Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


17.05.2004   ЦАРСКИЙ ПОДАРОК

 

 

 

 

Сегодня немало латышей с ностальгией говорят об ульманисовских временах. И не удивительно. В тридцатые годы прошлого столетия по уровню жизни Латвия замыкала первую десятку стран Европы. В то время латвийцы лучше питались и покупали больше книг, чем жители вступающей в Евросоюз Латвийской Республики ХХI века. Как же в маленьком, не входившем ни в какие экономические союзы, испытывавшем дефицит демократии государстве возникла столь неплохая жизнь?

 

Печальное прошлое

 

Вопреки расхожим представлениям, сотни лет назад Латвия вовсе не была благополучной страной. Совсем наоборот. Латышские крестьяне жили столь бедно, что любой неурожай порождал чудовищные бедствия. К примеру, в 1316 году голод достиг такого уровня, что повешенных преступников по ночам стаскивали с виселиц и тут же съедали. Шли века, но мало что менялось. Голод 1601-1602 годов породил сотни случаев людоедства. Кровь стынет в жилах, когда читаешь  в написанной в то время хронике лютеранского пастора Энгельке, как гостеприимный крестьянин угощал брата мясом собственного сына, а умелая хозяйка приготовила колбасу из сестры…Кстати, в память о том, каков был тогда “baigais gads”, в Риге еще в 19-м столетии отмечали праздник голода - насколько мне известно, торжества с таким названием не было больше ни в одном городе мира. 

В конце 18-го века проезжавшие через Лифляндию русские путешественники с большим сочувствием отзывались о страдающих латышских крестьянах. А присланный в Ригу для проведения ревизии российский чиновник Александр Арсеньев в одном из писем в Санкт-Петербург в 1804 году категорично утверждал: латышские крестьяне живут хуже русских.

Прошло менее ста лет – и положение кардинально изменилось: все признавали, что латышские хуторяне зажиточнее российских землепашцев. Что же произошло?

 

Император-освободитель

 

Император Александр I с момента восшествия на престол и до конца своего правления хотел отменить в России крепостное право. Но каждый раз, когда порывался сделать это, вспоминал о своем отце – императоре Павле I, задушенном шарфом за то, что правил вопреки воле дворянства. Самодержец так и не решился подписать судьбоносный указ.  Но то, что царь не осмелился сделать в огромной  России, он сумел осуществить в Лифляндии и Курляндии. Латышские крестьяне получили здесь личную свободу почти на полвека раньше, чем крепостные в России.

Это был воистину царский подарок Латвии! Латыши не просто оказались свободными, они стали таковыми в стране крепостных. Их сыновья могли учиться в вузах Москвы и Санкт-Петербурга, заниматься коммерцией, богатеть. И успешно использовать для развития своей родины особые условия: Видземе и Курземе стали привилегированным краем в Российской Империи. То, какую роль это сыграло, показывает простой пример: Латгалия, к которой Александр I не был столь милостив, по сию пору является самой бедной частью Латвийской Республики.

Что дали Латвии открывшиеся в 19-м столетии возможности? В советское время у статистиков выработалась привычка с гордостью сравнивать результаты экономического развития республики с уровнем тринадцатого года. Ныне сельское хозяйство Латвии с уровнем 1913-го года лучше и не сравнивать. Судите сами.

 

Страна баранов

 

В 1913-м году у латвийских крестьян имелось около миллиона овец. Ныне их в десятки раз меньше. Почти миллионом голов крупного рогатого скота владели в то время сельские хозяева. Сейчас поголовье коров в Латвии едва достигает половины от пресловутого уровня 1913 года! И даже ЕС вряд ли поможет достичь республике дореволюционного показателя.

Добавим, что до революции латвийская клубника вагонами вывозилась в Санкт-Петербург, а угрей и миноги в Латвии было столько, что их и за деликатесы никто не считал… 

 

Город чудес

 

Впрочем, отнюдь не клубникой или лососиной славилась Латвия в 1913-м году. Продолжайся быстрое развитие, Рига сегодня могла бы быть одним из “законодателей моды” в мировой науке, славиться на весь мир высокими технологиями, автомобилями, электротехническими изделиями. Ведь более трех четвертей всего вывоза товаров из Латвии в начале ХХ века составляли готовые промышленные изделия.

Еще в 19-м веке экономическая свобода крестьян способствовала развитию Риги. А ее нахождение в огромном экономическом пространстве Российской Империи давало городу фантастические возможности для развития. За 1900-1913 годы объем промышленного производства в Латвии вырос почти в два с половиной раза. В последние годы перед Первой мировой войной темпы роста индустрии в Латвии превышали среднемировой показатель в три раза.

 

Упущенный шанс

 

В небогатой Российской Империи возник удивительный оазис благополучия. Рига казалась городом чудес. Чего здесь только ни создавалось! Тут был изобретен первый в мире танк и построен первый в мире авиационный ангар, работали сразу несколько авиационных заводов, на рижских машинах выигрывались международные автогонки, рижские автомобильные шины считались лучшими в мире. С Запада в передовую Ригу привозили сырье, а в Европу через крупнейший в Российской Империи Рижский порт вывозилась готовая продукция латвийской индустрии. Европейцы покупали у рижан и фарфоровые сервизы, и велосипеды, и железнодорожные вагоны, и охотничьи ружья, и спиртные напитки, и калоши… Даже скромная на фоне таких предприятий как “Унион”, “Руссо-Балт”, “Проводник” рижская табачная фабрика завоевывала золотые медали на конкурсах в Лондоне, Париже, Риме, Берлине, Антверпене, Вене, на Всемирной выставке в американском Сент-Луисе.

Естественно, в таком зажиточном городе как Рига городские власти проявляли большую заботу о жителях.К примеру, на одного горожанина приходилось, в среднем, 11 квадратных метров территории городских парков – то был один из лучших показателей в Европе.

В 1913-м году в городе был установлен не побитый по сию пору рекорд: строители сдали в эксплуатацию семь тысяч квартир. Ныне, увы, жилья строится раз в десять меньше. До Первой мировой войны были построены и большинство имеющихся ныне в центре Риги общественных туалетов. Причем, если сейчас их обслуживают коммерческие структуры, то сто лет назад самый богатый город Российской Империи тратил на их содержание тысячи рублей в год, но обеспечивал бесплатную услугу.

По использованию достижений прогресса Рига тогда нисколько не отставала от лучших городов Запада. К примеру, рижане разговаривали по телефону чуть реже, чем жители Берлина или Гамбурга, но немного больше, нежели в Лейпциге или Мюнхене.  

В дореволюционной Риге Фридрих Цандер разрабатывал первые в мире научно обоснованные проекты межзвездных перелетов, Теодор Калеп сконструировал первый в Российской Империи авиационный мотор, патенты инженеров завода “Проводник” использовались по всей Европе…

Еще несколько десятилетий – и Рига стала бы играть в мировой экономике такую же роль как ныне Нью-Йорк или Силиконовая долина в Калифорнии, рижская продукция была бы известна на всех континентах, а житель города на Даугаве имел бы право с надменностью говорить: от парижанина до рижанина – целое па.Увы, в Первую мировую войну город чудес исчез. Остался лишь, как поет современный рижский певец, город дождей.

 

И никаких чудес

 

В 30-е годы статистики независимой Латвии стали выяснять, каков был уровень жизни в Латвии до революции. И пришли к выводу: квалифицированный рабочий получал в 1914 году за один рабочий день зарплату эквивалентную по покупательной способности 5,35 лата 30-х  годов. А в 1939 году зарабатывал 5,85 лата. То есть разница оказалась ничтожной! А ведь то было время, когда весь мир стремительно развивался, благосостояние европейцев за четверть века стремительно возросло.

Как видим, хотя Латвийская Республика и входила в тридцатые годы в десятку самых богатых стран Европы, никакого экономического чуда не произошло. Просто отцам-основателям ЛР досталось весьма неплохое наследство. А начало латвийскому богатству, как уже говорилось, положил император Александр I – царь освободитель.

 

Комментарии


Символов осталось: