Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


17.05.2010   Рюрик ИВНЕВ

(1891 — 1981)

 

Рюрику Ивневу суждена была долгая жизнь. Его писательский архив огромен: десятки рассказов и повестей, романы, пьесы и около тысячи стихотворений. Наибольший интерес представляют автобиографические повести «Богема» и «У подножия Мтацминды». Много внимания уделял Рюрик Ивнев и переводам. Но главным в его творчестве оставалась лирика.

Настоящее имя поэта — Михаил Александрович Ковалев. Он родился в Тифлисе, в дворянской семье. По материнской линии был потомком голландского графа, переселившегося в Россию при Петре Великом. Отец, военный юрист, умер, когда Мише Ковалеву было три года. Закончив в 1907 годуТифлисский кадетский корпус, Михаил поступил на юридический факультет Московского университета. В 1913 году Михаил Ковалев отпраздновал получение диплома правоведа, а Рюрик Ивнев — выход в свет первой книги стихов, которую он назвал «Самосожжение». В 1910–х годах Ивнев входил в московскую футуристическую группу «Мезонин поэзии».

Февральскую революцию Рюрик Ивнев принял восторженно, «наивно ожидая всеобщей свободы». На одном из митингов он познакомился с наркомом просвещения Анатолием Луначарским и позже стал его секретарем. Перед Ивневым открывалась блестящая карьера. Поэту даже предлагали пост замнаркома просвещения! Но случилось иначе. Во время Гражданской войны Ивнев оказался в Крыму, занятом белыми. Поэту удалось избежать мобилизации в Белую армию лишь благодаря фиктивному «белому билету».

Еще в 1915 году Ивнев познакомился с Есениным, в 1918–м в Москве — с другими имажинистами. Отношение к группе было сложным: с одной стороны, Ивнев заявлял о своем выходе из нее, не приняв вмешательства Мариенгофа и Шершеневича в свою литературную работу, с другой, продолжал сотрудничество. При этом его стихи, эмоциональные и простые, были совсем не имажинистскими (как, например, стихотворение нашей рубрики «Ах, с судьбою мы вчено спорим…»).

С 1936 года литератор жил в Тбилиси, в 1950 году вернулся в Москву. После короткого «романа» с большевиками Рюрик Ивнев старался держаться подальше от власти: он ушел со всех постов и больше никаких чиновных должностей не занимал, ведя жизнь профессионального литератора. Его творчество не запрещали, но и особенно не пропагандировали. Широкому читателю его имя было почти не известно.

 

Ах, с судьбою мы вечно спорим,

Надоели мне эти игры,

Чередуется счастье с горем,

Точно полосы на шкуре тигра.

Серых глаз ворожба и тайна,

Ну совсем как средневековье.

Неужели они случайно

На любовь отвечали любовью?

Что мне солнце с его участьем,

Эти пригоршни желтой соли.

Я вчера задыхался от счастья,

А сегодня кричу от боли.

Ах, с судьбою мы вечно спорим,

Надоели мне эти игры,

Чередуется счастье с горем,

Точно полосы на шкуре тигра.

 

1926, Владивосток

Комментарии


Символов осталось: