Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


02.07.2005   Антропология купли голосов

Под таким заголовком Diena опубликовала статью председателя Центральной избирательной комиссии Арниса Цимдарса. Предлагаем читателям ее сокращенный вариант.

 

Продажа по собственному желанию?

По заказу центризбиркома SKDS, центр изучения общественного мнения, провел опрос. По его результатам оказалось, что продать свои голоса на выборах готовы 17 процентов жителей Латвии, имеющих право голоса. Этот тот фон, на котором 20 августа состоятся повторные выборы в думу Резекне и выборы 2006 года в Сейм.

Корни этого явления нужно искать в обстоятельствах, которые не регулируются никаким законом. Самые очевидные из них - безработица, нищета, отчуждение избирателей от политики и процессов принятия решений, недоверие к обещаниям политиков, слабое представление о демократических ценностях. В результате материальная сиюминутная выгода представляется большей ценностью, нежели возможность своим голосом изменить ситуацию в конкретном самуправлении и в государстве. Не секрет, что для многих жителей даже сама возможность участия в выборах никакая не ценность - в последних выборах в самоуправления не участвовало 47 процентов избирателей.

Следовательно, с моралью и ценностями в Латвии не все в порядке. Об этом свидетельствует и то, что 18 процентов опрошенных не считают подсудной куплю голосов. 21 процент избирателей к этой проблеме относятся нейтрально, а значит, она их не волнует.

Коль скоро латвийская избирательная система построена так, что избирателя невозможно вынудить продать свой голос, следовательно, избиратели продавали свои голоса по собственному желанию.

 

Проблема доказательства

Один из самых существенных аспектов проблемы заключается в том, что сама по себе купля голосов открывает возможность оспорить результаты голосования даже в тех случаях, если реально покупки голосов не было. Поскольку невозможно определить, сколько же голосов было куплено, и на этом основании принять решение об отмене результатов выборов, суд оценивает, насколько достоверно такая покупка могла повлиять на распределение мест между кандидатами различных списков.

Однако достоверность и соразмерность - две совершенно разные вещи. Например, в упомянутом опросе обнаружилось, что в Латвии с предложениями продать голоса столкнулись 2 процента респондентов. Вопрос, достаточно ли этого, чтобы отменить результаты выборов? И, к тому же, все ли они действительно продали свои голоса, проголосовав за «предложенный» им список?

Понимая разницу между реальной и мнимой покупкой голосов, я полагаю, что есть доля правды в утверждении, что покупка голосов использовалась в качестве особого инструмента политтехнологий: ради того, чтобы отменить результаты выборов. К тому же не надо забывать, что в отмене результатов могут быть заинтересованы не только проигравшие на выборах, но и другие силы, заинтересованные в дестабилизации политической ситуации.

 

Что делать?

Надо признать, что у этой проблемы нет легкого и быстрого решения.

Один из предложенных вариантов: можно уменьшить куплю голосов, изменив порядок выборов и определив, что списки всех кандидатов могут размещаться в одном для всех бюллетене. Но, между прочим, наш вариант избирательной системы совпадает с вариантом Швеции, а там ни о какой купле голосов никто не слышал. В то же время эта проблема актуальна в государствах с отличной от нашей избирательной системой. Следовательно, решение проблемы лежит в другой области.

Готовясь к выборам 9-го Сейма, нужно будет серьезно обсудить следующее предложение: если есть подозрения в купле голосов, не запретить ли тем, кто заинтересован в результатах выборов, подавать иски в суд с просьбой отменить результаты голосования?

Остается открытым и вопрос о купле голосов как о преступлении. В соответствии с нашим Уголовным кодексом такой подкуп избирателя наказывается лишением свободы до трех лет или штрафом в 60 минимальных месячных зарплат. Однако судить за куплю голосов надо строже. Поскольку сам факт покупки трудно доказуем, нужно предусмотреть, что наказуема не только покупка голосов, но и сама попытка такого рода. Я поддерживаю и предложение применять к обвиняемым наказание в виде временного лишения права голоса.

...На недавней конференции Совета Европы мой коллега из Сербии рассказал об одном объявлении в газете. Текст егозвучал так: «Продаю свой голосос на выборах. Звонить...» Неужели мы хотим, чтобы такое объявление появилось и в наших газетах?

Комментарии


Символов осталось: