Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


30.09.2009   Знаменитые и... забытые

Кто ныне помнит имена лифляндских генерал–губернаторов 18 столетия? О них не вспоминали ни в Латвийской ССР, ни в Латвийской Республике. Между тем еще со времен Петра Великого в Российской империи установилась традиция: в остзейскую провинцию из столицы направляли руководить отнюдь не худших. Увы, в 20 веке имена этих людей были напрочь вычеркнуты из учебников истории. А судьба их была столь удивительна, что заслуживает не статьи, целого романа!

 

Знаменитости в провинции

 

Мало кто знает, что гордость Старой Риги — прославленный комплекс «Три брата» на Маза Пилс был знаменит еще около трехсот лет назад. Конечно, тогда никто не называл его памятником архитектуры. Комплекс был известен другим — младший из «Трех братьев» назывался дворцом Меншикова. Дело в том, знаменитый политик («полудержавный властелин» по определению Пушкина) некоторое время был генерал–губернатором в Риге и завел здесь дом.

Еще одна знаменитая фамилия — фон Бисмарк. Уточню, речь идет не о знаменитом объединителе Германии Отто фон Бисмарке, а о другом представителе этого рода — генерале Лудольфе Бисмарке, который в 1740 году был генерал–губернатором Лифляндии. А 15–ю годами ранее на этот пост был назначен бывший президент российской военной коллегии (военный министр) генерал–фельдмаршал Аникита Репнин. В 1726 году старый фельдмаршал умер. В Риге в то время существовала такая традиция: самых знаменитых горожан хоронили прямо в храмах. И Аникита Репнин был похоронен в православной Алексеевской церкви (ныне церковь Марии Магдалины).

Следующим генерал–губернатором стал человек, который в юности был притесняем у себя на родине, а в России стал кавалером орденов многих стран, генерал–фельдмаршалом, графом и имел полное право на прозвище «делатель королей».

Герцог Курляндский и король польский обязаны были ему своими коронами. А немало угнанных в рабство к крымским татарам русских и украинцев благодаря его военному гению обрели свободу.

 

Не может без охранников король

 

Слуга царю, отец солдатам… Эта строчка Михаила Лермонтова словно о нем, о Петре Ласси. Что побудило его, знатного дворянина, покинуть родную Ирландию? Слишком несладко приходилось в то время ирландцам в своей завоеванной британскими колонизаторами стране. И они разъезжались по всему свету: кто во Францию, кто в Америку, кто в Россию. Поручик Ласси прибыл служить в русскую армию в 1700 году и сразу угодил под Нарву. Нарвский разгром не смутил его: молодой офицер продолжал ревностно служить своей новой родине. А та не спрашивала, какой он национальности, религии и знает ли государственный язык на высшую категорию. Оценивались лишь ратные подвиги, и отважный ирландец быстро рос в чине. Под Полтавой он уже полковник. Вскоре участвовал в осаде Риге, после капитуляции шведов стал первым военным комендантом города. Ненадолго — через несколько месяцев Ласси отправился с Петром I в тяжелейший Прутский поход. А в крупнейший город Балтии вернулся через 15 лет — в чине генерал–аншефа, в должности генерал–губернатора.

Должность оказалась, между прочим, весьма хлопотная. Рига в то время была западным форпостом российской сверхдержавы. И случись в Восточной Европе заварушка, расхлебывать кашу приходилось именно рижскому генерал–губернатору. Выяснилось, для Ласси обеспечить суверенному государству монарха, что каши похлебать.

В 1727 году произошла «битва за Курляндию». Красавец Мориц Саксонский, внебрачный сын польского короля Августа Сильного, вскружил голову курляндской герцогине Анне Иоанновне. Курляндский ландтаг (дворянское собрание) согласился: да пусть женится и правит нами. Против оказался могущественный российский вельможа «полудержавный властелин» Александр Меншиков — он сам хотел сесть на герцогский трон. Против, но по совершенно другой причине, было и российское государство — приход саксонца к власти в Курляндии полностью противоречил геополитическим интересам России.

Говорят, что пушки — последний довод королей. Пушки в большом количестве имелись не в Митаве, а в Риге — у губернатора Петра Ласси. Дисциплинированный генерал без всякой политкорректности двинулся в Митаву с немалым войском. Перед этим честно предупредив саксонского принца письмом: тебе пора бежать. Бегал Мориц быстро, поэтому сумел удрать из Курляндии. На чем все и кончилось. У власти остался человек, о котором все в суматохе успели забыть — дядя умершего мужа вдовствующей герцогини Анны Иоанновны герцог Фердинанд. Забыли о нем, кстати, не случайно. Губа у Фердинанда была не дура и жить он предпочитал не в провинциальной Митаве, а в богатом и многолюдном Данциге. Впрочем, что с того?

Через несколько лет в Польше умер король Август Сильный. На сей раз перед Ласси встала задача, противоположная «курляндской». В Митаве он отвадил сына Августа Сильного от трона, в Варшаве должен был возвести на престол другого отпрыска этого любвеобильного монарха — Августа III. Польская шляхта склонялась к тому, чтобы избрать (в Польше королей выбирали) монархом давнего врага России Станислава Лещинского. Главным аргументом в его пользу было то, что дочь Станислава удачно вышла замуж — ее супругом стал французский король Людовик XV. Пришлось Ласси со своими пушками покинуть Ригу и двинуться в Польшу. В результате Август III стал королем, а Ласси получил в России звание генерал–фельдмаршала.

 

Победитель шведов и турок

 

Прошло почти десять лет и Петр Ласси чуть было не одарил королем Финляндию. Произошло это так. Жаждавшие реванша за поражение в Северной войне шведы в начале 40–х годов 18 века дерзко начали войну против России. Они стремились (ни больше ни меньше) отобрать у русских Санкт–Петербург. Командовать русской армией поручили Петру Ласси. Ирландец быстро разъяснил шведам, сколь они неразумны: разбил неприятельскую армию, захватил тысячи пленных, победоносно вступил в шведскую Финляндию и занял ее главный город. Тут и возник «финский вопрос». В Санкт–Петербурге созрел план: если шведы нахально решат продолжить войну, надо наказать их, сделав Финляндию независимой. Финнам был подобран и король — голштинский герцог Петр (будущий российский император Петр III). Внук Петра Великого, а по голштинской линии — близкий родственник шведских королей. И быть Петру Федоровичу Петром I, но Швеция вовремя пошла на уступки и заключила мир. Видимо, в Стокгольме понимали, что бывает с теми, кто выступает наперекор воле Петра Ласси.

Но почему лифляндского генерал–губернатора назначили главнокомандующим? Ведь театр военных действий находился далеко от Риги… К этому времени Ласси уже доказал, что является талантливым полководцем, победоносно вступив в Крым во время войны с Турцией. До той войны русские много раз входили в Крым татарскими рабами, но ни разу победителями. Ласси нашел способ обойти перекопские укрепления. Видя, что в армии считают его наступление авантюрой, фельдмаршал созвал военный совет. Все его генералы высказались за отступление. Тогда Ласси с иронией предложил: «Если вы хотите, то я прикажу снабдить вас видами для отъезда». Русская армия не отступала, а наступала, разбила турок и татар, заняла столицу Крымского ханства. А главное — было освобождено множество рабов.

В 1751 году 73–летний Петр Ласси умер в Риге.

Генерал–фельдмаршал Петр Ласси вошел в историю как полководец, принесший немалую пользу Российской империи. Известен историкам и его земляк и родственник (зять) Юрий Броун, который был лифляндским генерал–губернатором уже во второй половине 18 столетия. Ныне немало уроженцев Риги живут в Ирландии. Интересно, войдет ли хоть один из них в историю этой страны?

Комментарии


Символов осталось: