Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


28.06.2010   И решено было пойти в обход…

Когда я еще только начинал знакомиться со стихами Маяковского — в школьные, естественно, годы — он считался большим, выдающимся поэтом. За ним стояла целая эпоха страны, пережившей Октябрьскую революцию страны. Страны этой давно уже нет, и наговорено о ней за последние два десятилетия столько дурного, что лучше бы и не слушать. В последнее время много нехорошего пишут и о Маяковском…

 

Пишут о Маяковском как о столпе советской поэзии послереволюционных лет. Конечно же, для того, чтобы столп этот рухнул и развалился. Но свалить его оказалось непросто. Стихи, если они хорошие, плохими не назовешь. И запретить их тоже невозможно, не те времена.

Тогда решено было пойти в обход…

 

Женское чтиво о поэте и его музе

 

Об этом издано уже несколько книг, а недавно впридачу ко всему вышел еще и роман Елены Колиной «Не без вранья» об «идеальном браке втроем». О том, как прекрасно сожительствовали одной семьей Маяковский, Лиля Брик и ее законный муж Осип Брик. Роман своеобразный: будучи профессиональным психологом, Колина пытается найти объяснение, что удерживало этих людей вместе.

Книга убеждает в том, что «выдающийся поэт Маяковский» — это миф. Что на самом деле Маяковский был поэтом сомнительным и даже посредственным. А стихи его — никчемными, мелкотравчатыми, написанными благодаря лишь тому, что рядом была такая «великолепная женщина», как Лиля Брик, и такой замечательный теоретик литературы, как Осип Брик.

И это при всем при том, что там же Колина отмечает: супружеская пара Бриков до знакомства с Маяковским в интеллектуальном отношении ничего особенного собой не представляла. Оба — обычные советские мещане с узким кругом интересов и заурядными обывательскими амбициями. Один из любовников Лили, специалист–искусствовед, в своих воспоминаниях, например, писал, что когда Лиля начинала говорить об искусстве, ему хотелось заткнуть уши и бежать от нее без оглядки. Что же касается теоретика литературы Осипа, он к литературе до знакомства с Маяковским вообще никакого отношения не имел. Образование получил юридическое, правда, все схватывал налету, и склад ума у него был авантюристическим, так что стал теоретиком литературы, как сегодня говорят, лЕгко.

Более того, из романа Колиной мы узнаем, какую конкретно роль Брики сыграли в творческой судьбе поэта. Маяковский, оказывается, был человеком темным и ленивым. Осип Брик заставлял его писать стихи чуть ли не из–под палки, исправлял в написанном орфографические ошибки и расставлял запятые. Потому что Маяковский был фантастически безграмотным и необразованным. Вместо «класть» писал «ложить», книг не читал и газет тоже. Все читал за него Брик, кабинет которого был завален художественной и специальной литературой.

Например, утром Брик просматривал газеты, днем рассказывал о прочитанном Маяковскому, а тот уже вечером сочинял об услышанном стихи.

Вот таким, оказывается, был великий пролетарский поэт Маяковский — одна из главных икон советского литературного иконостаса.

 

Злой–тире–добрый демон Осип Брик

 

А Осип Брик был официальным, записанным в паспорте, мужем Лили. И, что самое важное, — они сожительствовали втроем. Вот такой сложный любовный треугольник выстраивает в своей книге Колина. Почему, собственно, это и называется романом. Лиля будто бы очень сильно и глубоко любила только Брика. Желания его были для нее законом.

Ну а что Брики жили на гонорары Маяковского (в ЧК Брику платили крохи) и что до самой смерти всю свою долгую жизнь Лиля Брик далеко не бедствовала, будучи наследницей великого советского поэта, — это как бы ничего. Кстати, на советскую власть Лиля Брик осерчала уже после того, как Хрущев это безобразие прекратил, и ручеек дивидендов с издания книг Маяковского поступать к ней перестал.

Колину все это на самом деле мало интересует (и доходы, и служба в ЧК), потому что книга «Не без вранья» имеет четко выраженную специфику — это женский роман. Колина очень внимательно, детально, исключительно с женской позиции, препарирует личности — сперва Лили, а затем и других участников любовного треугольника.

 

Кто был кем

 

Мелкими штрихами она рисует подробный портрет Лили Брик: сексуальная маньячка, неталантлива и малообразованна, лгунья, своевольна и самолюбива до крайности, очень властная и эгоистичная, злая. Доминирующая черта — «обостренное половое любопытство».

Главная задача Колиной — понять, почему все было именно так и могло ли быть иначе. Рассматривает она это с позиций физиологии. Пишет, что Маяковский якобы был тряпка и слабовольный человек, часто плакавший, как дитя малое, и канючивший о любви, как о подачке, когда его возлюбленная отказывалась провести с ним очередную ночь. То, что Брики тоже обладали рядом несимпатичных свойств характера, Колина воспринимает просто как данность, не подлежащую оценкам. Ее интересует исключительно женские мотивы поведения Лили. И, в частности, как это бывает у женщин, когда приходится разрываться между несколькими мужчинами, и поступить надо так, чтобы каждого из них удержать при себе.

Образ Маяковского в книге — «ранимого и утонченного наглеца и плебея» — разбирать не буду. О нем сказано и без того уже много, и все не в его пользу. А вот сам Брик — фигура занятная. Похоже, Колиной он симпатичен, хотя из всех персонажей ее романа именно он, пожалуй, был самым гнусным и малоприятным человеком. Во всяком случае, с точки зрения сегодняшнего дня. Его связи с органами, участие в допросах заключенных, странные отношения с женой и ее любовниками, а их было, как мух вокруг слона в зоопарке, вызывают недоумение и даже оторопь от того, как низко может опуститься человек, одновременно непонятно почему остающийся во всем этом светлым лучом в темном царстве. Если в ком–то автору книги до конца так и не удалось разобраться, так это в личности Осипа Брика.

Роман «Не без вранья» издан для молодежи. После него вряд ли у кого–нибудь возникнет желание почитать стихи поэта. Дело сделано. И мастерски. Один из наиболее крупных русских поэтов советского периода превращен в ничтожество. Хотя сама книга Колиной, по сути своей, не стоит даже его мизинца. И никто почему–то не вдумывается в смысл названия романа. Не без вранья, между тем, значит и то, что лжи в нем, вероятно, выше крыши.

Комментарии


Символов осталось: