Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


04.03.2005   И ДАЛСЯ ИМ ЧЕХОВ!





 

 

            Гарри ГАЙЛИТ

 

В последнее время что-то часто приходится слышать и даже читать, что тот или другой человек не любит Чехова. О Толстом, Лермонтове или Пушкине я ничего такого пока не слышал, но услышу - в этом я не сомневаюсь. Иначе на что нам дана свобода слова, равенство и вообще демократия.

            Раньше я не помню случая, чтобы кто-нибудь сказал что-то подобное. Это было невозможно. Даже если кому-то действительно не нравился Чехов, ни у кого язык не повернулся бы всерьез сказать это вслух.

            Во-первых, хотя бы потому, что это значило бы расписаться в своем невежестве и неначитанности. Это примерно то же самое, что сказать - я не люблю воздух, потому что он меня раздражает.            Во-вторых, раньше во всем работал «принцип ускоренного развития». Шкала бесспорных авторитетов. Это ориентиры, по которым определялось качество образования, полученного человеком, и уровень его образованности. Шкала эта называется мировой классикой, в случае с Чеховым - литературной классикой.             Наличие классиков - это такое же благо, как, например, алфавит. Не надо каждому заново придумывать письменность. Выучи алфавит и пиши. Так и тут, глупо заново оценивать качество произведений мировой классики. Освой ее, т.е. просто прочти, и ты научишься во многом разбираться, не только в книгах.

            Таблицу умножения нельзя любить и не любить. Ее надо знать. Если ее не выучить, положившись на калькулятор, ты считать свои деньги, конечно, сможешь, но даже если их у тебя миллионы, ты останешься темным человеком.

            Так и с Чеховым. Русских классиков нельзя не любить или любить. Так вопрос не ставится. Можно читать их или не читать. Знать или не знать. Правда, часто, наоборот, можно услышать - я люблю, скажем, Достоевского. Это вовсе не значит, что от его романов человек получает удовлетворение. Просто человеку нравится его перечитывать и каждый раз находить в этом, - между прочим, не обязательно в тексте, может, даже в самом себе, - что новое. Раньше неизвестное, не замеченное.

            Классика вообще существует, чтобы сохранять правильные ориентиры в жизни. Чтобы, в конце концов, четко знать, что и когда надо делать, как поступать. Читать сегодня, например, Кафку многим тяжело. Не случайно теперь говорят, что мы Кафку сделали былью. Но не прочитать его значит что-то в своей жизни упустить, не понять. Так и с Чеховым.

            Я никогда не задумывался, люблю я Толстого, Гоголя, Лескова или нет. Хотя не считаю их своими любимыми писателями. Я только жалею всегда, что мало их читал. Нравятся они мне или нет, это не имеет решительно никакого значения. Для нормального человека проблема всю жизнь заключается в другом, как выкроить время и найти настроение, чтобы опять, еще и еще раз, их почитать. Ведь в конце концов что такое литература и, в частности, классика? Это всего лишь сакральный и веками отлаживавшийся механизм для гармонизации нашей души. Дли приведения нашего организма - всего, а не только нашей психики, - в соответствие с окружающей природой. Если хотите - для продления жизни, во-первых, и, во-вторых, что гораздо важней, для проживания ее на разных орбитах - в мирах и душах самых разных персонажей классической литературы.

            Это нам только так кажется, что мы читаем для удовольствия и развлечения. Это такой очень хитрый, щадящий камуфляж, скрывающий от нас же самих более сложные и серьезные потребности. На самом деле мы читаем, чтобы привести в порядок наши мысли и чувства. Настроиться на определенный лад и разобраться, что к чему в нашей.            Что касается Чехова, если вам кто-нибудь скажет, что не любит его, вы не верьте. Скорей всего он Чехова мало читал         

Комментарии


Символов осталось: