Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Наш комментарий


09.08.2010   Олигарх как средство передвижения

Межвременье. Заканчиваются старинные войны, падают монументы прежним героям, стрелки компаса меланхолично кружат, не находя полюсов…

 

Недавно я пересматривал подборку политических анекдотов десятилетней давности. Перечитал байку про кротов и не сразу понял ее содержание. А суть была такая: «Активисты Народной партии провели субботник – они откапывали кротов, одевали им очки и отпускали обратно». Пришлось напрячь память, чтобы вспомнить о древней войне Шкеле и Лембергса, о прозвище Лембергса «крот» и его творческом использовании в политической полемике… Но прошло десятилетие, олигархи смирились с неубиваемостью друг друга, никто никого более не откапывает и не закапывает, а партии бывших врагов регулярно входят в коалиции.

Сегодня появились сообщения о возможном примирении следующей враждующей пары титанов латвийского бизнеса – Лембергса и Степанова. Как к этому относиться? Мир лучше войны. И если венстспилсские олигархи договорятся, то в сложном уравнении, описывающем судьбу транзитного бизнеса, на несколько болезненных переменных станет меньше. Но анекдот латвийской жизни заключается в том, что именно войны олигархов порождают побочный, но общественно необходимый продукт – они двигают политику, питают партии и газеты, споры и революции. Да-да, милые мои противники госфинансирования партий: поскольку народ не желает прямо содержать и контролировать партии, он все равно их содержит через трудовые доходы сверхбогатых людей, но при том совсем их не контролирует…

В наследство от старой войны Шкеле и Лембергса стране достались две политические силы. Шкеле породил Народную партию, которая, как смогла, провела Латвию вброд через молочные реки «жирных лет» к холодным берегам тотального кризиса. Не все ведомые пережили этот переход, многие захлебнулись или расшиблись. Но народников из истории не вычеркнешь, даже если в результате октябрьских выборов их окончательно проглотит и переварит «буржуйский интернационал» Шлесерса.

Из разношерстного народа слепил свое войско Лембергс. В Союзе зеленых и крестьян нашли себе место харизматичные лидеры самоуправлений, «национальные» экологи, просто спортсмены, не стареющие телом легионеры и наследники партии первого латвийского диктатора. То, что получилось, совсем не походит на зеленые партии Европы, известные своей левизной и нонконформизмом. Но, несмотря на странности генезиса, «зеленое» войско Лембергса оказалось чертовски привлекательным для медлительного и консервативного большинства нашего общества. Мне этот продукт не нравиться, но надо признать, что у него есть и прошлое и будущее.

Более современная война того же Лембергса с одной стороны, и Степанова и Беркиса – с другой дала жизнь следующему поколению символов и политических сил. Дрожавшие на Домской площади от холода и собственной смелости участники «Зонтичной революции», а также как черт из табакерки возникшие ниоткуда активисты движения за роспуск Сейма смогли дрожать и бунтовать именно благодаря благородной помощи Степанова. Два главных противника нынешних выборов – «Единство» и «Согласие» вскормлены и взращены благодаря той же поддержке и в пику «старым» партиям, возникшим десятилетием ранее. Однако к сегодняшнему дню проявилось и отличие «Зеленых» и Народной Партии от «Единства» и «Согласия». Если партии «первой войны» в значительной степени остались подконтрольны своими «родителям», то Степанову сохранить в той же мере влияние на свои креатуры не удалось. «Согласие» сорвало утверждение прокурора Майзитиса, в кандидатуре которого был заинтересован Степанов, что, возможно, стало переломным моментом и в войне олигархов.

Описываю я эти истории со смешанным чувством. Моя партия – ЗаПЧЕЛ - изначально решила рассчитывать не на дорогостоящую рекламу, не на промывание мозгов избирателей, а исключительно на их сознательность и благодарную память. Конечно, мы получали помощь и от состоятельных людей, но старались ни от кого не попадать в зависимость. Продаваться олигархам, ездить на них, их же подло кидать – все это казалось делом недостойным и ненужным. Были ли мы правы в том выборе?

Комментарии


Символов осталось: