Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Наш комментарий


25.05.2010   Герой и толпа

Копирование документов из закрытой сети, которое совершил субъект, называющий себя «Нео», уже прославило Латвию не менее, чем «контрафактный» метеорит, изготовленный под Мазсалацей, или громко сдохший «Балтийский тигр», то есть лопнувшее латвийское экономическое чудо образца 2005–2007 годов. Страна маленькая, на окраине населенного мира, народ бедный, но способный на всякие нетривиальные ходы... Во всяком случае, глядя на всю череду странных событий последних лет, я испытываю странную смесь чувств: изумления, гордости и... стыда.

 

О Нео. После ареста Илмара Пойканса защищали его все, кому не лень, ибо это было легко и безопасно – громко верещать в пользу народного любимца. Отвечать придется все равно не этим запоздалым защитникам, а лично самому Пойкансу. Я не знаю, что он чувствует сейчас, находясь между небесами народной любви и земной реальностью полицейского расследования... Но у него было время подготовиться к неизбежной развязке, ибо серьезный вызов в адрес Системы никогда не остается без ответа. Так было во все времена и при всех режимах. Специфика реакции демократического государства лишь в том, что оно будет «пережевывать» бунтаря в «бархатных жерновах» - по закону, гуманно, без пыток и психушек, но так же неотвратимо, как настоящая диктатура. За десятилетия мои товарищи по партии ЗаПЧЕЛ много раз бросали вызов властям, организовывая протестные акции на грани закона. И каждый раз система выдергивала «зачинщиков» - и мягко, но последовательно «пережевывала» их в своем «бархатном» репрессивном механизме. Задержания, полицейские протоколы, многосерийные суды, штрафы или оправдательные приговоры – все это пережили и Володя Бузаев, и Андрей Толмачев, и Гена Котов и другие наши товарищи. В отношении автора этой статьи дела до судов почти не доходили, но я тоже испытал «ответ системы» на мое очень малое участие в «школьной революции». В течение трех лет меня регулярно задерживали на полчаса при прохождении паспортного контроля на границе Латвии. Конечно, и это было неприятно, и все «бархатные репрессии» в целом вызывали у нас возмущение. Но по прошествию времени, трезво оглядываясь назад, надо признать, что зла на полицейских или пограничников, а тем более на судей мы не держим. Мы знали, на что шли, бросая вызов, и ответ системы в целом был соразмерен. Мы им потрепали нервы, они - нам. Результатом был некий компромисс и новые правила игры, которые в силе до сих пор. Все наши – живы, здоровы и без судимостей, чего мы искренне желаем и славному народному хакеру Нео.

О гордости и стыде. То, что совершил Нео, а именно - рассекречивание доходов чиновничьего аппарата, с точки зрения технологии и результатов вызывает уважение. Объемное копирование, систематизация данных о доходах и организованый «слив» в газеты – технически все сделано хорошо. И результат есть: Сейм постановил впредь открыто публиковать данные о зарплатах чиновников. Но вот роль публики, общества или широких народных масс в этих процессах была откровенно жалкой. Народные массы уподобились древнеримскому плебсу, злорадно взиравшему со стороны на зрелище схватки государства и хакера. Я не имею в виду реакцию на арест Нео – в этот момент пара пикетов все-таки образовалась. Но все проблемы, за вскрытие которых сейчас преследут Пойканса, можно было решить много лет назад при условии организованного давления общества на государство. В этой стране чиновничий аппарат оказался в сто раз более организованым в отстаивании своих партикулярных интересов, чем противостоящее ему гражданское общество в отстаивании общих. Восторженные наивные люди с зонтиками, поющие патриотические песни и шикающие на говорящих по-русски соседей, – вот символ латвийского гражданского общества образца второй половины 2000-х годов. Пьяный люмпен, громящий магазины, – это еще один символ. И довольный правящий политик, потирающий руки, глядя из-за занавески на позорное стадо, – это третье проявление беспомощности общества перед государтсвом.

И пока пока народ будет оставаться стадом, чиновничья элита будет его постоянно доить, меняя лишь способы ограбления после каждого подвига гениального одиночки.

Комментарии


Символов осталось: