Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


20.05.2005   Реанимация «Дон Кихота»

Весь цивилизованный мир отмечает 400-летие романа Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский», в чем, кстати, Латвия, считающая себя чуть ли не пупом Земли, до сих пор не замечена.

Больше всего ажиотажа вокруг этого юбилея, конечно, в испаноязычных странах. Испанский монетный двор выпустил серебряную монету в честь романа Сервантеса. Разработан специальный туристический маршрут, пройдя по которому можно почувствовать себя в шкуре Рыцаря печального образа. Выходит специальное издание романа огромным тиражом по цене всего в один евро. Цена для Испании символическая, потому что книги такого объема стоят там обычно в 20-30 раз дороже.

Один миллион экземпляров романа распорядился издать президент Венесуэлы и призвал каждого гражданина страны обязательно прочесть его. В самой Испании проходят академические сервантовские чтения и научные конференции. Еще один любопытный факт: специальная комиссия исследовала текст романа и наконец-то определила, в каком селении родился и жил Дон Кихот. Сейчас это небольшой городок со сложным названием Вильянуэва-де-лос-Инфантес. Так вот его жители на радостях, что хитроумный идальго - их предок, приняли, как послушание, великое обязательство - каждый перепишет от руки роман Сервантеса от корки до корки.

23 апреля, в день смерти писателя, в Испании прошли юбилейные читки романа в слух. При большом стечении народа известные люди страны по очереди страницу за страницей читали его с кафедры, как Библию. Кстати, в Швеции объявлено, что «Дон Кихот» является после Библии самой читаемой книгой в западном мире.

Нам в это трудно поверить, потому что с русским «Дон Кихотом» дело обстоит иначе. В зрелом возрасте в России теперь мало кто его читает, и даже далеко не все вспоминают имя горе-рыцаря, т.к. не читали роман и в более раннем возрасте. Несмотря на то, что считается - русский перевод Сервантеса сделал один из лучшим советских переводчиков Николай Любимов.

Но в любом случае у нас «Дон Кихота», в том виде, в котором он сейчас издается на русском, не только никто не стал бы переписывать, но и читать вслух перед аудиторией. Даже по случаю юбилея. А ведь когда-то Тургенев писал: «Если переведутся такие люди, как Дон Кихот, пускай закроется навсегда книга истории: в ней нечего будет читать». Или Достоевский: «На Страшном суде люди смогут оправдаться перед Господом Богом, предъявив одну эту книгу»…

В Х1Х веке к роману Сервантеса в России вообще было другое отношение. И перевод, конечно, тоже. И в ХХ веке «Дон Кихот» считался еще для русского читателя книгой из золотого фонда мировой литературы, даже входил в списки обязательной литературы для школьников. Что же случилось?

По-видимому, устарел перевод. Все же он был сделан полвека назад и не отвечает уже требованиям сегодняшнего читателя. Тем более в современную эпоху всеобщего упрощения, когда предпочтение отдается «адаптированной классике».

Это происходит не только в литературе, но и в музыке, театре, изобразительном искусстве. В мире, где копии великих картин и старинных изделий становятся предпочтительнее оригиналов, литературе предстоит тоже, что называется, «подвинуться». Если мы хотим, чтобы наши дети и внуки окончательно не отвернулись от классической литературы, надо искать оптимальные варианты «облегченных» изданий великих произведений старых авторов.

Как бы там ни было, нельзя допустить, чтобы русский «Дон Кихот» навсегда утратил у нас титул «самой читаемой светской книги». «Дон Кихота» необходимо реанимировать. Дон Кихот - это носитель всего благородного и лучшего что есть в человека. Это самый яркий образец бескорыстного служения добру и правде. Пример чести, храбрости, преданности, справедливости. И кроме того, «Дон Кихот» просто замечательно написанный роман, который надо читать не залпом, как бульварную беллетристику, а с чувством, с толком, с расстановкой. Новый перевод романа должен быть выполнен с расчетом, чтобы русский «Дон Кихот» читался бы так же легко и увлеченно, как оригинал. Чтобы, если не переписывать, то уж почитать его кому-нибудь вслух хотелось бы каждому.

Комментарии


Символов осталось: