Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


25.05.2010   Новая культурная ситуация

На сайте Гуманитарного семинара, если вы наберете адрес www.humanitatis.info, вы найдете много интересного. И, в частности, предложение ответить на ряд вопросов о том, кто делает русскую культуру в Латвии.

 

В последнее время наш стремительно меняющийся русский язык, упрощаясь, преподносит нам много сюрпризов. Иногда даже ставит в тупик. Я не знаю, например, что ответить на вопрос, кто является «культуртрегером» русской культуры в Латвии. Пока что эти два понятия — «культуртрегерство» и русская культура — мне трудно ставить рядом. И кто делает русскую культуру, это тоже «хороший» вопрос.

Впрочем, если говорить коротко и под стать спрашивающему, ответить на него можно просто: культура делается сама. А вот предпосылки для нее создаются большим количеством людей.

Культура (если не иметь в виду материальную культуру) — это аура, сама собой возникающая вокруг определенного конгломерата индивидуальностей в результате их интеллектуальной и духовной деятельности. И что интересно: относительно латышской культуры может идти речь о нации, но не может быть речи о нации относительно русской культуры. О нации можно говорить касательно культуры Великобритании, но не принято говорить о нации применительно к английской культуре. Или французской. А что делать с США? Такого понятия, как культура США, в научном обиходе вообще не существует. Американская культура подразумевает нечто гораздо большее, чем культура США.

Так что кто делает культуру — не совсем корректный вопрос. Наверное, тут подразумевается другое — кто «продвигает» русскую культуру в Латвии? И это действительно интересно, так как сегодня ею занимаются совсем не те люди, что, например, до 1985 года.

И дело не в том, что тогда, в 85–м, государство возглавил новый человек, и в результате его инициатив все стало меняться в нашей жизни. «Процесс пошел» в связи с совсем другим процессом. На огромной территории советского государства давно уже свирепствовавший на Западе постмодернизм наконец взломал старую культурную парадигму. В русской культуре неожиданно поменялись местами полюса, рухнули привычные духовные ценности, и посыпалась вся экономическая система вместе с общественным строем.

Постмодернизм перевернул политику, философию, науку, экономику и всю гуманитарную сферу. Иным стало наше мышление.

Мы долго считали, что революция потрясла только нашу бывшую страну. Это не совсем так. Просто гигантское государство, скорей всего в силу своей «громадности», оказалось самым неустойчивым в мире. Разворотив его, процесс ломки парадигмы покатился дальше и до сих пор продолжает неистовствовать, упрощая мир и абсолютно все отношения в нем.

Это, как землетрясение, разрушило у нас старую систему авторитетов и создало новую. Русская культура демократизировалась. В результате практически исчезли грани, отделяющие высокую культуру от масскульта. Прервалась даже связь времен: нынешнее поколение тех, кто сегодня «продвигает» культуру, знать не хочет прежний опыт своих высоколобых и рафинированных предшественников.

В отличие от России, где, не в пример Латвии, интеллигенция еще достаточно сильна, у нас старый слой носителей русской культуры рассыпался в пыль. Исчез, например, редакторский корпус, потому что нет больше русских издательств и толстых журналов. В Союзе писателей Латвии ликвидирована русская секция. Театр, изобразительное искусство, мир музыки коммерциализировались. Очень многие уехали. Кто же остался? Кто реально двигает культуру?

Вроде бы не ясно. Но это только так кажется. Понятно, что сегодня она существует благодаря совсем не тем, кто пытается сохранить прежние традиции и преемственность поколений. Она выживает на деньги бизнесменов. И сами мы тоже уже мыслим о проблемах культуры гораздо чаще экономическими, чем эстетическими или нравственными категориями. Поэтому вряд ли я ошибусь, если скажу, что у нас в Латвии главный культуртрегер русской культуры — бизнес.

Комментарии


Символов осталось: