Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Наш комментарий


08.11.2010   Почему вороны не правы

Сидят две вороны на заборе у космодрома на мысе Канаверал и наблюдают за пуском очередного шатла. Одна говорит: «Карр –карр!» Шатл стартует, поднимается на некоторую высоту и взрывается… Вторая ворона первой: «Ну и сволочь же ты!» Первая с гордостью: «Служу Советскому Союзу!»

 

В последние недели арию «вороны номер один» торопились исполнить многие политики, политологи и даже госчиновники. Этот «пернатый хор» заунывно каркал, предрекая новому правительству Домбровскиса недолгую жизнь и мучительную смерть в конвульсиях по причине неправильного состава и слабой парламентской поддержки. «Неправильный состав», с точки зрения «вороньей стаи», – это отсутствие в коалиции одного из победителей недавних выборов – объединения ЦС. Рациональное звено в этих сентенциях, безусловно, присутствовало, но в целом они служили выплеску эмоций для тех людей, которые сочувствовали ЦС либо из любопытства надеялись на смену давно надоевшего «караула» - правительства правых латышских партий.

Почему объединение ЦС не вошло в новое правительство? В чем истинная причина срыва переговоров? Надеюсь, когда-нибудь политики ЦС об этом откровенно расскажут. Пока мы имеем лишь голый факт: не получилось. И наоборот, есть второй неодетый факт, который будет воздействовать в ближайшее время на жизнь страны, – в среду новое правительство Домбровскиса было утверждено. Важный нюанс: вопреки «политическому карканью» последних недель за утверждение нового правительства проголосовало не только «шаткое большинство» - 55 депутатов правящей двухпартийной коалиции, но и еще дополнительно восемь оппозиционных депутатов фракции ВЛ-ТБ/ДННЛ. В этом нюансе – ключ к пониманию того, как будет «шаткое большинство» принимать противоречивые кадровые и бюджетные решения. Голосование за правительство показало, что у Домбровского всегда будет «козырь в рукаве» - дополнительные голоса радикальных националистов.

Является ли такое положение чем-то абсолютно новым для латвийской политики? Нет, такая архитектура власти была неоднократно опробована правительствами меньшинства. Для ее реализации необходимо три фактора: доверие латышской общественности к системообразующей партии коалиции, неспособность оппозиции сформировать другое правительство и наличие среди оппозиционных сил такой фракции, у которой нет шансов войти в альтернативное правительство в случае свержения действующего. Такие условия, например, существовали в 2004 году, когда правительство меньшинства, руководимое Индулисом Эмсисом, пользовалось голосами оппозиционной фракции ПНС. В похожих условиях работало последний год и старое правительство Домбровского, которое попеременно обращалось за помощью в проведении через парламент спорных законов ко всем оппозиционным фракциям 9-го Сейма. То есть опыт есть, он богатый и позволяет усомниться в реальности мрачных прогнозов относительно живучести нового кабинета Домбровскиса. Договариваться они умеют.

Одни партнеры для сепаратных переговоров уже нарисовались – это фракция радикальных националистов. Простодушные русские соотечественники поспешат оценить этот факт с точки зрения идеологической близости «Единства» и ВЛ-ТБ/ДННЛ. Но такая оценка будет неправильной. Идеология здесь не причем. Поддерживая правительство, радикальные националисты решают собственные задачи. «Все Латвии!» имеет шкурный характер: они спасают «старших товарищей» - политиков прежнего поколения ТБ/ДННЛ, устроенных в советы госпредприятий в предыдущие годы и продолжающих там получать зарплату. Наличие таких заложников делает любую малосильную оппозиционную партию идеальной подпоркой для правящего большинства.

Вторая задача связана с позиционированием самого ВЛ-ТБ/ДННЛ. Тональность недавней дискуссии вокруг возможного участия этого объединения в новом правительстве продемонстрировала, что именно радикальные националисты – это следующий кандидат на роль «неприкасаемых» в латвийской политике. Не прошло и 20 лет, как западные партнеры Латвии, наконец, выразили свое брезгливое отношение к радикальной ксенофобской организации. Для латвийских политиков из «мэйн-стрима» это послужило сигналом для начала «игры на вытеснение». Если за время полномочий 10-го Сейма ВЛ-ТБ/ДННЛ так и не прорвется всеми правдами или неправдами в коалицию, то будут сформированы новые правила «политического общежития», согласно которым латышским радикалам уготована роль вечной и безнадежной оппозиции. Осознавая мрачную перспективу, они ныне торопятся «пристроится со своей раскладушкой в ногах у правительственного ложа». Их цель – хоть как-то обозначить свою причастность к власти.

Как бы это ни звучало парадоксально, но перед ЦС стоит та же принципиальная задача. Да-да, при всей разнице в идеологии, в размере фракции и народных симпатиях, задача ЦС также состоит в том, чтобы доказать свою «профпригодность» в качестве, как минимум, младшего партнера правящей коалиции. Если за четыре года ЦС этого не сделает, то объединение рискует повторить путь ЗаПЧЕЛ – от народной любви через изоляцию к поражению. Настроение избирателей, в том числе русских, поменялось радикально – сегодня им необходима не столько защита от неких «национальных угроз», которые все труднее усмотреть в повседневной жизни, сколько наступательная реализация своих интересов во власти. Пикантность ситуации в том, что «второй раскладушки» у ног правительства ЦС поставить не удастся – и место занято, и «тело» фракции настолько большое, что любое «прилипание» к правящему большинству будет выглядеть нелепо. В таких условиях для ЦС остается единственно возможная тактика – борьба до победного конца, то есть до формирования нового правительства со своим участием.

Решающим для судьбы нового правительства Домбровскиса будет принятие нового бюджета в ближайшие два месяца. Если ЦС удастся организовать «штурм Сейма» снаружи, то есть провести массовые акции протеста с участием десятков тысяч искренних сторонников при благожелательном освещении латышских СМИ, и одновременно максимально «закошмарить» жизнь для правящего большинства внутри парламента путем срыва принятия бюджета 2011 года, то Домбровскису, возможно, и придется поделиться властью с «опасным бузотером». Времени на организацию «закошмаривания» у ЦС остается мало. Нет пока и важнейшего ресурса – доброжелательной поддержки латышских СМИ. Если бюджет при услужливой помощи ВЛ-ТБ/ДННЛ все же будет продавлен через Сейм, то следующий «шаткий момент» для коалиции настанет лишь ко времени перевыборов президента страны, то есть к маю 2011 года. И он будет не столь шатким, как принятие бюджета, ибо для общественного сознания личность нового президента имеет меньшее значение, чем статьи урезания бюджета и повышение налогов.

Времени для смены правительства мало. Время пошло…

Комментарии


Символов осталось: