Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


19.01.2010   Геноцид? Тише, тише…

Современная подход к истории порой вызывает ассоциацию с артиллерийским складом. Боец–историк заходит сюда, только чтобы прихватить парочку снарядов для пропагандистской войны. О том, чтобы создать полное представление о тех или иных событиях, он не думает. Не для того ведут пропагандистские войны, чтобы люди узнавали правду.

Есть ли у латвийцев реальное представление о преступлениях времен Второй мировой войны? Думаю, нет, ибо об одних событиях населению постоянно напоминают (ГУЛАГ, Катынь, депортации жителей Латвии в 1941 году), а множество других трагических событий и исторических версий остаются для почтеннейшей публики неизвестными.

 

Сколько было диктаторов?

 

Ныне в Европе популярна версия о двух злодеях–диктаторах — Гитлере и Сталине. Эта версия попросту убирает с исторической сцены целый ряд чудовищ. Среди них, к примеру, — лидер хорватских усташей Павелич, испанский диктатор Франко (напомним, в ходе гражданской войны в этой стране при населении в 25 миллионов человек погибли около 1,5 миллиона людей), Муссолини…

Диктатуру последнего порой объявляют мягкой и гуманной. Между тем Муссолини сделал то, на что не решился даже Гитлер: во время агрессии против Эфиопии итальянцы широко применяли так называемое оружие массового поражения — химическое..

Итальянская армия вторглась в Эфиопию осенью 1935 года. У эфиопов не хватало даже ружей, многие из них шли на войну с копьями и щитами. Тем не менее боевые действия длились более года, порой итальянцы находились на грани поражения. И тогда их спасало химическое оружие. Император эфиопов Хайле Селассие позднее вспоминал: «Мы атаковали пулеметные гнезда противника, его артиллерию, голыми руками захватывали танки, мы переносили воздушные бомбардировки, но против отравляющих газов, которые незаметно опускались на лицо и руки, мы ничего сделать не могли». Широко применяли фашисты и террор: только в течение нескольких дней после покушения на вице–короля итальянской Восточной Африки Грациани было убито 30 тысяч эфиопов, в том числе немало женщин и детей. В исторической литературе есть утверждения, что всего в результате фашистской агрессии против Эфиопии погибло более полумиллиона жителей этой страны.

 

«Кровавое воскресенье» по–польски

 

Что скажет латвийскому читателю в контексте истории слово Быдгощ? Уверен, большинству — абсолютно ничего. Между тем в специализированной научной литературе (которую, естественно, и читают лишь специалисты) идут жаркие споры о том, что произошло здесь 3 сентября 1939 года. Встречаются утверждения, что в годы Второй мировой войны именно в этом городе произошло первое массовое убийство мирных жителей. Поясню: в Польше к началу войны проживало большое немецкое меньшинство — более миллиона человек. В ряде польских городов в начале сентября 1939 года с этими людьми обходились, мягко говоря, негуманно. А в Быгдоще, как утверждается, дело дошло до геноцида. Фигурируют разные цифры насчет того, сколько женщин, детей и стариков были убиты — от нескольких сотен до нескольких тысяч. Так, если Википедия говорит о 300 убитых, то в изданной в прошлом году в Москве Фондом исторической перспективы книге «Партитура Второй мировой» отмечается, что немецкие историки называют цифру в 5 тысяч человек. «О точных данных говорить сложно, так как у немцев и у поляков совершенно различный взгляд на это «кровавое воскресенье», рассказывается в книге.

Российский исследователь трагедии С. Дрожжин отмечает, что ныне польские историки, говоря о событиях в Быгдоще, делают упор не на массовые убийства мирных жителей, а на проявление поляками патриотизма и любви к отечеству при обороне города и на последующие действия в Быгдоще немецких зондеркоманд, опять–таки убивших в сентябре 1939 года в Быгдоще немало людей.

Для чего я вспоминаю сегодня об этом трагическом эпизоде истории? Безусловно, Вторая мировая война стала страшной трагедией для поляков (так же как для русских, или белорусов, или латышей). Безусловно, можно вести исторические споры о том, кто в каком количестве и кого убил в Быгдоще. Но в современной популярной литературе поляки изображаются порой только жертвами или героями. Быгдощ — неожиданный поворот темы.

 

Холокост: только ли немцы?

 

В конце июня 1941 года нацистские войска вступили на территорию Западной Украины. Сразу же начался геноцид в отношении евреев. В нем участвовали отнюдь не только немцы. Известна трагедия евреев в Едбавне — городе с преимущественно польско–еврейским населением. 10 июля 1941 года местные поляки сами расправились здесь с евреями.

Преступления в Едбавне стали лишь малой частью огромной трагедии. Во время войны на территории Украины были убиты полтора миллиона евреев. Далеко не всегда — нацистами. Нередко убийцами становились их местные пособники. Еврейские погромы порой возникали еще до прихода немцев. Необычный факт: венгерская оккупационная армия, геноцид не одобрявшая, предотвратила массовое убийство евреев в городе Станиславе (Ивано–Франковске).

 

Следующая жертва — поляки

 

Покончив с евреями, украинские ультранационалисты принялись за поляков. Летом 1943 года вооруженные отряды украинцев приступили к геноциду поляков на Волыни и в Галиции. По сути дела происходила попытка создать «этнически чистые» территории.

В позапрошлом году в польском Сейме прошла дискуссия по поводу трагических событий 1943 года. Вице–спикер парламента Ярослав Калиновский доказывал: «История — это не поле для компромиссов, история — это факты. А они вполне определенные: 120 тысяч поляков убиты потому, что они были поляками». (Хотя в исторической литературе встречаются разные цифры относительно числа погибших. — С.Р.) Правящее большинство вопреки мнению г–на Калиновского приняло решение не принимать никакой резолюции, а ограничиться минутой молчания. Прошел год — и польский Сейм принял резолюцию. По поводу Катыни, где поляков погибло в несколько раз меньше, чем в Западной Украине. Что же, есть геноцид «актуальный» и «неактуальный»? И о первом надо говорить каждый день, а второй надо пока что замалчивать, вытаскивая из мешка истории нужные факты в нужный момент?

Если в Польше Катыни уделяют во много раз больше внимания, чем Галиции, то на Украине о Голодоморе говорят во много раз больше, чем о геноциде евреев и поляков.

 

Депортации, бомбардировки, ядерное оружие

 

Широко распространено представление: в отличие от тоталитарных государств демократические западные страны действовали во время Второй мировой войны гуманно и заботились о правах человека. Что ж, сопоставим.

За неделю до нападения нацистов Сталин депортировал из Прибалтики и Западной Украины часть коренного населения. После нападения Японии на США президент Рузвельт депортировал граждан США японского происхождения с Восточного и Западного побережья. Почти сто тысяч американских граждан были отправлены в концлагеря на территории индейских резерваций, где проживали в бараках. Если условия жизни и были лучше, чем у депортированных в СССР, то прежде всего благодаря куда более высокому уровню жизни в Северной Америке в целом.

Почти через 50 лет началась реабилитация: депортированные или их потомки получили по 20 тысяч долларов на человека от правительства США за необоснованные репресии.

Думается, преступлением была бомбардировка англо–американской авиацией Дрездена в середине апреля 1945 года. В течение нескольких дней в этом городе–музее взорвались тысячи тонн бомб, была разрушена половина жилого фонда, 39 школ, 19 больниц, зоосад, 11 церквей, 60 часовен. Данные о числе погибших мирных жителей различны: наиболее вероятная цифра — 25–30 тысяч человек. Военная необходимость в бомбардировке Дрездена была крайне сомнительна.

До бомбардировки Дрездена была «генеральная репетиция» — бомбардировка Токио в марте 1945 года. Сотни самолетов сбрасывали зажигательные бомбы на кварталы деревянных домов, которые вспыхивали, как солома. Возник гигантский огненный смерч с температурой в 1500 градусов. Погибло куда больше людей, чем в Дрездене, — более 100 тысяч мирных жителей. Кстати, и значительно больше, чем от ядерной бомбы в Хиросиме. Американский генерал Кертис Лимэй признавался: «Думаю, если бы мы проиграли войну, то меня судили бы как военного преступника».

Кто сегодня помнит об этих словах?

У каждого народа во время той давней войны были свои герои и свои злодеи. Повторю: когда на одни злодеяния настойчиво обращают внимание, а о других — молчат, получается полуправда, которая вреднее откровенной лжи.

Комментарии


Символов осталось: