Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


28.02.2010   Необычайные приключения Витаутаса Великого

Ныне в соседней Литве князя Витаутаса (Витовта в русских летописях) называют Великим. Он правил державой, простиравшейся от моря до моря, биография его напоминает приключенческий роман, а долголетие вызывает уважение. Ему удавалось многое, но не все. Повествование, как этот великий политик пытался подчинить себе Русь и что из этого вышло, смотрится сегодня весьма поучительно. А результаты его великих дел порой оказывались весьма неожиданными. Еще великий Гете отмечал: свободен первый шаг, но мы – рабы второго. Одно из следствий антирусской политики Витаутаса, возможно, удивило его самого. Цепь политических хитросплетений в борьбе за русские земли привела его… на поле под Грюнвальдом. Хотел подчинить себе Русь, а вместо этого вместе с двоюродным братом в Грюнвальдском сражении наголову разбил Тевтонский орден и тем изменил судьбу всей Восточной Европы. Напомним, в этом году в Литве и Польше станут праздновать 600-летие великой победы при Грюнвальде.

 

Смерть героя

 

Эту историю можно начать со смерти знаменитого литовского князя Альгирдаса (Ольгерда в русских летописях). Альгирдас прожил более 80 лет и сделал Литву воистину великим княжеством. Он присоединил к ней Брянск, Киев, Чернигов, Смоленск, создал великую державу от моря до моря – от Балтийского до Черного. Альгирдас успешно воевал с татарами, с крестоносцами Тевтонского ордена. Случалось ему осаждать и Московский Кремль. Но вовсе не потому, что Альгирдас враждовал с Русью. Князь был женат на тверской княжне Ульяне и считал защиту независимости Твери от Москвы своим семейным делом. Великий человек и отошел в иной мир, как подобает православному христианину. Перед смертью постригся в монахи, переменил имя на Алексей, исповедался, причастился и 12 мая 1377 года спокойно отдал Богу душу.

А вот на душе его младшего брата Кястутиса (Кейстута) было неспокойно. Именно он, полководец Кейстут, более тридцати лет назад штурмом взял Вильнюс, чтобы возвести старшего брата на престол. Кейстут сдерживал на севере атаки крестоносцев, пока старший брат Альгирдас создавал великую державу. В завещании великий князь литовский отдавал трон не старшему сыну Андрею, а любимому – Ягайле (в православном крещении – Якову). Кейстут не стал перечить старшему брату, но в способности племянника Ягайлы продолжить дело Альгирдаса по созданию великой державы сомневался.

Кейстут оказался прав. Ягайла стал проводить совсем иную политику, чем его отец Альгирдас. Не боролся с татарами, а потворствовал им. В 1380 году Ягайла даже поспешил с войском к Куликову полю, чтобы помочь хану Мамаю разбить русских, но опоздал. А когда старший брат Андрей (тот самый, лишенный по воле отца трона), проявил неповиновение, сделал то, на что никогда не пошли бы ни Альгирдас, ни Кейстут – стал искать союза с Тевтонским орденом. Терпение Кейстута лопнуло. Великий дядя отстранил племянника от власти и начал сам управлять Литвой, проводя независимую внешнюю политику.

 

Бегство из Кревского замка

 

Лишенный власти, Ягайло год готовил заговор и, наконец, собрав силы, пригласил дядю на переговоры. Естественно, поклявшись не причинять ему вреда. Рыцарь без страха и упрека, смелый, но наивный Кейстут согласился, прибыл в военный лагерь племянника, вопреки обещанию был немедленно арестован и вместе с сыном Витаутасом брошен в темницу Кревского замка. Через несколько дней дядю Ягайлы без лишнего шума задушили и объявили, что он умер своей смертью. Есть версия, что из-за излишней доверчивости Кейстута погибла и его супруга Бирута. А ведь какая была любовь! Юный богатырь Кейстут увидел красавицу-жрицу в храме, похитил давшую ранее обет безбрачия Бируту, и десятки лет они жили душа в душу. Согласно легенде, Ягайла после убийства Кейстута повелел засунуть Бируту в мешок и утопить в реке…

Сын Кейстута Витаутас в тюрьме захворал. Не исключено, Ягайла понадеялся: может, сам помрет и не надо совершать еще одного злодейства? Как бы там ни было, сообразительный Витаутас (Витовт) решил «болеть» как можно дольше. На что он рассчитывал? Верил ли, что оставшаяся на свободе супруга готова на все, чтобы вызволить его? Кто знает…

Витаутаса Великого спасли от смерти две русские женщины. Супруга, княгиня Анна Смоленская, бросилась к Ягайле в ноги и, унижаясь, выпросила свидание с мужем. А в замок пошла вместе с верной служанкой Еленой. В темнице Витовт (с этого момента автор будет называть литовского князя привычным для русских читателей именем) быстро переоделся в одежду служанки и вместе с Анной спокойно покинул место своего заточения.

Служанка Лена оказалась превосходной актрисой. Несколько дней она изображала князя, а Витовт и Анна тем временем быстро мчались на хороших конях за пределы обширных владений Ягайло. Когда спектакль, наконец, раскрылся, Ягайла в ярости приказал казнить отважную Елену.

Увы, как покажет будущее, Витовт не оценил подвиг этой русской женщины и, заполучив власть, проводил антирусскую политику. Не раз осаждал поднявший восстание против Литвы Смоленск и с третьей попытки захватил город.

 

Друзья и враги

 

Итак, в 1832 году Витовт бежал из Кревского замка. По одной из версий, в Ригу, где связался с руководством Тевтонского ордена и перебрался в Пруссию, к тевтонским рыцарям. Парадокс: Витовт вынужден был делать именно то, против чего выступал его отец Кейстут – беглец обратился за помощью к Ордену. Отныне главный принцип политики Витаутаса Великого заключался в том, что у его политики нет принципов. Впрочем, до идей ли, когда необходимо просто выжить…

Чтобы заручиться поддержкой закованных в броню рыцарей, князь принял католичество. Мало того. Он щедро пообещал крестоносцам Жемайтию – Северную Литву. Ту самую Жемайтию, где десятки лет любили его отца – отважного князя Кейстута… Еще один парадокс, в поход на Вильнюс вместе с крестоносцами пошли верные памяти Кейстута дворяне из той же Жемайтии. Память о выдающемся вожде оказалась для них дороже интересов своей земли.

Напомним, в то время в Великое княжество Литовское входили Белоруссия и значительная часть Украины. Жемайтия была лишь маленьким кусочком огромного княжества, но значительной частью этнической территории литовского народа. Впрочем, двоюродные братья – Ягайло и Витовт – были на многое готовы ради власти!

Чтобы отразить нашествие крестоносцев, Ягайло прибегнул к тактике выжженной земли.

Пока шли военные действия, великий князь литовский начал тайные переговоры с братом. Он пообещал отдать Витовту в управление ту часть территории Северной Литвы, которая не попала под власть крестоносцев. Братья обо всем договорились, и в 1384 году Витовт внезапно напал на ставших ненужными союзников-рыцарей. Те были захвачены врасплох и понесли немалые потери.

 

Да здравствует король!

 

Наступил мир, но князь Ягайло не чувствовал себя в безопасности. Он понял, что вокруг одни враги! Витовт обещал дружбу, но Ягайло не мог доверять человеку, у которого он вероломно убил отца, и всю жизнь ждал от Витовта попыток мести. Тевтонский и Ливонский ордена всегда стремились подчинить себе Литву. Дмитрий Донской, естественно, не забыл, зачем Ягайло спешил к Куликову полю в 1380 году. Татарский хан Тохтамыш хотел вернуть под иго Золотой Орды Киев и Чернигов. Впору было опасаться вражеских нашествий, внезапных набегов и заговоров. Напуганный Ягайло задавался сакраментальным вопросом: что делать? Запутавшийся в хитросплетениях собственной политики, великий князь был очень рад, когда при посредничестве посланца римского папы ему неожиданно предложил и жениться на юной польской королеве Ядвиге, перейти в католичество и переехать жить к жене в польский Краков.

Жених был согласен, не соглашалась 14-летняя невеста! Юная дама без восторга отнеслась к идее лечь в постель с немолодым уже князем. Духовенство долго уговаривало ее пойти на жертву во имя веры. Наконец, Ядвига согласилась, и через много лет была объявлена святой.

В 1386 году свадьба состоялась. Папа римский надеялся с помощью Ягайло окатоличить Литву, Белоруссию и Украину. Ягайло мечтал обрести безопасность и могущество в польском Кракове. Витовт рассчитывал в отсутствие Ягайлы (после крещения – короля Владислава II) стать правителем Великого княжества Литовского. Борьбу за престол он вел более 5 лет, вновь обращался за помощью к Тевтонскому ордену, не раз менял веру, переходя по конъюнктурным соображениям то в католичество, то в православие. Наконец, в 1392 году Витовт получил престол (пусть формально как вассал своего двоюродного брата) и окончательно стал добрым католиком.

 

Ах, Одесса, жемчужина у моря!

 

Казалось бы, Витовт достиг всего, чего хотел. Он стал правителем огромной страны. Все складывалось прекрасно. Что существенно, он, пожалуй, впервые, после смерти отца чувствовал себя в безопасности. Кто мог угрожать ему? У Тевтонского ордена не было оснований нападать на католика. Дмитрий Донской умер, а его сын Василий женился на Софье, дочери Витовта. Ягайла сидел на троне в Кракове, а его младший брат Свидригайло, замышлявший покушение на Витовта, сидел в цепях в темнице в Литве. Никаких проблем! Витовт писал законы, заключал международные договоры, строил крепости и основывал города. Именно он основал Дацев (Очаков) и Хаджибей (Одессу). Держава его простиралась от моря до моря, чего еще желать?!

Оказалось, полного счастья не бывает. Витовту не хватало королевской короны! Чтобы изменить ситуацию в свою пользу, талантливый организатор и хороший полководец решил… подчинить себе Русь. Не сразу, а по кусочкам. Железной рукой привел к повиновению восставший Смоленск, готовился захватить Новгород и Рязань. И постепенно-постепенно завладеть всей Русью. А затем объявить себя полностью независимым от Польши и короноваться

Чтобы легче было подчинить себе Новгород, Витовт договорился о союзе с Ливонским орденом. В 1398 году два союзника решили поделить русские земли: Орден получал себе Псков, а литовский князь – Новгород. Заключая союз, Витовт подтвердил права крестоносцев на Жемайтию. Ради собственной славы и обширных чужих земель он был готов пожертвовать интересами соотечественников-литовцев.

 

Не имей 100 друзей, а воюй, как Едигей

 

Поход на Псков и Новгород не состоялся! Подвернулось еще более заманчивое предприятие. Связано оно было с борьбой за власть в Золотой Орде. Талантливый татарский полководец Едигей, близкий родственник великого Тамерлана, свергнул с золотоордынского престола хана Тохтамыша, неуважительно относившегося к Тамерлану. Увы, он не мог стать ханом сам – золотоордынский престол был предназначен только для потомка обожествлявшегося кочевниками Чингисхана. Число таких потомков, впрочем, исчислялось уже сотнями, и Едигею легко было выбрать среди них послушного ему хана. На трон сел Темир Кутлук. А лишенный власти и богатств Тохтамыш как раз в 1398-м бежал со своими сторонниками в Литву.

Как уже говорилось, Витовт хотел подчинить себе всю Русь. И дерзновенно задумал посадить на престоле Золотой Орды «своего» татарского хана. А Тохтамыш в благодарность должен был уступить своему благодетелю русский улус. Старый, проверенный принцип – ты мне, я тебе... Витовт верно определил, что политическая обстановка в Восточной Европе благоприятствует борьбе с Ордой. В этой войне у него впервые в жизни нашлось множество союзников. Подчиненные Витовту украинские князья охотно пошли с ним в поход, надеясь навсегда избавить себя от татарских набегов. Вместе с ратниками великого князя и сторонниками Тохтамыша свергать с престола Темир Кутлука отправились рыцари Тевтонского ордена. Ведь после того как великий князь литовский стал насаждать католичество в своей стране, поход на иноверцев-татар был единственной возможностью для Ордена показать католикам всей Европы свою полезность. Оказали помощь в таком богоугодном деле, как поход на басурман, и поляки. Словом, собралась огромная армия, в которой одних князей насчитывалось с полсотни…

И чем все кончилось? 12 августа 1399 года в сражении на реке Ворксле талантливый татарский полководец Едигей наголову разгромил войско трех государств – Литвы, Польши и Ордена. Не помогли Витовту ни пушки, ни закованная в броню рыцарская конница. Мощи бронированных ратников и огню артиллерии татары противопоставили прекрасную выучку и мастерство великого полководца. Едигей лично повел свои лучшие силы в обход для внезапного удара с тыла по армии союзников. Разгром был полный. Тохтамыш в страхе бежал в Сибирь, Витовт был ранен, чуть не утонул при бегстве. Остатки литовского войска, преследуемые татарами, в панике отступили на 500 верст, отдавая на разграбление врагу богатые города. О планах похода на Новгород вместе с рыцарями Ливонского ордена Витовту, естественно, пришлось забыть.

Кстати, итог сражения на Ворксле еще яснее показывает, какой ратный подвиг совершили 19-ю годами ранее русские воины на Куликовом поле.

 

Извилистая дорога на Грюнвальд

 

Много лет понадобилось великому князю литовскому, чтобы оправиться от удара. Лишь в 1406 году союзники – литовцы и ливонцы – начали претворять в жизнь свои давние планы. Война была весьма упорной. Русские летописи пишут, что под городом Вороначем вторгшиеся в Псковскую землю литовцы убили столько детей, что заполнили ими две лодки. В ответ псковичи вторглись в пределы Ливонии и захватили богатую добычу. Завоевать Новгород и Псков оказалось сложнее, чем казалось в Вильнюсе и Вендене! А в 1409 году войну вновь пришлось свернуть – против крестоносцев восстала Жемайтия. Восстание было мощным, и великий князь литовский Витовт не мог более пренебрегать национальными интересами. Союз ливонцев и литовцев распался. Более того, из-за помощи Витовта жемайтам отношения Польши и Литвы с Тевтонским орденом резко обострились. В 1410 году Витовт выступил в поход. Но не против Руси, а против Тевтонского ордена. Решающее сражение поляков и литовцев против крестоносцев состоялось при Грюнвальде. Витовту пришлось нелегко – фланг, которым он командовал, бежал под ударами тяжелой конницы противника. И вновь князя спасли смоляне: три смоленских полка встали намертво, но отразили наступление немцев. Поляки и литовцы получили возможность контратаковать, Орден был разгромлен, почти двухсотлетняя борьба Литвы с крестоносцами завершилась…

Шли годы. Долгожитель Витовт пережил всех: Дмитрия Донского, Едигея и даже своего зятя – московского князя Василия. До Витовта доходили известия, как погиб в Сибири хан Тохтамыш, как его сыновья внезапно напали на Едигея и гордый мурза принял смерть, как подобает полководцу: на коне, с саблей в руках… Витовту везло: политическая конъюнктура все улучшалась. В Москве регентшей стала его дочь Софья, Золотая Орда слабела, в Ливонии Орден вступил в конфликт с епископами. Но короны все не было! Впрочем, в конце своего правления Витовт, казалось бы, достиг цели: политический расчет побудил германского императора признать право великого князя Литвы именоваться королем этого государства. Император Сигизмунд даже послал Витовту корону. Самую настоящую. Из чистого золота. Но Витовт, которому уже исполнилось 80 лет, заболел и умер, не дождавшись подарка… После его смерти княжество погрузилось во внутренние распри, ослабло. А позднее выяснилось, что Литва захватила больше земель, чем могла переварить. Произошла утрата независимости, причем весьма оригинальным способом. В XVI столетии власти Великого княжества Литовского решили окончательно присоединиться к Польше. Решение, кстати, принималось не литовцами, так как их влияние на власть в «собственном» княжестве на тот момент было ничтожным и они не могли уже ни на что повлиять. Можно сказать, что литовское государство сгубила гордыня. Впрочем, Витовт все же вошел в историю как человек, причастный к созданию великой державы, существовавшей много веков. Ведь он – отец московской княгини Софьи. И, соответственно, прадед царя Ивана III и один из предков Ивана Грозного.

Комментарии


Символов осталось: