии


Символов осталось: