Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


21.10.2005   Георгий ФРУНДА: «Что же вы делали 15 лет?»

Латышских читаталей на этой неделе крайне удивила Lаtvijas avīze. Газета, верой и правдой, пером, как ружьем, отстаивающая национальные интересы, вдруг дала страничное интервью с председателем надзорного комитета Парламентской ассамблеи Совета Европы Георгием Фрундой. Он приехал к нам для подготовки доклада о ситуации с правами человека в Латвии. О реакции читателей – обвальной реакции – чуть ниже, а для начала вот оно, почти целиком, это интервью с г-ном Фрунда, взятое корреспондентом газеты Ансисом Богустовым.

 

- Латвия ратифицировала Конвенцию по защите прав нацменьшинств. Почему же не отменить мониторинг нашей страны?

- Да, Латвия подписала, но, сопроводив конвенцию декларацией, которая существенно отступает от содержания конвенции.

- Вы не признаете за Латвией права принять такую декларацию?

- Определение, что есть «национальные меньшинства», это принципиальный вопрос. Они, меньшинства, богатство или проблема для государства? Я не могу понять страх латышей из-за большого числа русских в их стране. Почему вы выдвигаете так много требований при получении гражданства? Знание конституции, языка, истории, даже географии. Есть много пожилых людей, которые никогда не смогут выучить язык. И важнее всего добиться, чтобы традиционное меньшинство – русские – чувствовали себя нужными Латвии. И латвийским, и европейским политикам важно понять: прежде чем ждать лояльности со стороны нацменьшинств, нужно дать им права.

- Но затянувшийся «надзор» со стороны Совета Европы, оскорбительный для независимого государства, вряд ли поможет сплотить общество.

- Недавно я прочитал в газете высказывание одного латышского политика: «К сожалению, в прошлом году мы натурализовали больше 20 тысяч русскоязычных», Почему «к сожалению?» Это же приобретение для страны! В интересах латышского большинства ускорить ход натурализации.

- Вы хотели бы добиться, чтобы и неграждане получили право на участие в выборах в самоуправления?

- Да, безусловно.

- Следовательно, вы выдвигаете новые требования, которых не предъявляли Латвии прежде.

- На Западе в большинстве стран все жители имеют право участвовать в местных выборах. Даже эмигранты. Я как-то познакомился с мэром одного из городов Великобритании. Он пакистанец и 30 лет живет в Англии. Почему же русские Латвии не могут выбирать и быть избранными? Поверьте мне, это не породит новых проблем, этим вы только решите нынешние проблемы. Именно так строится демократическое общество.

- Насколько ваши воззрения зависят от публикаций в прессе? Вы следите за прессой России, Латвии, за русскоязычной прессой Латвии? Вы знаете русский язык?

- Я не говорю ни по-русски, ни по-латышски. Сведения о Латвии я почерпнул главным образом из международных источников. Например, о визовом режиме и правах собственности неграждан я читал в газете International Herald Tribune. И я хочу поделиться своим опытом парламентария Совета Европы с тринадцатилетним стажем. Я прибыл в Латвию как юрист, специализирующийся на правах человека. Я никого не хочу учить. Нам нужно найти решение всем вместе – представителям нацменьшинств, правительству, негосударственным организациям и людям, которые формируют мнение общественности посредством массмедиа. У прессы в этом процессе особая роль. Она должна быть готова выслушать все стороны. Да, поначалу будут столкновения и споры, но только в дискуссиях мы можем найти решения, приемлемые для всех. Когда я в первый раз прибыл в Совет Европы, в нем было очень острая борьба между греками и турками. Потом они научились разговаривать на языке, устраивающем обе стороны.

- Может, Латвии тоже дать срок в десятилетие?

- Так ведь у вас уже было 15 лет. Что же вы делали? Я не пытаюсь принудить, я призываю вас: позвольте вашим нацменьшинствам говорить на их языке в учреждениях самоуправлений, в суде. Позвольте им иметь свои школы. Подпишите и осуществите на деле Конвенцию по защите языков нацменьшинств, Конвенцию по региональной автономии. После этого все урегулируется само собой.

- Но в Европе много государств, которые вовсе не собираются подписывать эти две конвенции, и тем не менее они не удостаиваются особого наблюдения со стороны Совета Европы.

- Согласен. Это двойные стандарты, поскольку с 1999 года Комитет по мониторингу наблюдает только новые страны-участницы, за исключением Турции. Именно поэтому я призвал со следующего года в каждые два года обследовать положение с правами человека в каждой из 46 стран ЕС. Мы будем настаивать на том, что каждое государство должно обеспечить нацменьшинствам возможность учиться в школе, в детском саду, в университете на своем родном языке. И если, к примеру, турок будет арестован в Латвии, у него должно быть право свидетельствовать и получить судебное обвинение, написанное на турецком.

- Ситуация в Румынии (Георгий Фрунда венгр, но живет в Румынии. - Ракурс) лучше, чем в Латвии?

- Да. У нас есть венгерские школы и детсады. В 16 различных институтах есть венгерские потоки. Есть частный университет, в котором обучение идет только на венгерском. И в районах, где 20 процентов жителей венгры, разрешено писать и разговаривать в государственных учреждениях на своем языке. Речь идет о тысяче с лишним городов и сел Румынии. А если вы хотите получить водительское удостоверение, госэкзамен вы можете сдавать на венгерском. Еще 10 лет назад никто не верил, что такое возможно. А теперь это реальность!

- И вы теперь называете себя венгром или гражданином Румынии?

- Мы никогда не заявляли, что хотим стать подданными Венгрии. Мы граждане Румынии. И в то же время мы часть венгерского народа. И лояльность моя по отношению к Румынии выросла, ибо это государство дало мне много прав. Это путь, по которому должна идти любая страна. Латвия в том числе.

Комментарии


Символов осталось: