Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


15.03.2005   «Чайку» Чехов писал... для кино?

С 4 по 13 марта в Риге праздник - фестиваль российского кино. Откроется он в зале Дома Москвы премьерой фильма Кирилла Серебрянникова «Рагин» по мотивам чеховской «Палаты № 3». В  программе фестиваля «Солнце» Александра Сокурова, «Год Лошади - созведие Скопиона», который представят Наталия Белохвостикова и ее дочь Наталия Наумова, сыгравшие в фильме, и еще семь картин. И будет еще один «семейный» кинопортрет: Маргарита  Терехова выступит в роли и режиссера, и актрисы в «Чайке», где играет вместе с дочерью Аней и сыном Сашей. Всех троих мы ждем  в Риге 11 марта. Пока же, предваряя встречу, предлагаем читателям интервью с так любимой многими Маргаритой Тереховой, опубликованное на сайте  Narod.ru. Чтобы вспомнить и помнить о...


«Чайку» Чехов писал... для кино?





У нее слава актрисы «с трудным характером». Она никогда не вписывалась в актерские каноны. На киносъемках всегда вмешивалась в режиссуру. Но, может быть, благодаря именно этому Тарковский как-то в интервью сказал, что Солоницын - человек кино, и потом добавил: и, в конце концов, Маргарита Терехова... А режиссер Ян Фрид на встречах со зрителями хоть и шуткой, но постоянно отмечал: «Актриса, конечно, потрясающая. Но характер!..» Терехова ответила на это...

- Да и если бы хоть один партнер не поддерживал меня, кто стал бы со мной работать?
- А с Тарковским как было?
- Актеры обожали его, благоговели перед ним. Хотя петуха он все-таки не заставил меня рубить!
-  Вы отказались?
- В этом весь смысл. Тарковский настаивал, я, защищаясь, проговорила, что после «Андрея Рублева» ему уже и снимать ничего не надо. И пошла на подгибающихся ногах в неизвестном направлении... Съемку остановили. И он сказал: «Да будет тебе известно, я снимаю свой лучший фильм». А через несколько дней я случайно увидела его кинематографический дневник с комментариями к кадрам: «Произошла катастрофа. Рита отказалась рубить голову петуху. Но я и сам чувствую, что здесь что-то не то...» Он был чудо.
- Не так давно вышла книга Ольги Сурковой с залихватским заголовком «Тарковский и Я». Вы читали?
- Книгу сознательно не покупала. Мне пришлось заставить себя что-то прочесть из так называемых «Хроник Тарковского». На мой взгляд, все это элементарный паразитизм и зарабатывание денег. Тон воспоминаний таков, будто речь идет о каких-то пьяницах и бандитах. А они, ушедшие, уже и в суд подать не могут.
- По-вашему, почему сам Тарковский и актеры его любимые так рано ушли?
- По сути, их же уничтожали. Долго выдержать было просто невозможно. Зависть. Но как бьет по человеку! Я однажды оказалась свидетельницей обсуждения худсоветом «Мосфильма» «Зеркала». И была потрясена тем, как беззастенчиво, открыто враждебно, будто уже никогда ничего не переменится, вели себя выступавшие. И как держался Тарковский. У меня даже осталась запись в дневнике того периода: «Запомни, Рита, этот момент отчаяния. Интересно, что будет дальше?..»
- Что вас тогда спасло?
- Думаю, спасло только рождение ребенка, мальчика, в восемьдесят первом. Поэтому я однажды даже так сформулировала эту мысль для болгарина и боливийца, снимавших во ВГИКе фильм о Тарковском: «Если бы Андрей умел сам рожать детей, он бы не умер». А Тарковский был сверхчувствительным человеком. 
- Вы сейчас режиссируете. Некоторые считают, что в этом деле очень помогает и мания величия.
- Бред, на мой взгляд. Но бывают времена, особенно сейчас, когда каждый себе и бог и режиссер. Но это все шито белыми нитками. И потом - есть время, которое все ставит на свои места. Правда, я уверена, что женщина может быть режиссером лишь во второй половине жизни. Бывают, конечно, гениальные исключения, но я не этот особый случай. Хотя еще студенткой говорила, что не буду до конца дней только актрисой. Никто не верил... Видимо, я должна была родить своих детей, вырастить, чтобы легче уже было выйти на эту дорогу. Кстати, об этом и «Чайка».
- Откровенно говоря, нужно иметь особую отвагу, чтобы браться за хрестоматийную «Чайку». В чем для вас ее современность?
- Убеждена, что «Чайку» Чехов писал для кино (1895-96 годы, кино тогда только зарождалось!). Недаром же в одном из его писем есть фраза: «Пишу что-то странное. Пять пудов любви, никакого сценического действия...». Это же киносценарий! И вообще, это самая сильная чеховская пьеса, самая сокровенная. Она замешена на его собственных чувствах. На любви.
- Это ваша версия? Впервые слышу...
- ...но об этом давайте поговорим, когда увидим «Чайку». Могу только добавить, что в ней сосредоточено все самое главное - любовь, милосердие, творчество, наконец, смерть, даже репетиция смерти. Человеческая природа ведь все та же.

- Согласна. Но сейчас, мне кажется, особенно выпирает эгоцентризм. Это здорово, эта сила движет вперед. Но, с другой стороны, при этом что-то проскакивает мимо. Мне недавно одна знакомая рассказала, как она переживала, скажем так, нервный срыв. И в этом состоянии вышла на улицу, шла не разбирая дороги. И вдруг - лицо Славы Полунина, знаменитого мима. Он улыбнулся ей и тут же пошел дальше. Даже не подозревая, что фактически спас ее тогда. Вот после таких историй задумываешься - а может быть, все, что сделал наш любимый мим, не имеет никакого значения в сравнении с тем, что он спас молодую талантливую девушку?
- Это правда... На самом деле «Чайка» про то же. Несмотря на всю глобальность нынешней жизни, люди все равно совершенно не могут выжить без участия, без любви. Ведь достаточно было Аркадиной при всех ее талантах и заслугах повести себя хоть чуть-чуть добрее - и все вышло бы иначе. Талантливый человек остался бы жив. Понимаете? Насколько же мы должны быть друг к другу бережны!

- Вообще-то история талантливого человека во все времена не очень-то благополучно складывалась. Взять хоть Треплева. Прошло два года, прежде чем его стали замечать, печатать. Но у него хватило сил выждать свой срок. А вот у современных талантов, мне отчего-то кажется, нет этой выдержки, они хотят все и сразу.
- Это очень понятно. Я сама иногда выпадаю в осадок от нынешних «больших перемен», скорее даже сломов. Времена меняются стремительно. Не видно солнца со снегом... А юные - они же нежнее и беззащитнее. Поэтому они сейчас хоть и красивые, вольные, разноталантливые, но такие растерянные детеныши! И их нужно защищать. Вот почему «Чайка» такая подходящая нашему времени. Она про юных. И для юных. И про то, что очень многое зависит от женщин, матерей.

Комментарии


Символов осталось: