Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


05.12.2005   Игры в невинность

Латышская пресса на прошлой неделе живо обсуждала заявление Айнарса Шлесерса о том, что неизвестные люди или службы прослушивают его телефон. В Neatkarīgā с комментарием на эту тему выступил постоянный обозреватель газеты Виктор Авотиньш.

 

Разговоры, разумеется, прослушивают. Разумеется, на допросах используют много разных способов воздействия. Вину, разумеется, можно и сфабриковать.

И нет никакой необходимости в том, чтобы сказанное подтвердили руководители спецслужб. Множество известных нам признаков стиля нашей власти свидетельствуют, что иначе она действовать не умеет, что так у нее, власти, принято. Изображать святую невинность, санкционируя при этом прослушивания. Стиль власти определяет ее методы. Незачем кого-то непременно схватить за руку, чтобы допустить, что спецслужбы в нашем или в другом государстве позволяют себе вольности, которые потом публично отрицают

Что в Латвии они имеют место, свидетельствует многое. Во-первых, то, что наши законы, регламентирующие деятельность репрессивных органов, не видят разницы между человеком и содеянным им. Во-вторых, законодательные инициативы со стороны репрессивных структур направлены едва ли не только на расширение применения силовых методов воздействия. В-третьих, замечательна ритуальная слепота наших репрессивных органов (например, неспособность справиться со всем известными «точками» по продаже алкоголя и наркотиков, например, неспособность узреть признаки институциональной коррупции). А примеров того, что власть неразборчива в применении методов воздействия, привести можно сколько угодно много. Стиль власти определяет ее методы. «Вряд ли общественности станут известны все факты, которые имеют место за кулисами власти. Однако то, что происходит за кулисами, неизбежно трансформируются в стиль, в том, как власть проявляет себя на публике» (К.Турой).

Допустим, что сотрудники спецслужб превышают свои полномочия только в случаях, обсуловленных ситуацией, и только в интересах государства. Это еще куда ни шло. Много хуже, когда спецслужбы, то ли выполняя чей-то заказ, то ли по собственной воле пытаются участвовать в формировании политики, взаимоотношений. Случай с Айнарсом Шлесерсом свидетельствует как раз о последнем. Если по телефону разговаривают только он и прокурор, а информация теми, с длинными ушами, не просто принята к сведению, но передана общественности (журналистам), эти длинноухие, во-первых, позволили себе непозволительное, во-вторых, они вмешались в процессы, в которые влезать им не след. Или наши спецслужбы по-прежнему мечтают о высотах, некогда достигнутых КГБ.

Если KNAB или какое-то другое представительство спецслужб не прослушивали разговоры Шлесерса, они обязаны выяснить и публично сообщить, кто же это делал. Это вопрос престижа. Ибо если спецслужбы не способны на это, остается предположить, что в государстве есть еще кто-то, кто «пасет» политическую элиту и время от времени из-за кулис дергает за соответствующие ниточки. И если никто из членов Совета по национальной безопасности никому не сообщал, что именно говорилось на заседании совета о Березовском, остается допустить, что за его ходом можно было следить непосредственно в прямом эфире. Как знать в таком случае, может, и телефоны KNAB и других спецслужб тоже кто-то прослушивает. Это игра может завести далеко. Мы уже слышали, что оперативная информация полиции быстро-быстро становится известной тем, против кого она направлена. Разумеется, можно в очередной раз божиться, что это невозможно. Пишут же в романах о разного рода блокировании прослушек. Однако, опять же, стиль нашей власти свидетельствует, что человеческий фактор – очень востребованный и легко используемый в Латвии ресурс. Этот ресурс разблокирует что угодно. Но его можно лечить. Предав гласности информацию о том, кто именно обеспечил слив закрытой информации и несанкционированное прослушивание.

Комментарии


Символов осталось: