Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Наш комментарий


23.10.2010   Реклама или идея: кто кого?

Неудача объединения «За лучшую Латвию» побудила многих комментаторов сделать поспешные выводы: дескать, избиратель умнеет, уже нельзя четыре года беззастенчиво хапать, а потом, вложив неправедные средства в нахрапистую кампанию, бодро вернуться на белом коне в Сейм.

 

На самом деле оптимизм здесь неуместен. Действительно, жалкие 8 мест в парламенте, скорее всего, не позволят ЗЛЛ вернуть вложенные в пропаганду средства. Но нельзя не учесть совпадения нескольких негативных для объединения факторов: во-первых, входящие в него партии уже три года находились под жестким давлением всех остальных политических сил, и атаку эту начала сама посол США. Во-вторых, уже значительное время эти партии находились в оппозиции, а падкий на рекламу избиратель обычно любит тех, кто уже у власти.

Поэтому для определения общей тенденции более существенен несомненный успех Союза зеленых и крестьян. Олигархическое объединение, по своему характеру ничем не отличающееся от ЗЛЛ, даже увеличило количество мандатов. Надо было только чуть уменьшить хлестаковщину в поведении и более цепко держаться за места в правительстве — и успех обеспечен.

Даже больше: если ЗЛЛ недвусмысленно давал понять, что собирается делать во власти — прагматичной политикой, отказом от идеологических табу, включающим в себя резкий пересмотр отношений с Россией, переломить неудачную экономическую ситуацию, то СЗК вовсе не раскрывал карт: с одной стороны ругал «Единство», с другой — правил страной рука об руку с ним и не отказывался от этого в будущем. Таким образом, в Латвии по-прежнему можно прийти к власти, даже не обманывая простодушного избирателя, потому что его и не интересует вовсе, что партия собирается предпринять.

При таком качестве избирателя весьма оправданной выглядит стратегия «Центра согласия», который попросту заменил политику политической рекламой. Никакой сезонности и кампанейщины — борьба за голоса не останавливается ни на минуту. Поскольку на такие действия невозможно набрать денег, ведущие СМИ включаются в партийные структуры, а их владельцы или журналисты продвигаются в депутаты. Примерно так же в недавние времена редактор «Правды» непременно был кандидатом в члены Политбюро с прекрасными карьерными перспективами.

Нормальным образом лидер партии становится таковым в ходе напряженной внутренней борьбы, а затем нанятые политтехнологи помогают ему лепить привлекательный образ. ЦС пошел противоположным, более экономичным путем: сначала пиарщиками был подобран идеальный артист на роль вождя, а уже потом Нил Ушаков был избран лидером объединения. Напомню, что на момент избрания большинство партийцев и не знали, что среди них есть такой товарищ. К чести мэра Риги, он быстро перерос роль зицпредседателя и уже давно является весьма профессиональным политиком. Сомневаюсь только, что данная метаморфоза входила в первоначальный замысел.

Начало этой практики было положено в 2002 году, когда по какой-то причине ни один латвийский канал не сумел показать чемпионат мира по футболу. Тогда Янис Юрканс сумел приобрести права показа для Первого Балтийского канала, а в благодарность комментатор Карпушкин и менеджер Степаненко стали депутатами Сейма. Давно уже в ЦС нет ни Юрканса, ни Степаненко с Карпушкиным, но раз выбранная стратегия продолжает приносить плоды.

Не сочтите, что вышеизложенное — плод бессильной злобы конкурента, пышущего ядом после заслуженного поражения. Это — холодный комментарий, в котором те или иные действия оцениваются исключительно с точки зрения их практической результативности, а ЦС полностью выполнил программу-минимум: собрал почти все, что возможно было, на русскоязычном электоральном секторе.

Не случайно Эрик Стендзениекс сказал, что «Согласие» и не нуждалось в предвыборной кампании. Точно так же он охарактеризовал и «Единство». Здесь сработал другой традиционный маневр: партия убедила избирателя, что подобно КПСС является руководящей и направляющей силой общества, его «умом, честью и совестью». Подобные трюки уже проходили и у «Латвийского пути», и у Народной партии, и у «Нового времени».

А вот пятый победитель выборов попал в Сейм принципиально другим путем, и этим нам особенно интересен. Партия ТБ/ДННЛ на протяжении многих лет теряла популярность. Недалекие комментаторы делали из этого вывод, что радикальные идеи теряют приверженцев, и времена торжества национализма уходят в прошлое.

На самом же деле тэбэшники просто-напросто манкировали своими обязанностями. Постоянно входя в правительство и вволю порезвившись на коррупционных лужайках, они ничего не делали для ужесточения национальной политики, и именно тем разгневали своего избирателя. Исключение составлял короткий период, когда министром юстиции был Гайдис Берзиньш. Он охотно закручивал гайки, и все его предложения на ура воспринимались якобы более умеренными министрами и депутатами правящего большинства. Не случайно Берзиньш стал одним из всего лишь двух представителей партии, избранных в парламент.

Но один в поле не воин, поэтому в политике появилась молодая агрессивная партия «Вису Латвияй». До поры до времени старым националистам удавалось оставлять конкурентов в маргинальном поле. Но юные волки терпеливо сносили унижения и дождались своего часа. Под угрозой неминуемого фиаско тевземцы их взяли в общий список и были безжалостно и почти поголовно сожраны.

И вот мы наблюдаем совершенно невероятный в современном политическом поле сценарий. Оказывается, несколько десятков никому не известных людей и в наше время могут без денег и связей при активном недоброжелательстве всех действующих политических сил и влиятельных заграничных обкомов пробиться в парламент только благодаря беззаветной преданности своим сомнительным идеалам.

На этом месте я жду возмущенных восклицаний — дескать, не зря говорят, что противоположности сходятся, и вот смотрите — представитель радикалов из ЗаПЧЕЛ восхваляет своих якобы конкурентов, а на самом деле тайных союзников из среды латышских националистов. Для умеющих читать заявляю еще раз: ни в коей мере. Я был бы очень рад, если бы за преодолевшими препоны рынка политической рекламы идеалистами стояла мечта об интеграции общества или динамичном развитии народного хозяйства. Более того, меня как жителя и гражданина этой страны успех ВЛ очень беспокоит.

Но еще раз: мы говорим не о достоинствах той или иной политической программы, а о методах ее реализации. И если на одной чаше весов огромные деньжищи, а на другой — убеждения, то этот феномен необходимо отметить. Разумеется, надо сделать поправку на особенную выигрышность и доходчивость националистических идей, доказанную еще Адольфом Гитлером. Как сказал поэт, «на их стороне хоть и нету законов, — поддержка и энтузиазм миллионов».

И тем не менее появление в парламенте нескольких депутатов, которые в отличие от многочисленных коллег не оставляют у избирателя сомнений в верности предвыборной программе, — один из немногих положительных итогов этих выборов. Потому что этот пример может стать убедительным и для других политиков, тогда в стране возобновится политическая жизнь с борьбой идей, а не алкогольным отравлением пустой рекламой.

Особенно горько, что на русском политическом поле нет никакого аналога «Вису Латвияй». При ЦС существует несколько молодежных организаций. При огромном количестве мандатов, кажется, ни один из этих комсомольцев не попал в парламент, их на повороте обошел г-н Мельников, раздававший зажигалки, и его единомышленники. Потому что избиратель, хотя и прост, но отличает молодежь, пришедшую в политику, чтобы сделать карьеру, от молодежи, пришедшей изменять страну.

Комментарии


Символов осталось: