Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


25.11.2009   Если друг оказался вдруг…

В чем истоки нынешнего кризиса? Как ни странно звучит, одна из причин кроется в отношении к истории. Нынешняя правящая элита в большинстве своем убеждена: Запад основал Ригу, принес в Латвию христианство и цивилизацию, помог ЛР обрести и восстановить независимость, не раз защищал интересы латышей. Существовала уверенность, что надо лишь расчистить площадку от социалистического хлама, а дальше западный капитал сделает все, что нужно. А не сделает частный капитал, так ЕС подсобит.

 

Если нельзя, но очень хочется…

 

Попробуем разобраться. Итак, епископ Альберт основал Ригу. В Латвии появились каменные города, жрецов сменили епископы, образовалось местное дворянство, а потом и интеллигенция. Словом, жить стали почти как в Европе. «Сущая мелочь»: латышский народ на века перестал быть творцом своей истории. Рыцари и бароны, епископы и бургомистры были немцами. Латышей курляндский статут (принятый в эпоху знаменитого герцога Екаба) приравнивал к древнеримским рабам. «Цивилизованные» западные лидеры – магистры Ливонского ордена, польские и шведские короли – не захотели отменить в Латвии крепостное право. Это сделал «варварский» русский царь.

Кстати, уже в 1203 году (через два года после того, как епископ Альберт основал Ригу) двинские ливы обратились за помощью к славянскому полоцкому князю с просьбой спасти их от западной цивилизации. Еще в 19 столетии латышский писатель и священник Янис Лицис задавался вопросом: «Знает ли она (Россия. – С.Р.), что одна надежда на нее?». Кришьянис Валдемарс, лидер первой латышской Атмоды, в России искал убежища от притеснений немецких баронов. Создатель поэмы «Лачплесис» офицер российской армии Андрейс Пумпурс подчеркивал, что свет в Латвию идет с Востока.

В наше время некоторые историки стали утверждать, что россказни о времени господства немецких баронов как о периоде семи темных веков – преувеличение. Герой известной детской сказки говорил, что если нельзя, но очень хочется, то можно. В латвийской исторической науке исповедуется принцип: история будет такой, какой мы хотим ее видеть. Знают, что нельзя, но ведь очень хочется… Между тем, чтобы понять прошлое, достаточно почитать латышские дайны. Например, такую:

Крестами кована русская земля,

Эта – господами угнетается.

Через кресты солнце всходило,

Через угнетение заходило.

Яснее не скажешь.

 

Тревога министра Мейеровица

 

18 ноября 1918 года была провозглашена независимость Латвии. Запад предоставил правительству Улманиса кредит, осенью 1919 года британская эскадра защищала Ригу от войск фон дер Гольца-Бермонта. Британский полковник Талленс, участник событий в Прибалтике в 1919 году имел право написать: «Прежде чем я уехал из Прибалтики, британские военно-морские силы определили там судьбу по крайне меpе трех стран…».

Просто идиллия. Вот только признавать независимость Латвии и присылать в Ригу чрезвычайных и полномочных послов западные страны не спешили. Летом 1919 года судьба Балтии обсуждалась (причем без участия балтийских стран) на Парижской мирной конференции. 20 августа хозяева конференции – французы – выступили с утверждением, что Эстонии и Латвии надо предоставить автономию в рамках России. (Имелась в виду, естественно, не большевистская Россия.) Начались споры, окончательное решение о судьбе Балтии было отложено.

Мало того что Запад не признал официально независимость Латвии. Антанта еще и предъявляла требования к непризнанной Латвийской Республике воевать с большевиками. В феврале 1920 года министр иностранных дел Латвии Мейеровиц с тревогой заявляет: «Латвийское государство погибнет под тяжестью тех условий, к которым его принуждают страны Антанты, требуя вести борьбу с большевизмом». В 1920-м Латвия сумела не идти на поводу у Запада и заключила с Россией мир.

Просто факт. Советская Россия признала де-юре независимую Латвию 11 августа 1920 года, Великобритания и Франция – 26 января 1921 года, США – 28 июля 1922 года. Такая же ситуация повторилась в 1991 году: Россия также признала независимость ЛР раньше большинства западных стран.

 

Рузвельт дает добро

 

Вновь вопрос о судьбе Латвии возник во время Второй мировой войны. В чем же тогда заключалась позиция Запада? 7 марта 1942 года Черчилль написал Рузвельту: «... я прихожу к мысли, что принципы Атлантической хартии не следует трактовать таким образом, чтобы лишить Россию границ, в которых она находилась, когда на нее напала Германия». Сказано витиевато, но понятно: пусть Балтия остается при «дядюшке Джо» (как тогда называли Сталина. – С.Р.)!

Рузвельт подумал и согласился. 12 марта он пригласил к себе посла СССР и сообщил, что у него нет расхождений с советским правительством по вопросу о западных границах СССР. Более того, он добавил (хотя никто за язык не тянул), что всегда считал ошибкой отделение Прибалтийских провинций от России после Первой мировой войны.

В 1943 году Рузвельт в Тегеране встретился со Сталиным и, по сути, подтвердил свою позицию и лишь просил Сталина соблюсти некие приличия: мол, пусть после войны народы этих стран выскажут мнение о своей судьбе. Рузвельт добавил: «У меня лично нет никаких сомнений в том, что народы этих стран будут голосовать за присоединение к Советскому Союзу так же дружно, как они сделали это в 1940 году». Сталин пообещал «дать народам этих республик возможность выразить свою волю». Как это обещание выполнялось? В 1947 году в Балтии прошли выборы в Верховные Советы союзных республик...

...По большому счету Рузвельт приезжал в Тегеран не для того, чтобы просить Сталина восстановить независимость Латвии, а для того, чтобы просить советского лидера вступить в войну с Японией после того как нацистская Германия капитулирует.

 

Момент истины

 

Нынче каждый верит в то, во что хочет верить. Сегодняшний кризис вновь указал момент истины. Запад не стал снимать с себя последнюю рубашку, чтобы организовать для Латвии своего рода новый «план Маршалла». Оказалось, что Евросоюз не похож на тот Союз, в котором Латвия состояла в 70-80-е годы. Времена, когда другие регионы оказывали Прибалтике, по сути, безвозмездную помощь, к примеру, продавая по бросовым ценам и за неконвертируемую валюту нефть, газ и металл, остались в прошлом. Ныне Латвии готовы помогать только советами и критикой местной правящей элиты. Кстати, примечательно поведение самой этой элиты. Дебаты в Европарламенте по вопросу об экономической ситуации в Латвии организовала не эта элита, а оппозиционер Татьяна Жданок. А что же правящие? Неужели ждали, что еврокомиссары подобно политбюро ЦК КПСС, примут меры по оказанию помощи Латвии, не ожидая даже инициативы снизу?

Итак, Запад ограничивается советами. Тезис Остапа Бендера «Запад нам поможет!» не оправдался. Стоило ли полностью отворачиваться от Востока?

Комментарии


Символов осталось: