Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


27.04.2010   Все параллельно

В Рижском Русском театре латышский молодой режиссер Инессе Мичуле поставила молодежный спектакль по пьесе американца Нила Лабьюта «Порядок вещей». Жанр определен как нечто среднее между комедией и трагедией. Как все, что с нами сегодня происходит.

 

Спектакль не столько грустный, сколько смешной. Герои на сцене влюбляются, развлекаются, занимаются сексом, меняются партнерами. Что–то происходит наяву, что–то за кадром. Много молодежного сленга.

Все как будто хорошо, подкачала только сценография. На ней опять решили сэкономить. Поставили стенку–ширму, скамейку, еще что–то условное и — поехали.

Актеры — молодцы. Играют энергично, раскованно, приятно смотреть. Но так как оформление любительское, а сама пьеса так себе — ни сюжета, ни фабулы в ней нет, то и спектакль ни на что–то серьезное претендовать не может. Пустышка. Ни чувств глубоких, ни страстей. Хотя вроде бы все как у людей: герои все время целуются, носят друг друга на руках, только какие уж это страсти. Спектакль сделан по западным лекалам — на внешнем показе. Это т. н. новый европейский театр. Здесь чем ближе действие к натуральной улице или к реальной постели, тем больше впечатляет.       

Когда Чехов писал свои пьесы, он писал о чем душа болит. И придумывал по ходу дела сюжетные повороты и приемы, чтобы интересней было смотреть. У Лабьюта все наоборот. Пришел в голову парадоксальный поворот (в чем он состоит, не скажу, иначе вообще не интересно будет смотреть), и под него написана пьеса. Ничем душевным не наполненная. Вместо маяты душевной и пламени сердец — холодный пепел. Дунь и разлетится. На другой день, о чем спектакль был, не вспомнишь.

И главная беда — он изобилует пустотами. Не будь их, все, наверное, получилось бы иначе. Почти полспектакля речь идет об искусстве, о музейных статуях и о каких–то смешных манипуляциях с ними. Вот и создали бы атмосферу музея — все равно, какими средствами. Лишь бы зрителю не приходилось самому додумывать отсутствующий антураж. Иначе ведь арифметика получается простая — когда смысла по щиколотку, минималистская сценография, помноженная на очень даже приличную манеру исполнения, дает то же, что ноль, помноженный на любое число.

Это ошибка режиссера? Да нет, таков стиль модного сегодня на латышской сцене минималистского «нового театра». Когда в спектакле ноль психологии и актерское мастерство тоже используется по минимуму. Иногда это еще называют «эффектом западного любительского театра». Но латышские актеры в таких спектаклях работают вполсилы, спустя рукава, и зритель это проглатывает, думает, так надо.

Другое дело РРТ, актеры здесь выкладываются по полной. Это психологический театр. И спектакль «Порядок вещей» тоже мог получиться интересней, насыщенней. Ведь как прелестно играет раскованную Еву Дарья Подоляко — этакую фифу, которой море по колено, живу как хочу и на всех мне наплевать. Простушка Екатерины Фроловой тоже сделана во всей красе актерских возможностей молодой актрисы. Ребята Александр Маликов и Андрей Можейко работают им под стать. Но антураж, антураж…

Все это выглядит, как искусно показанные на эстраде номера из какого–то спектакля. А самого спектакля и нет. Потому что театр сегодня — хороший, настоящий — это не только искусная игра, но и умение режиссера работать со сценографией. Еще это костюмы (так, чтобы не выглядело, что актер играет, в чем пришел с улицы). Это музыка и цвет, и свет… Странно, в «Вещах» все время звучали какие–то шлягеры, но я вспомнил о них только сейчас, упомянув музыкальное оформление. Это значит, что все звучало мимо, не составив цельного впечатления. В спектакле Мичуле все параллельно — и текст, и костюмы, и музыка. Нет, не русский это театр.

Комментарии


Символов осталось: