Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


22.03.2005   Серая слизь, дубль два

 

                                                  

            На прилавках книжных магазинов появился второй роман рижских лауреатов российской премии «Национальный бестселлер» Александра Гарроса и Алексея Евдокимова. Он называется «Серая слизь».

 

            Один из литературный обозревателей по поводу названия заметил, что это из области нанотехнологий. Действительно, авторы имеют в виду, что человечеству при современном векторе развития грозит неприятная перспектива: все на планете превратится в конце концов в «наноскопическое» (мельче клетки, чуть больше атома) безмозглое студенистое вещество. Но вообще роман к нанотехнологиям никакого отношения не имеет. Авторы просто  упоминают о них, чтобы эту  наноскопическую  слизь использовать как метафору и обозначить  ею всех,  трепыхающихся вокруг себя.

            Удивительным образом живьем в романе существует только герой-автор, от чьего имени ведется повествование, его опопсевшие сверстники и больше практически никого из тех, кого Паскаль называл мыслящим тростником. Предметный мир вокруг остался цел-целехонек, а паскалевский тростник, как можно понять, уже стал бесформенной слизью. Лимузины, дачи, компьютеры, мобильники и подсевшие или на время спрыгнувшие с иглы неформалы существуют в романе в странном вакууме. Как будто в бредовом сне, в котором творятся малоприятные и непонятные вещи.

            Что до разных технологий, тут, применительно к роману, надо говорить разве что о той из них, с помощью которой этот роман написан. По-видимому, в его основу легли дневниковые записи авторов, в которых фиксировался весь спектр событий, происходящих в нашем местном социуме. Роман, как резиновая губка, напитан заметками о  политических и экономических процессах, протекающих в Латвии, и рассуждениями о них. Книга Гарроса и Евдокимова поэтому больше отдает газетой, нежели беллетристикой. Очень много места в ней занимают  вставные очерки о друзьях и близких авторам людях. Многие из них даже названы своими настоящими именами. Как и большая часть VIP-персон, тоже часто упоминаемых в романе. Что касается самой художественной интриги, на которую все это информационно-эссеистское содержание нанизано, она не очень-то и интересна, т.к. представляет собой вполне рядовую детективную историю.

            Единственное, чем  роман, действительно, необычен, - это язык. «Серая слизь» сделана под попсу. В ней преобладает, во-первых, блатная, тюремная лексика (странно, что авторы оказались ее приверженцами). Во-вторых, молодежный сленг и, наконец, модная сегодня в кругах т.н. западных русских билингвальность. Точно так же, как до сих пор это делала латышская молодежь, - пересыпала свою речь русскими словечками,  наши авторы теперь тоже зачем-то наш великий-могучий пересыпают латышскими словами и названиями. Все остальное, чему они не сумели подобрать жаргонного эквивалента, написано в романе нормальным русским языком. Тем не менее, думаю, многим читателям, чтобы одолеть книгу, придется пользоваться словарем ненормативной лексики.

            Некоторые считают, что «Серая слизь» написана в ироническом ключе, для чего и понадобился авторам такой язык. (А что он именно «понадобился» и сделано все это искусственно и нарочито, видно невооруженным глазом.) Но в таком случае ключ этот очень ржавый. Он поворачивается в замке туго и с громким скрежетом. Ирония в романе присутствует, это факт, но, к сожалению, не как художественный прием, а лишь как распространенная манера бытового общения. Поэтому, так и не став ни художественной особенностью, ни свидетельством особого писательского мастерства, она не поднимает читателя над той средой, которая описывается в романе, а наоборот - подавляет его, вызывая чувство оскомины и раздражения. Не хочу утверждать, что это недостаток книги. В последнее время появилось немало романистов, которые своими опусами именно такого эффекта и добиваются. Но читает их неширокий круг любителей.

 

                                                                                       

Комментарии


Символов осталось: