Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


21.06.2005   Опертут, Опертам и другие герои операции «Трест»

В Риге появилась интересная книга. Не знаю насчет продажи, но по рукам ходит. Это продукт московского издательства НЛО ("Новое литературное обозрение"), а его продукты на прилавки наших магазинов попадают не часто. Между тем это детектив, но для высоколобых - потому что детектив научный, исследовательский.

Написал его американский профессор, известный литературовед из Стэнфордского университета Лазарь Флейшман. Называется - «В тисках провокации. Операция «Трест» и русская зарубежная печать».

Об этой очень давней, крупной операции ГПУ в советское время был снят, как тогда говорили, многосерийный художественный фильм. Многие его видели. И читали о ней тоже, так что наслышаны практически все. Но вряд ли я ошибусь, если скажу, что книга Флейшмана в смысле занимательности острей и уж наверняка полней всего, что мы до сих пор читали и видели.

Кто все-таки не в теме, скажу, что речь идет о контрразведывательной авантюре советских компетентных органов 20-х годов. Тогда на Запад была запущена информация, что в России действует освободительная антисоветская организация, которая намерена освободить страну от большевиков, и ей нужна немедленная поддержка со стороны белой эмиграции. Клюнул на это весь Запад, и каша заварилась на целых пять лет. Пока один из офицеров ГПУ, по Флейшману - главное лицо во всей этой истории, не сделал в эмигрантской печати сенсационное заявление, что «Трест» - это подсадная утка совдепии.

К тому времени достаточное число видных эмигрантов были таким способом уже нейтрализованы. Может быть, с тех пор советская разведка никогда больше такой грандиозной игры с противником не затевала. Дело доходило до того, что с Запада засылались в «Трест» специальные эмиссары, которые возвращались обратно и говорили - да, подполье в России развернуло фантастическую деятельность, и вот-вот все взорвется.

Кончилась эта провокация, когда ее авторы поняли, что они не только ликвидируют антисоветских деятелей на Западе и в России, но, посеяв ветер, сами же порождают бурю. Создают новые антисоветские силы. Тогда, сколько я понимаю, и было решено пожертвовать «главным человеком» - сделать из него перебежчика, который раскрыл коварный замысел ГПУ. Со всеми вытекающими последствиями для его дальнейшей судьбы.

Звали его, правда, не Опертут или Опертам. Это я, пардон, - для интриги сам выдумал. Хотя фамилию его - Опперпут - перевирали тогда и позже в газетах кто как хотел, не хуже меня. Да и сам он был изменчив-переменчив, как хамелеон, в чем и состоит главная интрига книги.

Но, пожалуй, еще больше книга Флейшмана интересна нам другим. Во всяком случае для меня, и гораздо больше даже, чем своей сутью, в принципе, уже достаточно хорошо известной. А именно тем, во-первых, что Александр или Эдуард Опперпут (на самом деле якобы Уппениньш), - у него в ходу имелось даже два имени, одно, вероятно, светское, другим его крестили,- был латыш и рижанин, выходец из-под Режицы. В Риге продолжали жить его близкие.

Во-вторых, что значит в заглавии книги - русская зарубежная печать? А то, что в ней приводится много выдержек из польской, французской и немецкой русскоязычной прессы. Но еще больше из рижской. Из наших крупнейших русских газет того времени - «Сегодня», «Сегодня Вечером» и «Слово». И чем книга особенно интересна, - даже, может быть, не аналитической своей частью, а тем, что выдержки эти Флейшман приводит не в качестве коротких цитат, а большими фрагментами. Книга той эпохой дышит.

И последнее. Сам Флейшман - тоже коренной рижанин. Здесь он закончил университет. Потом работал некоторое время в университетской библиотеке. Был уже тогда заметным исследователем, пушкинистом и пастернаковедом. И только поняв, что продвигаться в науке, в частности, поступить в аспирантуру ему здесь с его пятым пунктом не дадут, он в 70-х эмигрировал в Израиль, откуда перебрался в США. Часто потом наезжал в Ригу. Нетрудно догадаться - чтобы полистать наши старые русские газеты.

Комментарии


Символов осталось: