Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


19.07.2010   Андрей Юрьевич ЧЕРНОВ

(родился в 1953 году)

 

Нет-нет да и встретишь на интернет-форумах четверстишие, приводимое по самым различным (не всегда даже «поэтическим») поводам:

 

Подрастете – вам хватит и зрелищ и горького хлеба.

А пока будьте добрыми, будьте ребята, хорошими.

Не ходите по лужам, ведь в них отражается небо.

Так зачем же по небу, по синему небу галошами?

 

Чаще всего имя его автора не упоминается, как и в «докомпьютерные» 70-е, когда эту поэтическую миниатюру даже пели под гитару. Но автор есть. Это Андрей Чернов – коренной петербуржец в девятом поколении, прямой потомок первого архитектора Петербурга Доменико Трезини (работал с 1703 по 1734 гг.), поэт, историк, археолог, лингвист, публицист, искусствовед, музыкальный теоретик, переводчик и комменататор «Слова и полку Игореве». В течение 20 лет Андрей Чернов был соратником и единомышленником Дмитрия Лихачева.

В конце 80-х организованная Черновым экспедиция журнала «Огонек» и Музея истории Ленинграда нашла на острове Голодай тайную могилу казненных декабристов. Андрей Чернов сделал перевод Гамлета, комментированное издание которого увидело свет в 2002 году. В том же году его «Гамлет» был поставлен режиссером Дмитрием Крымовым в Московском драматическом театре им. К. С. Станиславского с Валерием Гаркалиным в главной роли.

О своем поэтическом «генезисе» Андрей Чернов рассказывает так: «Как стихотворец считаю себя учеником Давида Самойлова, Александра Межирова, Александра Аронова и Вадима Черняка. Читать медленно меня учили Натан Эйдельман, Валентин Берестов, Дмитрий Лихачев и Борис Раушенбах. Поскольку профессии поэта больше не существует, объявил себя культурологом». Андрей Чернов – автор нескольких поэтических книг. Стихотворение, которые мы предлагаем вам прочитать, вошло в первый сборник поэта «Городские портреты», изданный в Москве 1980 году, а затем было включено в «Азбуку Петербурга» (Спб.,1995).

 

Картотека Пушкинского Дома

 

Пристрастье к собственным корням.

А в картотеке свет нерезкий

И строго на ученых дам

Из рамы смотрит Модзалевский.

 

Расслаиваю букву «Ч»

При электрической свече.

 

Здесь век прошедший погребен,

В галантном шкапчике спрессован,

По именам перетасован,

Железный, стал бумажным он.

 

В благоговейной тишине

Идут чины, мундиры, лица,

Тмуторокани, две столицы...

И вдруг – ...зачем все это мне?

 

Зачем мне знать, что там, в начале,

Когда не знаю, что в конце?

Не знаю толком об отце,

О маме, и о той печали,

Проплывшей на твоем лице?

 

1977

Комментарии


Символов осталось: