Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


27.05.2005   Сорокин ухайдакался со своими клонами

Владимир Сорокин, как и обещал, издал свое либретто к опере "Дети Розенталя", поставленной в Большом театре. Скандал, инициатором которого стало молодежное объединение "Наши" (бывшие "Идущие вместе") стих, собственно, тоже благодаря изданию его либретто. Теперь уже на скажешь так запросто — я оперу не слышал, потому что в театр не попал, но утверждаю… Каждый может прочесть сорокинский текст и убедиться — нет там никакой матерщины.

Но до чего текст этот примитивен и пошл! Уши вянут даже без матерщины. Во–первых, как часто случается у Сорокина, там нет практически никакого мотивированного действия. Ничего не происходит! Есть просто факт. Видно, Сорокину пришла в голову мысль, и он ее подробно записал — это все. Врач–генетик, ослушавшись Сталина–Хрущева–Брежнева–Андропова–Горбачева–Ельцина (они у Сорокина не через черточку, но фигурируют почему–то вместе, почти как обобщенное лицо), требовавших клонировать сталеваров, чекистов и олигархов, производит на божий свет пятерых двойников величайших в мире композиторов. В советских условиях композиторам нет применения (!?), они становятся бомжами, потом их травят, как крыс, и все умирают. Кроме Моцарта, которого уже однажды отравили и против яда у него с тех пор иммунитет.

И эту чушь играют и поют на сцене Большого. Во–вторых, поют совершенно примитивные — это даже не арии, ариями там назвать ничего нельзя, а скорей куплеты. Ну, например, о Чайковском: "Внесла его я, как кочан капусты! А он — возьми и обмочи насквозь три одеяла кряду!" Или Мусоргский: "Полно, брат, жабу–то давить! Бабла довольно выпить и откушать. Айда скорей в тошниловку, друзья!" Или все великие хором: "А пойдем во кабак, распояшемся! Ой, ой, ой, ой, ахти ж ли, ахти ж ли…" Кончается опера ничем. Как и начинается в общем–то ни с того ни с сего, как будто советский человек только и занимался тем, что клонировал людей.

Прослушав оперу, можно было бы подумать, что Сорокин просто прикалывается с клонами или решил спародировать оперу как таковую. Но очень скоро после шумной премьеры, буквально только что, на экраны вышел снятый тоже по сценарию Сорокина новый кинофильм. Он называется "4". Его сделал молодой начинающий режиссер Илья Хржановский. И опять про клонов. Их уже, оказывается, этих клонов, в России целая деревня. И вообще, похоже, все близнецы в нашей жизни — это самые настоящие клоны. Оборзевшие строители новой жизни. Кинофильм "4" — опять без начала и конца. Внятного развивающегося действия в нем тоже нет. Желающим в этом убедиться рекомендую ту же книгу Сорокина, в которой напечатано либретто. Книга так и называется — "4".

Что случилось с крупнейшим писателем современности, отчего его так заклинило на клонах?

Пожалуй, тут все просто. И это даже в некотором смысле естественно, что "гения" русского постмодерна вдохновляет на ратный труд, скажем, вовсе не пример замечательного мастера и зачинателя постмодернистской литературы Набокова. И не парадоксальная Новейшая хронология истории Фоменко и Носовского. Или, например, разрушительная российская перестройка Горбачева — крупнейшие постмодернистские проекты прошлого века. А именно клонирование. Потому что считается, что постмодерн как метод и как целая эпоха породил много неожиданного и необычного в жизни человечества. Но самым масштабным и с до сих пор непредсказуемыми последствиями детищем постмодерна явился факт клонирования овечки Долли. Если все прочие новации постмодернистской эпохи, включая даже атомное оружие массового уничтожения, себя уже показали, то последствия "эффекта Долли" — пока что для нас тайна за семью печатями. Вот Сорокин вокруг нее и парится.

Комментарии


Символов осталось: