Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


07.02.2010   Пираты Ливонии

На узких улочках Cтарой Риги легко представить себе средневекового ремесленника, трактирщика или едущего на лошади мимо древних домов ливонского рыцаря, или священника Домского собора. Но вряд ли кто–то, сегодня гуляя по Вецриге, вспоминает о том, что 700–600 лет назад здесь был город моряков. Из рижской гавани корабли уходили в Балтийское море на борьбу с иноверцами и конкурентами, с товарами для Европы, в Риге обосновались даже лихие прибалтийские пираты. Нынче историки почти ничего не пишут об этом даже в книгах и журналах для очень узкого круга читателей.

 

И, думается, мало кто в современной Риге знает об одном из крупнейших морских сражений позднего Средневековья, где в открытом бою сошлись корабли крестоносцев и русский флот…

 

Альберт–путешественник

 

Летом 1200 года от Рождества Христова жители двух маленьких ливских поселков на берегу большой реки могли наблюдать необычную картину: с моря в Даугаву зашли сразу 33 немецких парусных корабля. На следующий год пришельцы основали Ригу, но дорогу в Германию не забывали. Для главы колонистов — епископа Альберта — плавание за море было делом привычным, которым он занимался много раз. Не всегда все проходило гладко: однажды море замерзло, корабль застрял, и почтенному епископу вместе с экипажем судна пришлось долго идти к берегу по льду.

Рисковые рижские купцы первые века после основания Риги были похожи на универсальных солдат. На суше они сопровождали свои грузы на лихих конях, одетые в броню так, что их трудно было отличить от рыцарей. А на море должны были быть подобны военным морякам: пираты не считались на Балтике редкостью. Впрочем, и сами рижане порой не стеснялись заниматься морским разбоем.

 

Разграбленный остров

 

Ныне у немногих рижан есть право носить оружие. В неспокойные Средние века все было наоборот: решением магистрата каждый бюргер просто обязан был иметь дома комплект вооружения. Причем воевать рижанам приходилось нередко: ради имений в Ливонии (город был своего рода коллективным помещиком) горожане помогали крестоносцам покорять Земгале, Курземе, Видземе и Латгале. Не раз Рига воевала против тех же крестоносцев из Ливонского ордена, участвовала и в борьбе Ганзейского союза против его врагов.

Словом, рижане в то время были весьма воинственны. И было бы странно, если бы они воевали только на суше. Информации о рижских пиратах до нас дошло мало. Что неудивительно: захватывая чужой корабль, горожане не оставляли на нем своих визитных карточек. Но кое–какие сведения сохранились.

… В один из летних дней 1309 года от Рождества Христова жители городка Киликунде на острове Эзель (ныне эстонский Сааремаа) увидели на горизонте парус. Это не встревожило, а скорее обрадовало горожан — торговец плывет! Однако пришельцы не стали выгружать товары, а быстро высадились на берег и напали на горожан. Захватив городок, оккупанты проворно стали грузить на корабль ценную утварь. Морские разбойники искали изделия из золота и серебра, деньги и хорошеньких барышень. Пираты на славу угостились местными мясными блюдами и пивом.

Таков был набег рижских пиратов на остров Эзель. Можно предположить, что этот набег был лишь одним из многих деяний морских разбойников. История сохранила сведения именно об этом походе лишь потому, что дело получило широкую огласку, и разбираться в шалостях рижан пришлось самому папе римскому.

 

Бой у устья Наровы

 

Случалось кораблям отправляться из рижской гавани и на масштабные войны. Так было во второй половине XIV столетия, когда Рига направила корабль с воинами для войны с Данией. Крупнейший ливонский город был в то время членом Ганзейского союза. А Ганза решила воевать с Данией. Вклад Риги незначителен — всего один корабль. Но учтем, что в Ганзейском союзе в то время состояло множество городов из разных стран Европы. И многие из них внесли свой вклад в общее дело. Не удивительно, что Ганза быстро показала датчанам, кто в Балтийском море хозяин, и рижане вернулись домой победителями.

А вот новгородцам ливонцы морскую войну в XV веке проиграли. Уточним, поражение потерпели не рижане, а флотилия Ливонского ордена.

Даже российские историки очень редко упоминают сегодня о состоявшемся 15 ноября 1447 года сражении новгородского флота с ливонской эскадрой. А ведь за всю историю допетровской Руси это, пожалуй, крупнейшее морское сражение, выигранное русскими.

Война началась с дискуссии, кому принадлежит река Нарова. Магистр Ливонского ордена доказывал, что вся пограничная река, до последней капли воды, принадлежит Ливонской конфедерации. Новгородцы были убеждены: граница проходит посередине Наровы. А значит, суда, которые плывут по ней на Русь, не должны платить ливонцам никаких пошлин.

Великий магистр решил доказать, кто имеет право плавать по Нарове, силой немецкого флота. Чтобы собрать побольше кораблей, он обратился за помощью в Германию и к Риму. Его святейшество папа милостливо разрешил оставлять в Ливонии две трети денег, получаемых от продажи индульгенций. Из Пруссии прислали несколько боевых шнеков.

Сражение произошло, когда ливонская эскадра вошла в устье Наровы. В обеих армиях в нем принимали участия как сухопутные, так и морские силы. Но решающая роль принадлежала флоту, сухопутная артиллерия лишь вела огонь с двух берегов Наровы (русского и ливонского).

50 новгородских ладей атаковали немецкую эскадру. Не такие большие, как шнеки, но более маневренные, они стремились брать на абордаж немецкие корабли. Ливонцы стали прорываться к Нарве, при этом несколько кораблей сели на мель. Сохранился текст письма очевидца боя в Германию. Он сообщал о поражении так: «Новгородцы имели много кораблей, которые они называют ладьями. А также разные другие виды вооружения. Они подвергли наши корабли серьезной атаке, они били, стреляли и поставили наших в очень тяжелое положение… Наши очень сильно оборонялись, но, в конце концов, русские одолели их, они с боем ворвались на наши корабли, часть людей убили, а часть взяли в плен…».

В плен попали около ста немецких моряков, новгородцами были захвачены три корабля.

В следующем году магистр Ливонского ордена подписал с новгородцами соглашение о перемирии. В нем было четко сказано: граница проходит посередине реки Наровы.

 

Рижский Феникс

 

Но почему так мало упоминаний о рижских моряках, к примеру, в XVII столетии? Может создаться впечатление, что ливонский флот сгинул в XVI веке вместе с Ливонской конфедерацией…

А объяснялось все просто. Рижанам больше не хотелось плавать по морям. Они решили: пусть другие везут к нам продукцию со всего света. А мы будем покупать товары у купцов с Руси и тут же в Риге перепродавать их голландцам, англичанам, торговцам из Германии. И также продавать купцам из Великой и Белой Руси западные товары. Риск мореплавания (корабль мог потонуть или стать жертвой нападения пиратов) большинство членов Большой гильдии Риги предоставили западным торговцам.

Но были энтузиасты, благодаря которым мореплавание в Риге не погибло. В то время моря бороздили большие корабли, грузоподъемностью в сотни тонн, стоили они очень дорого. Тем не менее, во второй половине XVII столетия в Риге насчитывалось более 10 собственных торговых судов. Правда, часть матросов и офицеров на них составляли голландцы — представители знаменитой в то время нации «морских извозчиков».

Известны названия рижских кораблей того времени: «Святой Йорген», «Герб Риги». «Даниил в пещере», «Королева Кристина», «Рижский Феникс»… Последнее название представляется довольно символичным: подобно легендарной птице Феникс, которая умирала и возрождалась, рижский торговый флот то переставал играть значительную роль в экономике города, то возрождался.

Комментарии


Символов осталось: