Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


08.06.2010   Андрей Андреевич ВОЗНЕСЕНСКИЙ

1 июня в Городке писателей в Подмосковье на руках у своей супруги Зои Богуславской скончался выдающийся русский поэт Андрей Вознесенский. В последние месяцы Андрей Андреевич тяжело болел, он перенес два инсульта (после второго потерял голос) за один год. За месяц до смерти Вознесенский был прооперирован в Германии. Немецкие врачи попытались восстановить нормальное кровообращение мозга поэта. Всего три недели назад – 12 мая – Андрею Вознесенскому исполнилось 77 лет.

Накануне дня рождения поэт составил новый сборник «Ямбы и блямбы», в который собрал стихи последних лет и даже дней, отмеченных мучительным недугом:

 

Это право на боль

и дает тебе право

на любую любовь

закидоны и славу.

 

Литературный путь Андрея Вознесенского начался со знакомства с Борисом Пастернаком, которому он в 14 лет послал свои стихи. Знаменитый поэт позвонил шестикласснику и предложил встретиться. В течение 14 лет Пастернак оставался старшим другом и наставником Вознесенского. Но в юности Андрей не думал становиться поэтом, поступив после школы в Московский архитектурный институт. Критики потом утверждали, что именно «архитектурное мышление» на всю жизнь обусловило его поэзию. Первым же опубликованным сборником «Мозаика» (1960 г.) Вознесенский навлек критику властей и обвинения в «антисоветчине». Ему периодически запрещали издаваться. Позднее, в 70-е годы, Вознесенский стал публиковаться более-менее открыто и в 1978 году даже был награжден Государственной премией СССР за сборник «Витражных дел мастер».

В шестидесятые годы Вознесенский как «поэтический кумир молодежи» участвовал в поэтических вечерах, собиравших тысячи слушателей. В этот период его стихи то запрещали к публикации, то снова печатали, а некоторое время упоминать его имя в прессе можно было лишь с разрешения ЦК КПСС. Это произошло после гневного выступления генсека Хрущева на его встрече с советской интеллигенцией в декабре 1962 года, в котором он обвинил поэта в «пропаганде антисоветчины» и предложил «убираться из страны».

И все же в 1960-е годы Вознесенский продолжал издаваться (при этом выходящие сборники поэта почти не появлялись на прилавках, а продавались из-под полы). В 1964 году был опубликован сборник «Антимиры», по которому вскоре в Театре на Таганке был поставлен спектакль. Эта постановка пользовалась огромной популярностью среди московской публики. Вознесенский дружил с коллективом «Таганки» со дня основания театра. После высылки Юрия Любимова из страны поэт перестал бывать в театре. В 1981 году в «Ленкоме» состоялась премьера рок-оперы «Юнона» и «Авось» (композитор Алексей Рыбников), созданная на основе поэмы Вознесенского «Авось». И по сей день этот «культовый спектакль 80-х», выдержавший уже более 700 представлений, пользуется огромным успехом у публики. Он стал своеобразной визитной карточкой театра «Ленком».

Связав свою жизнь с поэзией, Андрей Вознесенский не оставил занятий живописью. Кроме того, он изобрел новый синтетический жанр – так называемые идиомы, в которых текст и рисунок составляют единое целое. Конечно же, Андрей Вознесенский «шестидесятник». Хотя бы потому, что его поэтическая звезда взошла именно в годы «оттепели». Но это определение имеет в большей степени политический оттенок. Как художник Андрей Вознесенский – создатель нового поэтического языка и вообще один из ярчайших новаторов в искусстве ХХ и ХХI веков.

Стихотворение «Ностальгия по настоящему» автор рубрики впервые услышал на первом курсе университета из уст своего покойного друга – поэта Алексея Ивлева. Алексей тогда несколько раз повторил, как заклинание, первые четыре строки стихотворения. А потом добавил: «Мы же все это чувствуем! Но так сказать мог только он... Андрей Андреевич – гений!»

 

Ностальгия по настоящему

 

Я не знаю, как остальные,

но я чувствую жесточайшую

не по прошлому ностальгию

ностальгию по настоящему.

 

Будто послушник хочет к Господу,

ну а доступ лишь к настоятелю

так и я умоляю доступа

без посредников к настоящему.

 

Будто сделал я что-то чуждое,

или даже не я другие.

Упаду на поляну чувствую

по живой земле ностальгию.

 

Нас с тобой никто не расколет.

Но когда тебя обнимаю

обнимаю с такой тоскою,

будто кто-то тебя отнимает.

 

Одиночества не искупит

в сад распахнутая столярка.

Я тоскую не по искусству,

задыхаюсь по настоящему.

 

Когда слышу тирады подленькие

оступившегося товарища,

я ищу не подобья подлинника,

по нему грущу, настоящему.

 

Все из пластика, даже рубища.

Надоело жить очерково.

Нас с тобою не будет в будущем,

а церковка...

 

И когда мне хохочет в рожу

идиотствующая мафия,

говорю: «Идиоты в прошлом.

В настоящем рост понимания».

 

Хлещет черная вода из крана,

хлещет рыжая, настоявшаяся,

хлещет ржавая вода из крана.

Я дождусь пойдет настоящая.

 

Что прошло, то прошло. К лучшему.

Но прикусываю, как тайну,

ностальгию по-настоящему.

Что настанет. Да не застану.

 

1976

Комментарии


Символов осталось: