Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


08.11.2010   Вавилонская башня

Недавно на одном из популярных телевизионных ток-шоу шла речь об интернете и культуре. Встал Алибасов, натура артистичная, руководитель ансамбля «На-на», и сказал, что две с половиной тысячи лет культура насиловала человека. Теперь, слава богу, пришел интернет, он освободит человека от культуры. На что искусствовед Бэлза тут же ответил: я всегда думал, что ничего хуже интернета нет и быть не может. Теперь я знаю, хуже интернета - Алибасов.

 

Проблема взаимодействия интернета и культуры сегодня беспокоит многих. Преимущественно, конечно, старшее поколение, потому что молодежь все, что модно, воспринимает с восторгом. Но интернет не модное поветрие. Это революция, создающая свою, особую культуру. А каждая новая культура имеет свойство вытеснять культуру прежнюю.

Сами интернетчики признают, что интернет несет в себе не только благо, но и зло тоже. Причем именно как культура. А благо – только как инструмент.

Как культура он опасен, потому что ожесточает размежевание поколений. Дети и родители, молодежь и старики перестают понимать друг друга. Такое впечатление, что рухнула Вавилонская башня, и все мы вдруг заговорили на разных языках. Появились целые пласты лексики, которыми свободно владеет поколение девяностых и совершенно не владеет огромное количество людей постарше.

Но это еще полбеды. Интернет ломает прежний способ мышления, с чем связаны большие угрозы и риски. Традиционное для всей предыдущей культуры линейное мышление под влиянием интернета преобразуется сначала в клиповое, фрагментарное, а затем и вовсе заменяется «кнопочным мышлением». Просто нажимая те или иные кнопки и проглатывая появляющуюся на мониторе информацию, мы выпадаем из мыслительного процесса. Логическое течение мысли прерывается и затухает. Способствует этому и компьютерный язык, нарушающий привычные нормы литературной речи. В результате молодежь, легко привыкающая к компьютерному сленгу интернета, начинает мыслить на совершенно другом понятийном уровне. Поэтому она и не любит читать художественную литературу. Проза и поэзия пишутся совсем на другом языке. Компьютерным фанам он кажется непонятным и архаичным.

Есть и другие риски. О них сейчас много говорят и пишут. Можно ли им противостоять? Это означало бы противостоять интернету вообще, тогда как отказаться от него просто невозможно. Как в том случае, когда говорят: ты его в дверь, а он в окно. Проще отказаться от культуры - Алибасовых сегодня много.

Но выход из создавшегося положения есть, и заключается он не в противостоянии. Риски на то и риски, чтобы их избегали. Это как было с театром, когда появилось телевидение. Тогда многие почему-то считали, что театр отомрет. А он только окреп и стал еще интересней и популярней. Потому что его берегли, холили и развивали. Театр даже стал в известном смысле противоядием от телевидения. Когда надоедает смотреть в «ящик», мы идем в театр. И получаем от него большое удовольствие и хороший заряд энергии.

Таким противоядием от интернета становится бумажная книга, чтение хорошей литературы, напечатанной типографским способом. Это как в знойный день выбраться из города в лес. Один вечер с хорошей книгой способен снять «интернетный синдром». А так как стоящую и серьезную книгу за один вечер не прочитаешь, ее терапевтическое влияние может стать длительным. Важно только не терять навыки чтения.   

Язык компьютерных технологий – это технический язык, подсобный. К нему так и надо относиться как к подсобному, служебному. И к интернету надо стараться относиться тоже как к рабочему инструменту. Пользоваться им ровно столько, сколько это требуется для дела. Ведь смешно же было бы, если б землекоп ложился спать с лопатой. Интернет – это всего лишь универсальная лопата, с помощью которой можно нарыть много полезного. Если не впускать интернет в частную, личную жизнь, никакие угрозы и риски не будут страшны. Тем более, что ничего совершенней, чем линейное мышление, человек пока что не создал. Отказываться от него – себе в убыток.

Комментарии


Символов осталось: