Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


22.02.2010   Если бы не Фридрих Калниньш...

23 февраля миллионы мужчин в России и на постсоветском пространстве будут принимать поздравления. Многие молодые люди, кто не знает истории, не задумываются, почему этот день стал «мужским» (напоминаю, день рождения Красной армии. — С.Р. ). Но, наверное, даже «продвинутые» не представляют, какую роль сыграли латвийские подданные, чтобы этот праздник появился.

Как известно, провозглашен он был в память о боях под Псковом и Нарвой в феврале 1918 года. В этих боях Латышскому стрелковому корпусу принадлежала важнейшая роль. Вскоре был заключен Брестский мир, а тысячи и тысячи красных латышских стрелков продолжили беззаветно служить советской власти. Впрочем, решающее сражение Гражданской войны в России вполне можно назвать бенефисом всех трех балтийских республик.

 

Под Псковом и Нарвой — латышская речь

 

… Февраль 1918 года. Немецкая армия устремляется в решительное наступление. Кто противостоял ей под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года? Оборону Нарвы возглавлял латышский большевик Ансис Дауманис, член Латышской социал–демократической рабочей партии с 1904 года. Комиссаром при нем (странно, зачем такому идеологически выдержанному командиру понадобился комиссар?) был участник штурма Зимнего Карлис Петерсон. Наиболее боеспособным подразделением из имевшихся в их распоряжении сил был отряд латышских стрелков. Немцы подошли к Нарве в начале марта, 3 марта западнее города весь день шли напряженные бои, лишь вечером 4 марта германцы заняли город.

Псков пал еще раньше. Его оборону организовывал исполком совета латышских стрелков. В боях под городом участвовали 2–й и 7–й полки Латышского стрелкового корпуса.

 

Плюс двадцать самолетов

 

Предвижу вопрос: почему речь идет о корпусе? Еще в те времена, когда в Риге в здании Музея оккупации размещался Музей латышских красных стрелков, экскурсантам долго и подробно рассказывали о дивизии красных латышских стрелков. Тем не менее корпус существовал! Еще 17 декабря 1917 года командующий Н. Крыленко подписал указ о формировании Латышского стрелкового корпуса, состоявшего из двух дивизий. Подразделения корпуса участвовали в разгоне массовой демонстрации в защиту законно избранного Учредительного собрания (российского парламента), в подавлении антисоветских выступлений во многих регионах России. Латышские стрелки охраняли Смольный, участвовали в войне красных и белых в Финляндии (к тому времени уже суверенном государстве, чью независимость признал Ленин).

Но вот весной 1918 года был подписан Брестский мир, по которому Россия признала оккупацию Латвии Германией. А на территории России находился целый латышский корпус — явный раздражитель для немцев. И вот корпус расформировывается, а вместо него вскоре без лишнего шума создается Латышская стрелковая дивизия. И какая! Где вы еще видели дивизию в составе трех бригад, 10 полков, авиагруппы из 20 самолетов… В исторической литературе фигурируют такие цифры: после Брестского мира в России находилась 21 тысяча латышских стрелков (далеко не все из них входили в состав латышского корпуса), а осенью 1919 года в «дивизии» (трудно писать это слово без кавычек) служили более 23 тысяч стрелков. То есть численность дивизии даже превзошла число военнослужащих в Латышском стрелковом корпусе. И по структуре (деление на бригады) и по численности, и по вооружению (80 орудий, 20 самолетов, 400 пулеметов) соединение явно тянуло на корпус.

Латышские стрелки подавили эсеровское восстание в Москве (и немало других восстаний в провинции), успешно воевали на фронте. Британский посол в России Локкарт позднее писал: «… к большевистским вождям, они, латыши, питали необычайное уважение, они являлись в их глазах какими–то сверхлюдьми…»

Опять–таки, предвижу вопрос: а какая разница, дивизия или корпус? Могли ли существенно повлиять на события в огромной России несколько десятков тысяч уроженцев Латвии? Чтобы ответить на этот вопрос, надо ясно представлять ситуацию, сложившуюся в России в 1919 году. Через много лет в СССР будет снято огромное количество художественных фильмов о Гражданской войне. Если подсчитать численность всех героев этих фильмов, не исключено, что она превысит численность красных и белых армий того времени. В результате создалось представление, что народ в то время был разделен на красных и белых и только тем и занимался, что боролся за идею. На самом деле подавляющее большинство россиян попросту пытались выжить в разоренной еще в Первую мировую войну стране. Господствующей идеологией была растерянность, и не случайно целый полк мог в полном составе перейти на другую сторону. Численность воюющих армий была крайне мала. Юденич, имея 17 тысяч штыков и сабель, чуть было не взял Петроград. Пожалуй, самой сильной из белых армий была армия Деникина, имевшая осенью 1919 года 112 тысяч штыков и сабель, не считая других военнослужащих. Осенью 1919 года Деникин вел наступление в общем направлении на Москву. 13 октября 1919 года деникинцы заняли Орел и стали рисовать плакаты с изображением всадника: задние ноги коня находились в Орле, передние в Москве. Это не было голой пропагандой. Большевики осознавали степень угрозы, и Ленин распорядился о подготовке типографий к работе в столице в условиях подполья.

Как же было разгромлено белое движение?

 

Бенефис балтийских республик

 

Для того чтобы остановить Деникина, большевики создали ударную группу из своих лучших соединений. В эту группу вошли Латышская стрелковая дивизия (около 20 тысяч человек, в том числе около 10 тысяч штыков и сабель), Эстонская стрелковая дивизия (была и такая), бригада червонных казаков с Украины и бригада Павлова. Так как наибольшую силу представляла из себя Латышская дивизия, ее командир (уроженец Литвы) Антон Мартусевич и был назначен командующим всей группой.

Мартусевич — фигура весьма любопытная. Генерал–майор царской армии. В 1919–м служил в Латышской дивизии. Внес существенный вклад в разгром белогвардейцев. В 1920 году уволился из Красной Армии по болезни и уехал в Литовскую Республику. Через несколько месяцев болезнь была забыта и Мартусевич вновь на службе, на сей раз в армии Литвы. Повышен в чине, стал генерал–лейтенантом, начальником артиллерии страны. После увольнения по старости получал военную пенсию и работал директором Кредитного банка. Словом, своеобразный борец за дело мирового пролетариата…

20 октября командиром Латышской стрелковой дивизии и всей ударной группы был назначен Фридрих Калниньш. Об этом деятеле мировой истории (именно так!) известно немногое. Кадровый военный, штабс–капитан царской армии. Во время Первой мировой попал в плен к немцам, вернулся в Латвию в начале 19–го года. По сути, мог выбирать: служить в армии Латвийской Республики или же в латышских красных стрелках. Бывший штабс–капитан сделал выбор в пользу латышских большевиков. И именно ударная группа Фридриха Калниньша разгромила лучшие полки Деникина, изменила весь ход борьбы на Южном фронте и по сути, свела к нулю шансы белого движения.

Бои ударной группы с лучшими частями Белой армии были чрезвычайно упорными. Один из стрелков — Н. Истенайс — позднее вспоминал: «Белогвардейцы ходили в штыковую атаку по пять–шесть раз ежедневно… Раскаленные от непрерывной стрельбы, стволы пулеметов начинали плавиться».

К концу октября лучшие силы армии Деникина были разгромлены. Командующий Южным фронтом Александр Егоров позже отмечал: «…в октябре 1919 года, когда самому существованию Советской страны угрожала опасность… латышские стрелки своим героическим натиском и беззаветной преданностью делу пролетарской революции сломили упорство врага…». Более 50 латышских стрелков были награждены за разгром Деникина орденами Красного Знамени. А Фридрих Калниньш получил не только орден, но и золотые часы. После войны победитель Деникина более 15 лет занимал скромную должность преподавателя тактики в советской военной академии. В отличие от первого главкома Красной армии Юкума Вациетиса, лидера латышских большевиков Петра Стучки, командующего советской военной разведкой Яниса Берзиня, видного советского военного деятеля Якова Алксниса, заместителей Дзержинского Екаба Петерса и Мартиньша Лациса, имя Фридриха Калниньша редко упоминалось в книгах и статьях советского времени.

Комментарии


Символов осталось: