Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


11.01.2010   Удар в спину

Никогда Вышгород (ныне — российский поселок в Пыталовском районе) не встречал Новый год так страшно, как в 1480–м. Внезапным ударом рыцари Ливонского ордена захватили крепость, имевшую мощные башни и около километра укреплений. Не ждали русские, что ливонцы нарушат перемирие, которое по договору должно было длиться еще 25 лет.

Рыцари ордена не заботились не только о соблюдении договоров, но и о правах человека: сожгли в захваченном городе церковь, как поведала летопись «деток малых мечи иссекли». То была не попытка грабежа приграничной территории, а начало большой войны. Ливонцы и ордынцы нанесли по России двойной удар, на кону оказалось само ее существование. Но получился у хана Ахмата и магистра фон дер Борха, образно говоря, фон дер пшик. Та давняя война сильно повлияла на судьбу многострадальной Латвии…

 

Имя — Россия

 

За несколько лет до войны 1480 года в Европе произошли грандиозные перемены. На развалинах Золотой Орды возникла независимая Россия. Московский великий князь Иван III прекратил платить татарскому хану дань, несколько позже стал писаться государем всея России (не Руси, а именно России — в европейский обиход входило совершенно новое географическое наименование). В Ливонии по–своему ощутили перемены: в приграничном Пскове появился московский наместник, псковскую землю от набегов ордена стала охранять московская рать.

Энергичный и жестокий рыцарь Бернт фон дер Борх был готов к войне с Россией. Сей рыцарь являлся представителем одного из древнейших родов Европы. Его предки были известны в Италии еще в первом тысячелетии нашей эры. Затем переселились в Германию, откуда и направились в Ливонию в крестовый поход. Не удивительно, что со знатным родом фон дер Борхов готов был породниться даже род византийских императоров: племянница последнего базилевса Елена Палеолог в Риге обвенчалась с двоюродным братом Берндта Фридрихом фон дер Борхом. Кстати, желавший покончить с Россией рыцарь оказался родственником ее создателя: младшая сестра Елены Софья Палеолог стала супругой Ивана III, и его имиджмейкеры после заключения этого брака тут же провозгласили Москву наследницей Византии и Третьим Римом.

Хоть и был фон дер Борх знатен, а в историю вошел как персонаж негативный. Он был негуманен не только по отношению к чужестранцам, но и по отношению к самим ливонцам. Магистром ордена он стал в результате переворота, вследствие которого его предшественник оказался в темнице. Где вскоре и помер. Парадокс: сторонники нового магистра фон дер Борха так объяснили для Германии репрессии против его предшественника: мол, бывший магистр фон Герзе хотел войны с Москвой, его легкомыслие могло обречь Ливонию на большие бедствия. Воистину, лицемерие — очень давнее изобретение.

Новый магистр напал на Рижского архиепископа, захватил его в плен и заточил в темницу Кокнесского замка. Потом, правда, выпустил, но пожилой архиепископ Сильвестр был уже слаб здоровьем и вскоре скончался все в том же Кокнесском замке.

Наведя железной рукой порядок в Ливонии, фон дер Борх начал войну с Россией. Как писал ливонский хронист Бальтазар Рюссов, ливонский владыка «собрал такую силу против народа русского, которой никогда не собирал ни один магистр, ни до него ни после… собрал 100 тысяч войска из заграничных и туземных воинов и крестьян…». Насчет 100 тысяч, возможно, преувеличение, но, несомненно, армия фон дер Борха была весьма велика. Обращает на себя внимание информация об использовании магистром крестьян — предки латышей и эстонцев шли на войну, результатом которой могло стать уничтожение самого слова Россия. По новой стране наносился двойной удар. В августе 1480 года фон дер Борх двинулся со своим войском на Псков, а его союзник золотоордынский хан Ахмат готовил наступление на Москву. Иван III вынужден был использовать для защиты Пскова рать, которая, несомненно, могла пригодиться ему для борьбы за окончательное уничтожение монголо–татарского ига.

 

Кругом вода

 

Широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек… Так русские люди вполне могли петь еще 500 лет назад. Рек на Руси, несомненно, хватало. Хан Ахмат «споткнулся» о реку Угру. Татарские стрелы не перелетали через нее, а вот русские пушки стреляли до другого берега. Оказалось, что форсировать водную преграду под артиллерийским огнем — дело необычайно опасное. Татары так и остались на «своем» берегу, с тоской вспоминая времена Чингисхана, когда пушек у славян еще не было…

20 августа 1480 года фон дер Борх подошел со своей армией к Пскову. Штурму псковского Кремля мешала река Великая. Фон дер Борха не смутило ее название. У него имелись десятки речных судов для форсирования водной преграды.

На каждом корабле помещалось почти сто воинов. Тысячи бойцов отправились на штурм псковских стен. Хозяйственные псковитяне не только отразили натиск врага, но и захватили несколько судов, справедливо решив: для торговли пригодятся!

Пять дней магистр фон дер Борх обстреливал Псков из пушек, гнал на штурм свою рать. И — безрезультатно. Приближалась осень, агрессорам пришлось отойти от Пскова, что называется, несолоно хлебавши.

 

11 ноября — русский праздник

 

11 ноября русские латвийцы вполне могут отмечать не только День Лачплесиса, но и праздник русской воинской славы. 11 ноября 1480 года русской армии стало известно, что хан Ахмат признал свое поражение и начал отступать. Его воинство «страхом гонимо» уходило в степь «невозвратным путем». С почти 250–летним ордынским игом было покончено навсегда. Иван III возвратился в Москву, где горожане устроили ему торжественную встречу. Хан Ахмат вернулся в Орду, где через месяц был убит.

Мир изменился. А фон дер Борху вскоре пришлось горько пожалеть о своих агрессивных действиях.

…В феврале 1481 года в Ливонии долго бушевали метели. За снежной пеленой магистр не заметил русскую рать. В мороз 20–тысячная московская армия подошла к Феллину (ныне эстонский город Вильянди). Город был взят, русским досталось много золота, серебра и ценной утвари.

Напуганный магистр даже не пытался защищать Феллин. Впрочем, расплачиваться за западную агрессию против России пришлось не ему, а ни в чем не повинным эстам. В летописи говорится, что русская рать взяла в плен множество чуди и чудок…

Было заключено перемирие на 10 лет, великий князь московский прямо на границе с Ливонией построил мощнейшую крепость Ивангород.

Высокомерие и чрезмерная воинственность фон дер Борха стоило ему должности. В 1483 году Рига восстала против магистра, пылавшие гневом рижане осадили Рижский замок. В ноябре 1483 года орден принудил магистра Бернта фон дер Борха к отречению от своего поста…

Москва ничем не проявляла враждебности к Ливонии. Но, парадокс, ливонцы сами испытывали тревогу. Возможно, от осознания своей вины за удар в спину в 1480 году. Страх порождал агрессивность. Один из преемников фон дер Борха магистр Вальтер фон Плеттенберг буквально умолял германского императора предоставить ему большую помощь… для нового удара по России. Но наткнулся на равнодушие. Тогда орден заключил союз с великим князем литовским и вновь безуспешно попытался победить Россию. После бесплодной войны мир был восстановлен, но орден по–прежнему рассматривал Россию как угрозу. Был установлен своего рода «железный занавес»: через Ливонию не пропускали в Москву столь нужных ей западных специалистов. Наконец, терпение русских исчерпалось, и внук Ивана III Иван Васильевич Грозный начал Ливонскую войну. Для Балтии настало время бедствий.

Комментарии


Символов осталось: