Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


02.08.2010   Плохой мир лучше доброй ссоры?

На интернет-портале politika.lv размещен текст интервью Солвиты Дениса-Лиепниеце с профессором Кентского университета, ведущим экспертом Великобритании по вопросам постсоветского пространства Ричардом Саква. Специалистом, которого даже при очень большом желании невозможно заподозрить в каких-либо особых симпатиях к России. Однако читайте, что он сказал...

 

-                     Господин Саква, вы предложили новую концепцию для объяснения процессов, происходящих в России. Почему Россия - это «дуальное» (dual), как вы назвали, государство?

-                     Это модель, при которой Россия, с одной стороны, институционально представляет собой оформленную Конституцией систему - власть закона, демократию, в России работает парламент, действуют партии. В то же время есть вторая система с неформальными поведением и политической практикой. Вторая система не антиконституциональна, она, на мой взгляд, надконституциональна. Обе эти системы действуют одновременно. Легитимность такой двойственности в государстве определяют Конституция и законы. Но! Вторая система, которая не противозаконна, при определенных обстоятельствах может уклоняться от требований закона. Иначе говоря, наличествует непрекращающееся напряжение между тем, что я называю конституционным государством и административной системой, режимом, включающим в себя различные группы, бизнес-интересы, раньше олигархов и им подобных. Они могут влиять на политические решения, причем не в антиконституационном формате, но в обход закона и Конституции.

-                     Вы усматриваете разногласия в обеих этих формах государства?

-                     Между ними происходит непрерывное взаимодействие, такое как бы столкновение. Плоды этой ситуации - невозможность окончательно вернуться к авторитарной системе, но невозможен и рывок к полной демократии. Россия как бы завязла в этом положении, при том, что такого рода системы всегда динамичны и изменчивы. К примеру, прозвучавший призыв президента преодолеть правовой нигилизм, попытки укрепить конституционное государство, ослабить административный режим. Так, с Медведевым во главе, равновесие чуть сдвинулось в сторону укрепления конституционной власти.

-                     Это и есть «модернизация»?

-                     Медведев называет это модернизацией, но «модернизация» - только лозунг, формальная фраза, а не сама модернизация, которая была бы целиком осознана. Но она характеризует желание модернизировать конституционность государства, социальную, экономическую сферы жизни.

 

Кто правит в России?

 

-                     На этом этапе модернизации страной правит Медведев или настоящий глава по-прежнему Путин?

-                     Лично я не вижу между ними выраженной напряженности, различия во взглядах. Одним из первых путинских лозунгов был «диктатура закона». Многого, правда, тогда не добились, но все же в первые годы его правления произошла реформа законодательства. Увеличились зарплаты судей, на четверть выросло их число. Поэтому в этой модели двойственного государства я не вижу, чтобы Путин был связан с режимом административного управления, а Медведев - с конституционным государством. В политической идентичности обоих есть элементы, характерные для обеих упомянутых систем. Поэтому связь тут сложная, но, я думаю, она может успешно работать. Сейчас это скорее такое творческое состязание. Путин довольно эффективен в роли премьера, но, с другой стороны, он же пока не позволяет проявиться во всей полноте политической идентичности Медведева.

-                     Станет ли Путин следующим президентом России?

-                     Не знаю. Думаю - что еще важнее - и сам Путин этого не знает. Думаю, что переговоры Медведева с Путиным еще предстоят. В прошлом году, когда на Валдае я встретил Путина и Медведева, Путин сказал - придет время, мы сядем и обсудим этот вопрос. Я думаю, это время пока еще не пришло.

 

«Холодный мир» на смену «холодной войне»

 

-                     Война в Грузии продемонстрировала нам, что Россия готова применить военную силу, решая проблемы в зоне своих интересов и сфер влияния. Как это меняет ситуацию? Для Латвии это очень серьезный вопрос. Вы понимаете - это вопрос защиты соотечественников...

-                     Я с вами не согласен. Не согласен, что война в Грузии продемонстрировала готовность России применять военную силу. Это была ответная реакция. Понятно, что США во главе с Бушем играли на Кавказе в очень опасные игры. Как вы знаете, как раз перед войной прошли военные учения Кавказ 2008, но в августе Россия не была готова к войне. Она случилась в тот момент, когда российский Генштаб менял место нахождения, не было даже каналов связи. Россия в тот момент абсолютно не ожидала никакой войны. Разумеется, были резервные планы на случай чего, была операция в Абхазии, но я все же не думаю, чтобы это так или иначе свидетельствовало о готовности России применить силу в виде прямой агрессии. Это была защитная война с присущей такой войне агрессивной фазой - нападением Грузии в Абхазии.

Тут самое время вспомнить, что тогдашний министр иностранных дел Великобритании Дейвид Милибенд заявил: Британия готова защищать Украину. А я сказал: Украина обречена, если Великобритания действительно выполнит свое обещание, поскольку мы имеем дело с открытой провокацией. Есть целый ряд обстоятельств, есть своя логика, которые и привели к войне на территории западной Грузии. Это в своем роде симптом того, что я называю неудачными попытками положить настоящий, симметричный со всех сторон, конец холодной войне. Это было продолжением холодной войны в таком «замороженном» виде. Я это называю холодным миром. Это был холодный мир, когда в России как бы полагалось видеть проигравшую державу. Но Россия не была проигравшей державой.

 

О «жестких» и «мягких» гарантиях

 

-                     А как вы оцениваете взаимоотношения России с Белоруссией?

-                     Вы знаете, что существует известное напряжение между Белоруссией и Россией. Белоруссия и сама, и вместе с Украиной поглядывает на возможность сотрудничества с Западом. Будь Белоруссия единственным российским единомышлеником, ситуация оказалась бы очень сложной. Разумеется, Россию и Белоруссию связывает многое - и экономические, и человеческие интересы, интересы безопасности. Однако место России на самой большой «карте», она - составная часть системы безопасности всего континента. Многие из нас в Западной Европе, да и в Москве тоже, не понимают, что государствам Балтии для обеспечения собственной безопасности недостаточно членства в НАТО и в ЕС.

-                     Безопасность стран-членов НАТО гарантирует 5 пункт Конституции Латвии, и там очень четко сформулировано: один за всех и все за одного. Это как наш лозунг, наша мантра.

-                     Да, но это «жесткие» гарантии безопасности. Должны быть и способы, как достичь «мягких» гарантий. И взаимного доверия! Разумеется, Россия никоим образом не собирается нападать на какое бы то ни было государство. Да, был вопрос границы. Но он ни в коем случае не был связан с тем, что господин Путин не пожелал подписать договор. Он, как мы знаем, готов был подписать его, однако именно парламенты Эстонии и Латвии затруднили подписание договора. Кого винить? Это достаточно ясно. Но я хочу сказать, что необходимо создавать новую динамику отношений, которая бы преодолела обиды и непонимание прошлого. Экономический кризис, он, быть может, сейчас еще только в начальной своей фазе. Ситуация может стать гораздо хуже. Есть энергетические рынки, в которых представлены Белоруссия и балтийские государства. Они, разумеется, тесно связаны с большим восточным соседом, и эти связи нужно укреплять. Тогда можно прийти к положительному результату.

 

Что бы сказал Петр Стучка?

 

-                     История - очень актуальный для Латвии вопрос. В нашем официальном дискурсе по-прежнему присутствуют речи, призывающие Россиию принести извинения за оккупацию. Каким вы видете возможное решение этого вопроса?

-                     Тогда надо принести извинения и России за действия латышских стрелков, которые на своих штыках принесли власть большевикам в Москве в октябре 1917 года. Как вы помните, Москва сражалась с большевиками и юнкерами. В Москву были направлены моряки Кронштадта и закаленные в боях латышские стрелки. Они и поубивали кадетов и привели к власти большевиков в столице. Так в историю мы можем углубляться все дальше и дальше. И все попросим извинения! Разумеется, я никоим образом не умаляю трагизма ужасных депортаций из Латвии и других балтийских стран. Я считаю, что их надо тщательно расследовать. Но и сами латышы участвовали в депортациях, и у коммунизма в Латвии глубокие корни. Нам это известно. Мы вот говорим о латышских стрелках, но ведь и в Эстонии была похожая ситуация. Поэтому почему же вести отсчет только с того момента, когда советские солдаты заковывали в цепи мирных жителей Балтии? Внутренние процессы в этих республиках долгие годы были очень сложными. Но требование узнать правду - это действительно важно.

Людей, которые призывают к политическим извинениям, я считаю обыкновенными политическими спекулянтами. Это несерьезная политика. Это обыкновенная провокация! Это самый дешевый популизм! Установить истину важно. По документам, после полноценного расследования и свидетельских показаний насилия над людьми. В том числе страданий, которые латыши принесли Москве. Эти латыши, такие как товарищ Петр Стучка, могли бы заявить: «Русские плохие революционеры - у них нет стойкости и жестокости, которые нужны революции!» Именно эти качества проявилась в Москве!

Латвии сложно - русские и латыши жили здесь бок о бок тысячи лет. Так кто же и за что теперь должен извиняться?

Публикуется с сокращениями

Комментарии


Символов осталось: