Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Написано по-латышски


07.09.2010   Остановись, мгновенье!

Политолог Иварс Иябс, доцент Латвийского университета, счел возможным и необходимым окинуть взором четыре года работы 9 Сейма. Эта публикация, размещенная на интернет-портале politika.lv, – дань памяти временам премьера Калвитиса. Повспоминаем вместе с г-ном Иябсом и мы. Итак...

 

9 Сейм определенно войдет в историю, пишет г-н Иябс. «Это был первый Сейм, который народ Латвии избирал после вступления в 2004 году в ЕС и НАТО. Это был единственный созыв, в бытность которого в доме на улице Екаба были выбиты стекла, а не удовлетворенные его работой граждане вытребовали для себя уникальное и глубоко популистское право распускать Сейм».

За четыре года, напоминает автор, мы пережили три правительства, точнее, два типичных и одно – кризисное; последнее здравствует и поныне.

Итак, 2007-й – год Калвитиса. Помянем, «чтобы сохранить в сердце самое дорогое...».

2007 год задал тон последующим трем. Прежде всего правящие засвидетельствовали, что своих подданных они держат за маленьких детей или идиотов, на головах которых можно колоть дрова, рассказывать все, что придет на ум, и еще изображать правителей, самим Богом ниспосланных.

2007 год породил целый ряд иллюзий, которые, на удивление, живы и поныне.

Первая: латвийский народ в большинстве своем демократичен, гражданственен и скроен на европейский манер, но задавлен заговором злых олигархов. Вторая иллюзия: здесь можно что-то изменить, обратившись к пению, «правопорядку» и «честной политике». Арест Лембергса, отстранение Лоскутова от прежней должности, отставка Калвитиса, митинги в Старой Риге стали поводом заявить, что, дескать, мы живем при истинной демократии – как в Швеции, Швейцарии или, в худшем случае, как в Испании. Однако швейцарский мираж очень скоро рассеялся...

 

Операция «о»

 

В ноябре 2006 года правительство Калвитиса поставило перед собой задачу: перестать стесняться. И она была решена блистательно. В рождественские праздники, дабы облегчить жизнь перенагруженному Сейму, правительство втихую приняло святые и столь необходимые стране документы, а именно: депутаты Сейма, да и любой человек, получивший на это депутатское «добро», имеет право доступа к информации спецслужб. Любопытство не порок...

Но взгляды выросшей в Канаде госпожи Вайры Вике-Фрейберги оказались иными, нежели у закаленного в коммунистической Латвии стального сеймовского большинства. И, чтобы отомстить любопытным депутатам, президент передала соответствующий закон на народный референдум. Мало того! После семигодового пребывания в должности президента Вайра Вике-Фрейберга вдруг открыла, что в ее стране гнездятся какие-то странные «олигархи», чьи интересы угрожают безопасности государства... Впрочем, спустя несколько месяцев после того бойкого заявления она уже не имела ничего против того, чтобы увидеть в качестве своего преемника ставленника этих самых олигархов.

31 мая вся Латвия не переставала удивляться, с какого похмелья коалиция вдруг назвала своим кандидатом Валдиса Затлерса, зарабатывавшего свой хлеб операциями на коленках и позвоночниках. Да и сам Затлерс поначалу молчал, как рыба, и смущенно улыбался, словно человек, выигравший в лотерею. Но что ни говорите, Затлерс действовал правильно, когда на вопрос о своем прошлом отвечал расплывчато, а, проще говоря, играл дурака. О каком прошлом речь, если само провидение велело ему руководить жизнью и умами людей?

 

Горячие сердца и чистые руки

 

Терзаемое эдиповым комплексом, «Новое время», наконец, решилось восстать против своего отца Эйнара Репше.

Тяжелая и трагичная роль Эдипа была уготована Кришьянису Кариньшу, который на своем неподражаемом, приобретенном на чужбине акценте пытался подвигнуть «Новое время» на новые завоевания. Тем, кто, быть может, запамятовал этого выдающегося политика, напомним: это тот самый юноша, что в свободное время с удовольствием служил в качестве боксерской груши для мэра Вентспилса Айвара Лембергса. Лембергс отрабатывал на молодом человеке риторику, а заодно создавал себе имидж. Тем временем у самого Лембергса появилась возможность обрести образ диссидента, вроде латвийского Ходорковского или почти Гунара Астры.

2007 год поднял Лембергса на новые высоты. Правда, пришлось отсидеть пять месяцев в тюрьме, но дивиденды того стоили.

Рассказы о жизни в камере, ношение ошейника и целование вентспилсских пенсионеров во дворе суда... Какие там обвинения во «взяточничестве в особо крупных размерах, легализации преступно нажитых денег, нарушении ограничений для должностного лица»? Можно подумать, весь процесс приватизации в Латвии был отличным от взятки в особо крупном размере и легализации преступно нажитых денег...

Председатель Сейма Индулис Эмсис (СЗК) ушел из парламента, будучи обвиненным в предоставлении неправдивых данных. И что бы там ни болтал грязные языки, не председателево все же это дело – ходить с простецкой взяткой в собственном портфеле! У нас, скорее, надо бы спросить, как председатель Сейма может исполнять свои обязанности, если в его рабочем портфеле нет пары десятков тысяч долларов наличными? Если президиум Сейма и руководство фракций будут ходить порожняком, парламент вообще прекратит существовать. Так что Эмсис пал за правое дело. Когда коллеги провожали его цветами и со слезами на глазах, даже дураку было понятно – с престижем парламента у нас все в порядке.

 

Утерянные иллюзии

 

Самым тяжелый момент в жизни любого начальника – обнаружить, что обласканный и перспективный подданный не оправдывает надежд. Для премьера Калвитиса он настал летом 2007 года. Большие треволнения доставил ему начальник БПБК Алексей Лоскутов. Его с большим треском утвердила в должности в 2004 году все та же правящая коалиция, и поначалу все свидетельствовало о том, что этот человек «понимает линию партии правильно». Да не тут-то было! Лоскутов не собирался ограничиваться гонениями на вороватых таможенников, он обнаруживал коррупцию в местах, где, по мнению Калвитиса и его друзей, происходит просто нормальный политический процесс.

Терпеть эту наглость... Смахнув скупую мужскую слезу, Калвитис подписал приказ о снятии Лоскутова с должности. 16 октября его поддержало и правительство. Дело стало пахнуть керосином, когда 18 октября у здания Сейма собралась немалая толпа народа. Главными зачинщиками были общество за открытость Delna и газета Diena с единомышленниками. Сама судьба уготовила начальнику БПБК стать символом самого светлого и разумного...

Дальнейший ход событий стал образцом отваги правящей коалиции. Вместо того, чтобы Лоскутова снять, она стала мяться и говорить, мол, вопроса отставки Лоскутова «не существует вообще». Создалось впечатление, что бравурная коалиция впадает в панику при появлении нескольких тысяч людей... Однако слабина коалиции длилась недолго. 3 ноября оппоненты организовали на Домской площади Народное собрание «За правовую Латвию!», т.н. «революцию зонтов». Врагом правовой Латвии и честной политики стали в тот день метель, дрянная слякоть и довольно размытые представления главных революционеров о том, чего же они желают достичь. По причине стеснительности они не требовали роспуска Сейма, ограничились пустозвонной декларацией, но и здесь не обошлось без сюрпризов. Спас шоу президент Затлерс, пожелавший сорвать аплодисменты. Когда его попросили молвить слово, он о своей идее прибыть к народу пожалел и не смог выдавить ничего, кроме того, что надобно читать Конституцию. Как там у Шварца? «Ах, принцесса, молчите, вы столь невинны, что можете произнести ужасные вещи». Калвитис сосватал в премьеры Ивара Годманиса (ЛПП/ЛЦ), чтобы спокойно вернуться в личную жизнь.

У руля государственной власти встал ветеран латвийской политики. Именно ему выпало подписать историческое решение о перенятим банка Parex и займов от МВФ. Но это уже другая история...

 

P.S. Далее Иварс Иябс обещает обратиться к эпохе Годманиса и Домбровскиса.

Комментарии


Символов осталось: